Морозный день клонился к вечеру. И тут снова оборвалась связь. Командир взвода Нина Иевлева сказала: «Девочки, надо идти». Взвалили на плечи катушки с проводом, когти, пошли, утопая в снегу. От столба до столба. Вот он, оборванный провод. «Я залезу на этот столб, а вы идите дальше, проверяйте», — сказала Катя. Девушки ушли. А Катя, нацепив когти, полезла на столб. Была она не новичком на войне, и столб был не первый в её жизни. Но вот ведь надо же этому случиться. Обледенел столб, когти сорвались, и Катя полетела в глубокую яму, засыпанную снегом. Должно быть воронка от взрыва была. И настолько глубока была эта яма, что Катя никак не могла выбраться. Кричала, кричала… Но то ли девочки ушли далеко, то ли яма глушила крики, никто её не услышал. Мороз трещал. На Катю начала наваливаться сонная дрёма. Катя понимала, что она замерзает. Но кричать больше не было сил. В голове проносились обрывки её недолгой жизни.

Вот Кате 6 лет. Семья только что переехала в Городец из Пучежского района. Родители устроились работать в артель «Красный швейник». Семья росла. У Кати появились два брата и сестра. В 12 лет ей уже пришлось, как самой старшей, помогать родителям содержать семью. Была прислугой, нянчила чужих детей. В 16 лет устроилась на работу в типографию. Когда началась война, она работала секретарём-машинисткой в ОРСе. На второй день войны её с девчатами забрали на рытьё окопов. Катя возглавила женскую бригаду из 20 человек.

…Как холодно в этой снежной яме! Когда-то ей было тоже очень холодно. Аа-а… первой военной зимой трещали лютые морозы. Девушки, женщины рыли окопы, жгли костры, долбили мёрзлую землю. Пока работаешь, тепло. Чуть остановился, мороз забирается под одежонку. Окопы закончили рыть только весной 1942 года, когда немцев отогнали от Москвы. Потом расчищали дороги от снега. Домой Катя вернулась 9 апреля, надеясь хоть немного отдохнуть. А дома её встретили слезами: «Катя, тебе повестка в армию. Завтра отправляться!»

Сходили девочки вечером на танцы, а утром отправились. И стала Катя связисткой. Ещё когда училась в Горьком, город сильно бомбили. Днём девчата учились, а ночами грузили снаряды. Однажды Катя стояла на посту, бомба разорвалась где-то неподалёку. Катю сильно контузило, она потеряла сознание. Но ничего, поправилась. И вот летом 1942 года она оказалась на Первом Украинском фронте, в 82-м полку связи. Линейный связист. Те, кто воевал, знают, что это такое. В дождь, в снег, в мороз, в жару, под обстрелами и бомбёжками идти, ползти, умереть, но найти повреждение и соединить оборванную связь.

…И вот уже не холодно совсем. Как хорошо заснуть! Очнулась Катя уже в санчасти с обмороженными руками. Узнала, что по приказу командира взвода её искали всю ночь и нашли только утром. Но не судьба была ей погибнуть. Не замёрзла. Отлежалась в санчасти и снова воевать.

Было на войне всякое. И страшное и забавное. Екатерина Васильевна Малинина вспоминает два случая. Оба были в Харькове.

— Вошли мы в Харьков. Под штаб отвели нам бывший детский сад. Во дворе были нарыты рвы. А из них запах идёт такой тяжёлый. Отрыли, а там убитых полно. А в садике в ванных комнатах, подвалах всё кровью залито. Там людей пытали и убивали фашисты.

— И вот стою я на посту. Охраняю склад боеприпасов. Скоро полночь, сменить меня должны. Вдруг слышу, кто-то в гору поднимается и кричит. М-м-м! Я кричу: «Стой, стрелять буду!» А он идёт и внимания не обращает на мои крики. Я тут думаю: «Убьют меня, а склад взорвут». Большой склад был. Ну я и выстрелила. Прибежал начальник караула со сменой. Стали кругом всё обследовать. И нашли… корову. Смеялись до упаду, а мне не до смеха. О коровах-то я на войне и забыла, одни немцы на уме.

И снова шли связисты вперёд. Последний бой приняла Катя на подступах к Варшаве. Перебило провод, и она поползла его соединять. Соединила, а дальше чернота… Очнулась в госпитале. Узнала, что ранена в висок и в ногу, что её вытащили без сознания с поля боя. Победу она встретила в прифронтовом госпитале. Демобилизовалась в августе 1945 года.

В этом же году Катя вышла замуж. Муж её, Александр Петрович, тоже был фронтовик. Вместе вырастили дочь и сына. Только вот давно уже нет в живых мужа Екатерины Васильевны, умер в 1971 году. А она после войны работала секретарём-машинисткой в ОРСе, в райпо, в горкоме партии. Вырастила внука (сейчас он в армии), работала до 73 лет уборщицей. И сейчас не сидится без дела фронтовичке. Помогает растить ребёнка племяннице.

Такие уж они неугомонные, наши ветераны, пережившие тяготы и ужасы военного лихолетья. Пока ходят ноги, делают руки, всё норовят сделать для кого-то что-либо полезное. Преклоняюсь перед их мужеством и жизненной силой.

Городецкий вестник, 1995 год