В этот день 31 августа 1943 года Александра Васильевна Дорофеева запомнила на всю жизнь. Санчасть полка стояла в фруктовом саду под Полтавой. Перевязав всех раненых, три девушки вместе с начальником санчасти Александрой Дорофеевой решили немного передохнуть. Сидели под яблонями, увешанными зреющими яблоками, разговаривали Этот уголок земли, ещё не тронутый войной, казался таким мирным, уютным. Стояла редкая на фронте тишина. Но разговор всё равно вертелся вокруг войны. Вспоминали погибшую недавно Марину Краснокутскую и других погибших на длинных дорогах войны.

Их санчасть всегда находилась недалеко от передовой. Они первыми принимали поток раненых, идущий из боя. Проводили первичную обработку, делали несложные операции и отправляли раненых в полевые и тыловые госпитали. Санчасть попадала под обстрелы и бомбёжки, медики гибли вместе с ранеными. Фашисты не щадили палатки с красными крестами.

Благословенная тишина, царившая в августовском саду, щедрая украинская природа располагали к мечтательности. Девушки говорили о доме, о родных о том, как будут жить после войны. Александра вспомнила тихий городок на Волге, дом на Профсоюзной улице, где ждали её родители и многочисленные сёстры (в семье было девять детей), вспомнила студенческие годы в Горьковском медицинском институте, мужа Александра, капитана-артиллериста. Они поженились перед войной, она — выпускница мединститута и он — курсант артиллерийского училища.

…Грохот вражеских миномётов взорвал тишину. С яблонь посыпались яблоки. Александра почувствовала резкий толчок в левую руку. «Ранена», — подумала она. Сквозь туман, застилавший глаза, увидела, что одна из девушек убита, а у другой оторвана нога.

И вот она в госпитале. И уже не она хлопочет над ранеными, а ей делают перевязки фронтовые сестрички. Ранение оказалось серьёзным, был задет нерв. Левая рука повисла, как плеть. Капитана медицинской службы, Александру Дорофееву признали ограниченно годной, но домой не отпустили, а направили в запасной полк, где назначили начальником санитарной службы полка. Работы было много. В запасной полк поступало много белорусских партизан. Были они оборванные, завшивевшие. Надо было проводить санитарную обработку, следить, чтобы не вспыхнули эпидемии. Молодая женщина не хотела оставаться инвалидом, до слёз разрабатывала раненую руку в свободное время. Но последствия остались на всю жизнь.

В запасном полку судьба наградила её коротким счастьем. Случайно встретила своего мужа. Около года они воевали вместе на Первом Белорусском фронте. Хоть изредка, но виделись В январе 1945 года .Александра была демобилизована по беременности, а муж пошёл дальше на Запад. Больше им было не суждено увидеться. 5 мая Александр был тяжело ранен в живот в Берлине. Умер 15 августа. После войны, когда Александра Васильевна работала врачом-рентгенологом в районной больнице, на рентген пришла молодая супружеская пара, собиравшаяся в турпоездку в Берлин. Врач обратилась к ним с необычной просьбой.

— Если вам это будет нетрудно, узнайте, пожалуйста, где похоронен мой муж, он погиб в Берлине.

Супруги записали данные. Вернувшись домой, они сообщили Александре Васильевне, что её муж похоронен в Трептов-парке, подарили ей проспект об этом уникальном памятнике советским воинам-освободителям. К сожалению, ни сама Александра Васильевна, ни её сын Владимир, никогда не видавший отца, не смогли побывать в Берлине.

…Мы сидим с Александрой Васильевной в её уютной однокомнатной квартире на улице Мелиораторов, говорим о войне, о послевоенной жизни. Ей тяжело вспоминать обо всём этом, о боях на Курской дуге, под Сумами и Полтавой, о бесконечном потоке раненых, о крови, страданиях, смертях, о разрушенных городах и сёлах, о концлагере смерти Майданеке, где ей довелось побывать сразу после его освобождения. О том, что из их выпуска 1941 года половина врачей не вернулась с войны. Александра Васильевна убрала подальше фронтовые фотографии, свои и мужа. Тяжелы воспоминания в немолодом возрасте.

— Я не могу без слёз смотреть фильмы про войну — говорит Александра Васильевна, — но тогда мы хоть знали, за что воюем, за что гибнут наши солдаты. А за что они гибнут сейчас в Чечне?

Александра Васильевна просила не писать о ней или написать несколько строк. Дорогая моя Александра Васильевна, капитан медицинской службы, русская самоотверженная женщина, да Вы и женщины вашего поколения заслуживаете не только коротких статей в газете, но поэм, романов, песен. Ибо на фронте и в тылу вы защищали будущее своих детей, будущее Отчизны. И не ваша вина, а наша, что это будущее оказалось не таким, каким вы его представляли. Это наша вина, ваших детей, что мы допустили тот беспредел, что творится сейчас в нашей Отчизне, которую вы отстояли в жестоких сражениях ценой нечеловеческого напряжения всех сил. Простите нас за это!

Городецкий вестник, 1995 год