Пальцева Антонина Арсентьевна

Городчанка Антонина Арсентьевна Пальцева в прошлом году разменяла девятый десяток лет своей жизни. Родом она из Вологодчины, из той её части, которая давно уже вошла в состав Костромской области. Приехала в наш край из районного села Вохма, где после войны около года поработала инспектором райсобеса. А потом, как выразилась Пальцева, потянуло её в город.

Здесь, в Городце, в то время проживали её родственники. Вот к ним и приехала в 1946 году молодая Антонина Травина. Да так и осела в нашем городе, как говорится, на всю оставшуюся жизнь. Поэтому и городчанкой мною она названа по полному праву.

Антонина с неба звёзд не хватала, высоких должностей не занимала. До войны в своей деревне Козловка сумела она получить семилетнее образование да в Вохме окончила РКШ — районную колхозную школу — за полгода выучилась на счетовода. Вот и все Тонины «университеты».

А в Городце надо было освоиться, найти работу. В то трудное послевоенное время о какой-либо учёбе Травина и не помышляла. Устроилась в столовую, а немного позднее — на предприятие общества слепых. Там, в должности заведующей складом, и проработала Антонина Арсентьевна до самой пенсии. Удостоена медали «Ветеран труда». Не будь той давней страшной войны, может жизнь моей героини сложилась бы и по-иному. Но зачем гадать? Она, наша жизнь, сослагательных наклонений не любит.

…После окончания колхозной школы молодого счетовода пригласили в сельпо. Всего месяц проработала Тоня в должности помощника бухгалтера и тут повестка — явиться в военкомат. Так весной 42-го Антонина Травине стала красноармейкой (во всех документах писали: красноармеец). В Вологде вместе с другими новобранцами прошла разные комиссии. Их, большую группу девушек, распределили по частям — кого куда. Из Вохменского района девчат было призвано в армию всего двое.

Из Вологды вскоре направили на Волховский фронт. Высадили новое пополнение на берегу Ладожского озера, где располагались наши зенитные части. Они охраняли продовольственные склады, из которых через озеро шло снабжение населения осаждённого фашистами Ленинграда. Вражеская авиация всячески стремилась этому помешать, и её налёты на берег совершались почти беспрерывно.

Здесь для Тони Травиной, зачисленной в состав 37-го отдельного артиллерийско-зенитного дивизиона (37 ОАЗД) ПВО, и началась фронтовая военная служба.

— Служила я наводчицей на посту управления зенитного орудия, — вспоминает участница войны. — Вместе со своим напарником — мужчиной с помощью специальных приборов направляли луч на звук немецкого самолёта. Луч улавливал цель, прожектор её освещал, и тогда зенитки открывали огонь.

— Помню, что бои с самолётами противника мы вели только в ночное время. Днём искать их в небе бесполезно. Сигналы воздушной тревоги звучали часто. Интересно бывало смотреть, как падают фашистские самолёты. Радости у нас, зенитчиков, после каждого сбитого фашиста было много. А сколько их сбивали, никто, наверное, не считал.

— При мне зенитчики и погибали, и получали ранения от осколков. Стоишь, бывало, на посту, и вдруг рядом бомба засвистела, если взорвётся, то и нас может накрыть. А пост ведь не покинешь, не спрячешься. Но Бог миловал, меня ни разу не зацепило.

Сегодня, спустя десятилетия, в памяти Антонины Арсентьевны многие события фронтовой жизни не сохранились. И всё же помнит она, что в дальнейшем их дивизиону была поставлена задача охранять от вражеской авиации Волховский мост. Фашисты хотели его уничтожить, но наши зенитчики эти намерения сорвали.

Во второй декаде января 1943 года наши войска в результате наступательной операции прорвали вражеское кольцо вокруг Ленинграда. Это событие стало переломным моментом в исторической битве за город-герой.

А 37-й артиллерийско-зенитный дивизион продолжал жить своими фронтовыми буднями. Зенитчики стойко отражали налёты авиации противника на военные объекты. В августе 43-го личный состав дивизиона, в том числе и наводчица зенитного орудия Травина, был награждён медалями «За оборону Ленинграда».

Пройдёт совсем немного времени, и свершится ещё одно событие первостепенной важности: войсками Ленинградского и Волховского фронтов будет полностью ликвидирована вражеская блокада Ленинграда.

На завершающем этапе войны 37-й ОАЗД в неполном составе был направлен в освобождённую от фашистов Польшу. Зенитчики охраняли г. Грежино от возможных налётов немецкой авиации. Там ефрейтор Травина и встретила долгожданный День Победы, а в июне 45-го её демобилизовали.

…Без малого шестьдесят лет живёт в нашем городе старая фронтовичка.

Муж её Николай Александрович Пальцев тоже воевал на фронте, вернулся инвалидом. Работал на предприятии общества слепых, где и познакомился со своей будущей женой. Антонина Травина стала Пальцевой. УПП ВОС со временем выделило им двухкомнатную квартиру. Десять лет назад Николай Александрович ушёл из жизни. Но давно вырос и уже успел сам стать дедушкой сын фронтовиков Леонид, а правнук Вадик уже пятиклассник.

В эти дни, дни 60-летия снятия блокады Ленинграда, вместе с другими ветеранами городчане чествуют и Антонину Арсентьевну Пальцеву, рядовую участницу героической обороны великого города на Неве, женщину-мать, женщину-труженицу. Долгих лет ей жизни, благополучия и здоровья!

Городецкий вестник, 2004 год