Балашов Григорий Васильевич

В последние годы слово «десантник» ассоциируется с лихими парнями в голубых беретах, которые с размахом отмечают свой профессиональный праздник. А тут дверь открыл пожилой, правда, ещё крепкий мужчина, которому по виду не дашь его 83-х лет.

— Родился я в 1925 году в деревне Ягодно-Лесное, — начинает свой рассказ Григорий Васильевич Балашов. — В армию меня призвали в марте 1943 года, когда мне было всего 17 лет. В Горьком на пересыльном пункте тщательно отобрали 12 парней, крепких здоровьем. В их число попал и я. Отправили нас в Саратовскую область, где стали учить прыгать с парашютом.

Первые прыжки были оригинальные. Начинающий десантник становился на крыло самолёта У-2, лётчик качал крылом, и новобранец летел вниз. Надо было успеть вовремя дёрнуть за кольцо, чтобы парашют раскрылся. После трёх прыжков новобранцев привезли во Внуково под Москвой и начали готовить по-настоящему. Укладывали парашюты, кидали в дерево финские ножи, преодолевали полосу препятствий и прыгали на лес, на воду, ночью. Десантников готовили к заброске в тыл врага. Но в тылу пришлось Балашову побывать один раз.

5-я бригада, в которую он входил, была в резерве Верховного Главнокомандующего. Под Батайском на Украине танковый корпус Рыбалко попал в клещи. На выручку решили послать десантников. Посадили 100 человек в три самолёта и ночью с интервалом в 15 минут отправили за линию фронта. Балашов летел третьим самолётом. К этому времени он был радистом. Задача была поставлена всем трём группам собраться в одном месте. Но когда группа Балашова приземлилась, на связь первые две не вышли. Командир группы связался с командованием и получил приказ обнаружить склады боеприпасов немцев и уничтожить их.

Три дня разведчики искали эти склады. Наконец, нашли дом, обнесённый колючей проволокой. Вокруг ходили двое часовых. Склад боеприпасов размещался под землёй. Командир послал 5 человек — троих сапёров, Балашова и ещё одного десантника «снять» часовых. Подкрались. Сапёры вырезали в колючей проволоке проход. Балашов с товарищем метнули в часовых финские ножи. Те не успели поднять шум. Вскоре сапёры взорвали склад. Рвануло так, что десантники еле успели добежать до леса.

А потом стремительное наступление наших войск требовало подкрепления. Балашов с маршевой ротой отправился на третий Украинский фронт, который находился в это время возле озера Балатон. Григорий служил в батальоне связи. Освобождали Румынию, Австрию, Чехословакию, дважды форсировали реку Дунай. Однажды, когда Григорий пошёл восстанавливать связь, его контузило при разрыве немецкой мины. Но обошлось без госпиталя.

В начале мая был получен приказ направить группу в Прагу. Посадили на танки и «рванули» триста километров. Но в Праге уже немцев не было. Оставалось немного власовцев. С ними расправились быстро. Здесь, в Праге, и встретил Григорий Балашов День Победы. И было ему 19 лет. А служить ещё предстояло 5 лет, пока подрастёт смена. Направили в Тулу, в воздушно-десантную дивизию. На его гимнастёрке светились медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За победу над Германией». И командовал он взводом связистов. Обучал молодых, прыгал сам с парашютом. Довелось Григорию участвовать в параде на Красной площади в 1947 году, прыгать с парашютом в Тушино на авиационном параде.

Только в 1950 году вернулся домой десантник. Строил Горьковскую ГЭС, намывал земснарядом плотины, потом строил Каракумский канал, участвовал в уборке хлопка в Туркмении. Ещё в армии вступил он в ряды КПСС, вот и бросали его на разные трудные дела. А дома ждала жена с двумя детьми. Вернулся в Городец, поработал на моторном заводе, а затем 25 лет проработал в отделе снабжения судоверфи. Объездил весь Советский Союз.

Григорий Васильевич не зря прожил свою жизнь. Воевал, трудился. Вырастили с женой троих детей. У него семь внуков и три правнука. К сожалению, жена умерла 4 года назад. И живёт Григорий Васильевич один в небольшой квартирке на улице Менделеева. Доброго Вам здоровья и долгих лет жизни, десантник великой войны.

«Городецкий вестник», 2008 год