Шипков Семён Евстафьевич

Два года назад участник Великой Отечественной войны Семён Евстафьевич Шипков пошёл в районную больницу. По пути решил заглянуть на мемориал памяти, посмотреть, есть ли на мраморных плитах имя его погибшей в 1942 году сестры Марии. До этого, хоть и живёт Семён Евстафьевич в микрорайоне Северный почти 50 лет, бывать там ему не случалось.

Отыскал ветеран фамилию сестры — Шипкова М.Е. Но каково же было его удивление, когда выше он прочитал: Шипков С.Е. «Неужели это я?», — подумал ветеран. И вспомнил о похоронке, которая пришла в 1943 году его родителям в д. Привалово. Но ведь в том же году он был комиссован после тяжёлого ранения и вернулся домой. И с тех пор, больше 60 лет, проживает в родном районе. А тут знакомый принёс ему Книгу памяти, где чёрным по белому записано: «Шипков Семён Евстафьевич, 1923 г.р. из д. Привалово Городецкого района убит 11 марта 1943 года, похоронен в с. Ясная Поляна Малоархангельского района Курской области».

Об этом случае я узнала в районном совете ветеранов, куда С.Е. Шипков недавно приходил. И решила встретиться с человеком, который 64 года считается погибшим. И вот я в скромной квартире на ул. Коммунальная. Увиденное меня слегка озадачило. Посреди комнаты стоял резной аналой с иконами, а перед ним за резной подставкой читал божественную книгу пожилой человек с длинной чёрной бородой. Я попросила Семёна Евстафьевича оторваться немного от своего занятия и ответить на мои вопросы.

К сожалению, ветеран почти ничего не помнит из своей военной жизни до рокового ранения. Пришлось прибегнуть к документам. В военном билете записано, что Семён Евстафьевич Шипков родился 5 июля 1923 года в деревне Привалово. В сентябре 1941 года был призван в армию, несколько месяцев учился на курсах младших командиров. С января 1942 года по 3 марта 1943 года участвовал в боевых действиях в качестве командира отделения в 10-м стрелковом полку 45-й стрелковой дивизии 222-й армии. Тяжело ранен в грудь, левую ногу и правую руку. Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени.

Где и как воевал, Семён Евстафьевич не помнит, только помнит, что был командиром отделения пулемётчиков. 3 марта 1943 года в бою его прошила в нескольких местах пулемётная очередь фашистов. С поля боя его смогли вытащить только в темноте. Семён был к этому времени без сознания. Очнулся в медсанбате. Красноармейской книжки, что лежала в кармане гимнастёрки, при нём не было. Как возникла похоронка, посланная родным? Семён Евстафьевич предполагает, что от ранения в грудь книжка была залита кровью, санитары, перевязывавшие его, книжку забрали. Наверное, в бою погибло много солдат. И командир посчитал его убитым.

Семён Евстафьевич помнит, что хирург предлагал ему ампутировать правую руку, которая была раздроблена и не действовала, но сержант отказался. Его отправили в госпиталь в Куйбышев. Спустя какое-то время товарищ по палате предложил ему написать письмо домой. Оттуда и сообщили, что на него пришла похоронка. Потом Семён приспособился писать письма левой рукой.

Прошло несколько месяцев. Раны в груди и на ноге заживали. А правая рука оставалась скрюченной, пальцы не действовали. Его комиссовали и отправили домой. Вернулся 20-летний инвалид в родную деревню. Где-то надо было работать. Устроился бухгалтером в колхоз, писал левой рукой. Одновременно пытался вернуть к жизни правую руку, ездил на процедуры в районную больницу, разрабатывал её сам. Постепенно рука стала оживать.

Через несколько лет у Семена Евстафьевича стала часто болеть голова, и он падал в обмороки. Врач посоветовал ему оставить бухгалтерскую работу и заняться посильным физическим трудом. И он записался на курсы трактористов в Бриляковской МТС. Сдал экзамены на пятёрки. Четыре года работал на колёсном тракторе, крутил рулевое колесо, в основном левой рукой. Когда в МТС стали приходить дизельные тракторы (управлялись они рычагами), пришлось уйти из МТС. Немного поработав коневозчиком в сельпо, в 1959 году Семён Евстафьевич перешёл на инвалидность. Переехал жить ко второй жене, Марии Дмитриевне, на четвёртый посёлок. От первой жены у него остались сын и дочь, теперь есть уже внуки и правнуки.

Семён Евстафьевич признался, что с детства был верующим, так его воспитала мать. Увлекался резьбой. И когда начали восстанавливать Спасскую церковь, отец Фёдор пригласил его поработать. Семён Евстафьевич делал там разную резьбу по дереву. Проработал в церкви несколько лет. Несмотря на тяжёлые ранения, выглядит ветеран хорошо. Он не пьёт, не курит. Есть такая примета, если человека по ошибке сочли умершим, живёт он долго.

Но одно для меня остаётся загадкой. В 1963 году С.Е. Шипкову выдан военный билет Городецким военкоматом, а списки для Книги памяти и мемориала погибшим городчанам составляли в 80-е годы. Как живой человек до сих пор числится убитым и похороненным? И не где-то в Курской области, а в родном районе. В результате чьего головотяпства это произошло, теперь уже вряд ли узнаешь. Но, надо признать, случай уникальный. Желаю ветерану войны ещё многих лет жизни.

Городецкий вестник, 2007 год