Нет, это горят не хаты —
То юность моя в огне.
Идут по войне девчата,
Похожие на парней.

Юлия ДРУНИНА

Война. Противоестественное занятие для человека. Но девушка на войне — явление вдвойне противоестественное.

Росла в старинном городке на Волге девчонка. В обычной скромной семье, где было пятеро детей, а она была второй по счёту. В свои 18 лет была она худенькой, как подросток. Да её и в семье не считали за взрослую, даже на вечерние сеансы в кино не пускали. А тут грянула война. В тяжкие для Родины дни не смогла она обойтись без своих дочерей и призвала их на защиту.

Городецких девушек, в числе которых была и Елена Воронова, в апреле 1942 года направили учиться в Горьковскую школу связистов. В начале сентября юная телефонистка уже была на Северо-Западном фронте под Старой Руссой. Фронт держал оборону в Новгородских болотах. Лена служила телефонисткой при штабе фронта. В 1943 году полк связи, в котором она служила, перевели на Центральный фронт, а потом на 2-й Белорусский. И вот отсюда начался её самый тяжкий путь по войне.

Лена заболела сыпным тифом, долго лежала в госпитале. Болезнь дала осложнение на сердце, пухли ноги. После госпиталя её направили в запасной полк. А оттуда девушка попала в стрелковый полк телефонисткой в минометную роту. Наша армия с боями гнала врага на запад. Впереди всех шла пехота. И среди бойцов худенькая девушка с телефонным аппаратом.

— День и ночь шли вперёд, — вспоминает Елена Васильевна, — в любую погоду, в дождь, снег, всё время под открытым небом. Землянки рыть было некогда. Бывало сутками не спали, засыпали на ходу. Одежда обледенеет, ноги мокрые, к сапогам примерзают. И не просто ведь шли, а под бомбёжками, артобстрелом. Фашисты постоянно огрызались, без конца контратаковали. Бывало ночью рванет рядом, кувыркнешься в воздухе раз пять, очнёшься и не знаешь, куда идти.

Страшно ли было? Поэтесса — фронтовичка Юлия Друнина, как и Елена Воронова, ушедшая на фронт девчонкой, писала: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о воине».

— Да, очень страшно было, — просто говорит Елена Васильевна, — зубы иной раз стучали от страха. Сейчас и то с ужасом вспоминаю, как это можно было всё выдержать. Когда домой вернулась, целый год по ночам каждую ночь война снилась, на колодец за водой боялась ходить, казалось, что кругом всё заминировано.

Но, преодолевая страх, хрупкая девушка форсировала с бойцами Вислу, Одер, закреплялась на маленьких пятачках — плацдармах. Ведь телефонная связь была нужна в первую очередь. В Польше Елена Воронова вступила кандидатом в члены партии.

— Шли страшные бои, — рассказывает Елена Васильевна, — политработники не могли пройти к нам в роту, и ночью мы пошли в штаб дивизии получать кандидатские карточки. Без нас немцы пошли в атаку. Когда мы вернулись, узнали, что многие наши товарищи погибли. Плакала я очень.

Да, очень многих боевых товарищей потеряла Елена Васильевна, а её судьба хранила, даже ни разу не ранило, только контузило несколько раз. А ведь была она в самом, что называется, пекле. Недаром Родина наградила её орденом Отечественной войны второй степени и двумя медалями «За отвагу». И действительно, налаживать связь под обстрелом, бомбёжками могли только отважные люди.

Много страшного повидала на войне Елена Васильевна.

— Когда мы вошли в Брянск, — вспоминает она, — там обнаружили танковые рвы, забитые расстрелянными фашистами людьми. Закапывали даже раненых, ещё живых. Представляете, земля колыхалась. А в Данциге освободили мы концентрационный лагерь, помню, поразили меня горы женских волос. А из кожи людей фашисты делали сумочки.

Как и у всех, переживших войну, самое заветное желание коммуниста Елены Васильевны Вороновой, чтобы всегда был мир, чтобы нынешним девчонкам и мальчишкам не пришлось испытать ужасов войны.

Для неё война закончилась за Одером, на территории теперешней Западной Германии, а домой Елена вернулась только 6 августа. Здоровье было подорвано войной. Но коммунист Воронова не искала лёгкой жизни. Когда началось строительство Горьковской ГЭС, она устроилась работать в Волжскую экспедицию, следила за качеством намыва плотин. И опять целыми днями под открытым небом, с мокрыми ногами!

ГЭС построили, и Елена Васильевна перешла работать на филиал № 2 Горьковского хлопчатобумажного объединения, где и работает до сих пор насекальщицей перфокарт. Несмотря на пенсионный возраст, трудится добросовестно, старательно, в коллективе её уважают.

Заканчивая короткий рассказ об этой удивительной женщине, мне бы хотелось сказать современным юным городчанкам, рослым, красивым, модно одетым: «Если вы встретите где-нибудь эту скромную пожилую женщину, низко поклонитесь ей за то, что юность её прошла в огне войны, за то, что худенькая девушка в большой не по росту шинели с боями прошагала пол-Европы, за то, что вместе с тысячами таких, как она, завоевала для вас мирное небо и спокойную жизнь».