Совсем недавно писала я о бывшем моряке Балтийского флота П.А. Меркурьеве. Оказалось, что в Городце живёт его младший брат Иван Агапович. Когда началась война, Ивану было 16 лет, работал в колхозе. Но не обошла его стороной фронтовая судьба.

Шёл суровый 1942-й год. Фронту требовалось пополнение. Ивану не было ещё и 18 лет, когда призвали его в армию. После Гороховецких лагерей попал молодой городчанин в Загорск, где формировалась 33-я отдельная стрелковая бригада. Боевое крещение Иван принял 10 декабря под г. Великие Луки

— Был я совсем молодой, — вспоминает Иван Агапович, — бои шли тяжёлые. Конечно, страшно было, особенно вначале. Казалось, что каждая пуля, каждый снаряд в тебя летит.

Иван Агапович принадлежит к «выбитому» поколению. Юношей 1923–1924 годов рождения вернулось домой единицы. Потому что суровая необходимость заставляла бросать в бой в общем-то зелёных пацанов. Но речь шла о том, жить или не жить стране. И моральный дух предвоенных мальчишек был необыкновенно высок. Иван Агапович вспоминает, как они пели: «Твёрже ногу, грудь вперёд, красная армия вперёд идёт».

Несколько месяцев продержался в пехоте Иван. В ночь с 7 на 8 марта 1943 года рядом с ним взорвался снаряд. Его контузило, сильно обожгло лицо и руки. Два месяца лечили ожоги в госпитале. А потом Меркурьев попал в 545-й отдельный артиллерийский полк тяжёлой артиллерии, который находился в резерве главного командования. А это значит, что его бросали на самые трудные участки фронта.

Запомнились Ивану Агаповичу бои под Смоленском, под Витебском, где у немцев была сильная оборона. Служил Меркурьев связистом: телефонистом, радиотелеграфистом. Вместе с офицером вели корректировку огня наших пушек. Часто приходилось бывать на передовой, а то и в тыл врага заходить.

Недавно у нас отметили 60-летие снятия блокады Ленинграда. Но в этом году предстоит ещё один юбилей — 60-летие освобождения Белоруссии. Не знаю, правда, будут ли его отмечать в России. Так вот, Иван Агапович принимал самое активное участие в операции «Багратион». С боями освобождали белорусское Полесье. Через болото мостили настилы и гати, чтобы прошли танки и тяжёлые пушки. Сами по уши в воде лазили. Много гибло наших солдат. Вот говорим мы с Иваном Агаповичем о том, сколько солдат Великой Отечественной войны числится пропавшими без вести.

— Ничего удивительного, — говорит ветеран, — когда шли в наступление, хоронить погибших было некогда. В лучшем случае стаскивали в ближайшую воронку, которая и становилась братской могилой для наших солдат. Жестоко? Может быть, но мы и сами не очень-то надеялись выжить.

И всё же Иван Агапович выжил, пройдя до конца войны. После Белоруссии была Прибалтика, потом штурм почти неприступной крепости — Кенигсберга. Под этим городом в лесу и встретил он долгожданный день Победы. Вместе со всеми кричал, радовался, выпустил в воздух целую обойму из автомата. А впереди была ещё одна война. С Японией. Летом их артиллерийскую бригаду погрузили в эшелон и повезли через всю страну на границу с Монголией. А дальше пешим маршем через безводные монгольские степи, через перевалы Большого Хингана. Преодолев сопротивление японцев, советские войска вошли в Корею.

Порт-Артур. Город позора и русской славы. Как раз в эти дни отмечается 100-летие гибели легендарного «Варяга». В Порт-Артуре Иван Меркурьев служил после войны три года. За две войны Иван Агапович имеет несколько наград: медаль «За отвагу», орден Славы третьей степени (самые солдатские награды), медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией».

В 1948 году кружным путем: морем до Владивостока, поездом до Горького возвратился в родную деревню солдат с самым русским именем Иван. И столько ему пришлось повидать и испытать за свои 24 года. Поработав немного в колхозе, решил приобрести специальность. Поехал в Урень учиться на тракториста. И практически всю жизнь, с небольшими перерывами, проработал на «железных конях». Вытаскивал из реки мокрые бревна на Балахнинском бумкомбинате, работал на строительстве Горьковской ГЭС, на автобазе № 3, на моторном заводе. С 1970 по 1992 год работал Иван Агапович в Городецкой судоверфи. Здесь и квартиру получил в Первом Пожарном переулке.

Осенью Ивану Агаповичу исполнится 80 лет, конечно, сказываются годы и военное лихолетье, но ветеран не любит жаловаться, ходить по больницам. Не просит путёвок в санаторий или госпиталь. «Наездился за свою жизнь», — говорит он.

Конечно, как про всякого человека этого легендарного поколения, можно написать про Ивана Агаповича Меркурьева ещё очень много. Но рамки газетной зарисовки стесняют. Хочется пожелать ветерану долгих лет жизни и обязательно встретить 60-летие Победы.

Городецкий вестник, 2004 год