Маленький зеленый попугайчик, резко чирикая, прыгал по полу. «Ах, озорник, выскочил-таки из клетки, — сказала Татьяна Петровна, — сейчас я его поймаю. Внуки это его разбаловали, по всему дому прыгает».

Я смотрела на маленькую старушку и пыталась представить её молодой в солдатской шинели. Честно говоря, получалось плохо. Виделись «киношные» девчонки из времён Великой Отечественной войны. Да и то сказать, 60 лет, целая человеческая жизнь прошла с тех пор.

Жила-была девушка Таня Обрядина в деревне Абросихе. В 1941 году, как раз накануне войны, закончила она среднюю школу № 1. Это был знаменитый для Городца выпуск: все мальчишки сразу же ушли на фронт, вернулись единицы. Таня пошла учиться на счетовода и даже поработала несколько месяцев в этой должности в колхозе «Красный маяк». Но военная судьба не обошла и её. В сентябре 1942 года её вместе с Аней Субботиной из Городца призвали в армию.

Команду горьковчан повезли в блокадный Ленинград. Поселили сначала на канале Грибоедова. Каждый день посылали почти к самой передовой убирать оставшуюся на полях капусту и брюкву, в городе уже начинался голод. Ломали деревянные бараки на окраине города, чтобы меньше было пожаров в прифронтовой полосе. В один из походов на поле разрывом снаряда оторвало ногу Ане Субботиной. Больше её Таня не видела.

В начале ноября команду горьковчан отвезли в Кронштадт. Сформировали железнодорожный взвод. Было в нём 30 человек, из них 10 девчонок. В крепости была проложена узкоколейка, по которой в форты доставляли снаряды, топливо, пресную воду. Взвод обслуживал эту узкоколейку: меняли шпалы, чистили снег.

Кронштадт немцы часто бомбили, обстреливали из орудий. Форты отстреливались. Однажды Татьяна была в офицерском собрании на совещании (она была комсоргом части). В это время немцы разбомбили казарму, в которой жил взвод. К счастью, никого не убило, все были на железной дороге. Впоследствии жили в бомбоубежище, которое было сделано внутри вала, которым была обнесена крепость.

— Немцы каким-то образом ухитрялись засылать диверсантов в крепость, — рассказывает Татьяна Петровна, — часто разливали горючее из цистерн. А то был такой случай. Наше бомбоубежище было изнутри обшито фанерой. Когда прорвали блокаду, нас стали отпускать в увольнение в Ленинград. И вот солдатик Ванюша Творогов приладился делать нам из этой фанеры чемоданчики. В очередной раз, когда он отрывал лист фанеры, грохнул взрыв. Оказывается под фанерой была заложена мина. Ванюшка остался жив, но его сильно искалечило.

После окончания войны Татьяна служила в Кронштадте ещё год. Здесь она вышла замуж за моряка Андрея Воронцова. Получили квартиру в Кронштадте, родилась дочь. Муж закончил офицерские курсы и вскоре его направили служить на Дальний Восток. Дочери Наташе было всего 10 месяцев, когда супруги Воронцовы двинулись в дальнюю дорогу. В 1956 году мужа демобилизовали, был он старше Татьяны на 9 лет. Она сманила его в Городец. Хоть и был Андрей Михайлович ленинградцем, но у него там уже никого не осталось.

В Городце капитан III ранга устроился на судоремонтно-механический завод, был парторгом, начальником отдела кадров. В Первом Заводском переулке Воронцовы построили просторный дом. Родилась ещё дочь, Елена. Муж не хотел, чтобы Татьяна работала, «занимайся дочерью, домом, огородом», — сказал он. Всё шло хорошо. Потом Андрей Михайлович перенес инфаркт, но поправился, продолжал работать.

Беда грянула под 1 мая 1972 года. Андрей Михайлович ушёл вечером на праздничное дежурство на завод. Вернулся домой в полночь, стал раздеваться и упал мёртвым. Война догнала моряка в 55 лет. Смерть мужа так потрясла Татьяну Петровну, что она стала инвалидом. Дочь Елена училась ещё только в девятом классе. Но многочисленные родственники не бросили осиротевшую семью, помогли Елене закончить школу и университет. Сейчас Елена Андреевна преподает в педколледже, живёт с матерью, растит сына и дочь.

Я думаю, как сложилась бы судьба Татьяны Петровны, если б не было войны. Работала бы в колхозе, вышла замуж за местного парня, спокойно прожила жизнь. Но история не знает сослагательного наклонения. Молодость городецкой девчонки была суровой, но светлой. Ведь она, как могла, защищала свою Родину и за это ей низкий поклон и пожелание долгой жизни.

Городецкий вестник, 2004 год