Балашов Григорий Васильевич

Наступил 1943 год, на разгром немецко-фашистских захватчиков были мобилизованы все имеющиеся людские резервы — на фронт стали забирать семнадцатилетних юношей. В январе Городецкий военкомат призвал в армию Гришу Балашова, из деревни Ягодно-Лесное, которому перед новым годом исполнилось 17 лет.

Так для него началась суровая юность… Ещё несколько дней назад он охотился на зверя в глухих лесах с дедовской берданкой.

А сегодня он и ещё несколько городчан — Василий Овчинников, Анатолий Громов, Алексей Иванов, Михаил Головинский, братья Бердниковы — прибыли на перекладных в город Горький на пересыльный пункт Семашко. Парни были крепкого телосложения, спортивные, и все приглянулись принимавшему их офицеру-десантнику. Так они оказались на учебных сборах, на лётном поле под городом Маркс Саратовской области.

Первая разборка и сборка противотанкового ружья. Вот где Грише пригодилось знание дедовой берданки! Норматив он выполнил правильно и быстрее всех, это и определило его назначение в роту противотанковых ружей. Ружье было габаритным и тяжёлым, обслуживалось первым и вторым номером. Балашова назначили первым номером, а помощником — Ивана Липина из Челябинска.

Запомнились первые прыжки с парашютом. Захватывало дух, было страшно, казалось, что его парящее тело сейчас врежется в землю, но уже третий прыжок Гриша выполнил смело.

В сентябре 1943 года наши войска под Перекопом попали в окружение, и десантную бригаду на самолётах срочно перебросили в город Батайск Ростовской области для обеспечения прорыва. На выполнение задания отобрали только 100 десантников, в том числе и рядового Балашова. На трёх «дугласах» в ночной темноте перелетели линию фронта, в 2 часа десантировались в тылу врага. Григорий и его товарищи приземлились удачно. Немцы их не ожидали. Взорвав склады с боеприпасами, наведя панику среди фашистов, десантники на захваченной у фрицев технике почти в полном составе вернулись в город Батайск. Задание было выполнено.

В декабре 1944 года Внуковскую воздушно-десантную бригаду передислоцировали в Белоруссию, в населённый пункт Старые Дороги. Соединив с остатками 106-й гвардейской десантной бригады генерал-лейтенанта Виндушева, эшелонами отправили в Румынию, в состав 3-го Украинского фронта маршала Толбухина. Вскоре гвардии рядового Балашова перевели в штаб фронта. Изучив радиостанцию Р-5, азбуку Морзе, он стал радистом и до конца войны держал связь со своей 106-й гвардейской бригадой.

Фронтовые дороги Григория Балашова прошли по Румынии, Венгрии, Австрии и Чехословакии. Участвовал в освобождении Бухареста, Будапешта, Вены и Праги. Сказать, что служба радиста в штабе фронта была безопасной и спокойной, нельзя. Фашистские миномётные и артиллерийские батареи постоянно охотились за узлами связи. Под городом Секешфехервар в Венгрии миномётная батарея врага накрыла их передвижную станцию. Григорию Балашову повезло, его лишь контузило — санитары перебинтовали голову, и он вернулся в строй. За бои в Венгрии был награждён медалью «За отвагу».

Запомнился штурм столицы Австрии Вены, в котором гвардии рядовой Балашов принимал непосредственное участие, а после освобождения города был принят в партию и награждён двумя медалями — «За взятие Вены» и «За боевые заслуги». Город брали без артподготовки, да и танки Т-34 стреляли только из пулемётов. Пехота шла тремя эшелонами, было много убитых и раненых. Население освобождённой Вены было благодарно русским солдатам, сохранившим исторические здания и памятники.

И вот части 3-го Украинского фронта вышли на реку Эльба. 12 апреля состоялась встреча с американцами. В штаб фронта прибыло пятеро военных в зелёных шинелях с белым флагом — это были американские парламентёры. После переговоров вдоль реки установили плавучие понтоны с белыми флагами, что стало границей с союзными войсками. Солдаты с двух сторон доплывали до понтонов и обменивались сувенирами. Наши солдаты дарили американцам звёздочки с пилоток. Переплывать за понтоны запрещалось, на берегах стояла боевая техника, которая в любой момент могла открыть пулемётный огонь на поражение.

В начале мая на танках Т-34 совершили марш-бросок из Австрии в Прагу, где Григорий Балашов узнал об окончании войны. Пешком возвратились в Будапешт. В Венгрии у Григория завязалась переписка с будущей женой Антониной Семеновной Беловой, которая после окончания войны заведовала паспортным столом в Городце.

Война окончилась, но служба у Григория Васильевича продолжалась до февраля 1950 года. Была Тульская воздушно-десантная дивизия, в составе которой гвардии сержант Балашов участвовал в параде Победы в 1947 году, а в августе того же года совершил прыжок с парашютом на авиационном празднике в Тушине.

К мирному труду Григорий Васильевич приступил 27 февраля 1950 года на строительстве плотины будущей Горьковской гидроэлектростанции. Был бригадиром трубоукладчиков, багермейстером и старшим багером на земснарядах 303, 304 и 307. На земснаряде он работал вместе с земляком Павлом Кабачевым, тоже старшим багером. Плотины № 7, 8, 9 и т.д. от горы деревни Иваново до здания ГЭС — частица их труда, а работали каждый день по двенадцать часов.

После окончания строительства плотины Григорий Васильевич два года работал на строительстве обводного Кара-Кумского канала в Туркмении, с июля 1960 года по декабрь 1965 был заливщиком металла на Заволжском моторном заводе. С 1966 года до ухода на пенсию работал такелажником на разгрузке лесовозов и загрузке пилорамы на лесозаводе в Городецкой судоверфи.

Ветеран войны Григорий Васильевич Балашов бодр, он постоянный болельщик футбольных матчей на Городецком стадионе «Спартак», всегда покупает и читает газеты, в курсе всех событий, которые происходят в нашей стране.

Жизнь не стоит на месте. Давно трое его детей стали взрослыми. Зоя, Валерий и Владимир создали свои семьи. Сейчас у Григория Васильевича трое внуков и четыре внучки, растёт правнучка.

«Городецкий вестник», 2005 год