Цветков Александр Григорьевич

2 сентября в нашей стране отмечалась скорбная дата — 65 лет с начала блокады Ленинграда. 900 дней и ночей длилась беспримерная оборона города на Неве, колыбели революции. Горечь и боль утрат, гордость за стойкость духа ленинградцев и воинов Ленинградского фронта — все эти воспоминания живут в душе немногих оставшихся в живых защитников осаждённого города и жителей блокадного Ленинграда.

В небольшом уютном домике с резными наличниками, что стоит в Четвёртом Заводском переулке, живёт старый солдат Александр Григорьевич Цветков. Живёт один. Любимая супруга Полина умерла 12 лет назад. Два сына, семеро внуков, четверо правнуков от него далеко, одни в Казахстане, другие — в Ульяновске. А один внук живёт даже в Германии, которую в 1945 году Александр Григорьевич освобождал от фашистов.

В домике чисто, не похоже, что здесь живёт одинокий пожилой человек. Александр Григорьевич ещё бодр, трудолюбив. По дому и огороду всё делает сам. И память у него хорошая. Реликвии своей военной и трудовой жизни — документы, фотографии, награды — хранит бережно.

Родился он в Городце, мать рано умерла, оставив четырех малолетних детей. Отец женился второй раз на сироте, которая и стала детям второй матерью. Переехали в Линду. Отсюда в августе 1942 года 18-летнего Александра призвали в армию. Сначала учили его на радиотелеграфиста, а в апреле 1943 года через Ладожское озеро отправили в осаждённый Ленинград. Здесь молодой боец попал во вторую гвардейскую миномётную бригаду. А миномётами были знаменитые «катюши».

— Назначили меня помощником шофёра, возили снаряды для «катюш», — рассказывает Александр Григорьевич. — Ездить было опасно, поэтому всегда шофёр ездил с помощником. Если одного убьют или ранят, второй повезёт снаряды. Базировались мы в Ленинграде, в здании политехнического института, а снаряды возили на Пулковское направление, где держали оборону наши дивизионы. Было ли страшно? Конечно. Хоть и действовала «дорога жизни», в городе продолжали умирать люди. Солдат кормили получше, но все равно нередко приходилось голодать. А уж артобстрелы, бомбёжки были без конца.

Со своей гвардейской миномётной бригадой, которая к концу войны называлась Ленинградской, Берлинской, орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого, Александр Григорьевич прошёл длинной дорогой побед. Освобождали Гатчину, Псков, Прибалтику, Белоруссию, Польшу и дошли до Берлина. Во время штурма рейхстага на снарядах «катюш» писали: «По рейхстагу». 5 мая отпраздновали Победу в Трептов-парке, где стояли «катюши».

Во время войны Александр Григорьевич дважды был ранен осколками, в шею и в голову. Но осколки прошли по касательной, не задев жизненно важных центров. «В рубашке ты, солдат, родился», — сказал после первого ранения хирург. Среди многочисленных юбилейных наград на парадном пиджаке Александра Григорьевича светятся медали: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». А вот эта медаль совсем новенькая. Она прислана из Минска в честь 60-летия освобождения Белоруссии вместе с теплым письмом президента Лукашенко.

После победы Александр Григорьевич ещё два года служил в Германии, под Берлином, в своей прославленной бригаде.

Вернулся домой в 1947 году. Семья в это время жила на Бору. Александр решил вернуться в родной Городец. Женился, работал мотористом на пожарном катере. А в 1955 году вместе с женой и двумя маленькими сыновьями по комсомольской путёвке отправился осваивать целину. Эту путёвку в твёрдых красных корочках Александр Григорьевич бережно хранит. О целине можно писать много и долго. Как два года жили в землянке, как из плугаря вырос до бригадира тракторной бригады, как получил медаль «За освоение целинных земель». В Кустанайской степи семья Цветковых прожила почти 30 лет. Выйдя на пенсию, Александр Григорьевич с женой решили вернуться в Городец. Заработанных денег хватило и на дом, и на машину. И вот уже свыше 20 лет живёт он на своей родине.

…Когда я пишу сейчас о постаревших солдатах, гляжу на их фронтовые фотографии, порой не верится, что это одни и те же люди. Какая прожита жизнь! Как много сделано и выстрадано! И как жаль, что этих стариков становится всё меньше и меньше. Долгих лет Вам и доброго здоровья, Александр Григорьевич!

Городецкий вестник, 2006 год