Вышивание в Городецком районе едва ли не более древний художественный промысел, чем городецкая роспись. А золотное шитьё по старообрядческим скитам окрест Городца было с незапамятных времён. Промышленным стал этот промысел в районе в тридцатые годы прошлого столетия, когда была создана артель. После Великой Отечественной войны у людей проснулось стремление к красоте, желание украсить свой быт. В большой моде были строченые и вышитые скатерти, занавески, подзоры, наволочки, а впоследствии блузки, платья. Так артель превратилась в мощную строчевышивальную фабрику.

Вначале её участки, цехи, контора были разбросаны по всему городу. В 1971 году на фабрике появилась молодая художница Шура Грачёва.

— Вообще-то, на фабрику я поступила в 1963 году, когда мне исполнилось 15 лет, — вспоминает Александра Георгиевна Грачёва. — Стала вышивальщицей. Почему на фабрику? А куда же ещё? Здесь долгие годы работала моя мать, две сестры. А я рисовать с детства любила. И на фабрике всегда рисовала стенные газеты, поздравления разные.

Вышивать девочка научилась быстро, а вот замечаний получала немало. Надо было работу делать по образцу, а Шура нет-нет, да по-своему сделает. Так в ней творческое начало проявлялось. В это время на практику приехали студентки Московского художественно-промышленного училища. Заметив способности Шуры к рисованию, они посоветовали ей поступать в училище. Они же ей показали, какие рисунки будут спрашивать на экзаменах.

— Всё лето я рисовала, — вспоминает Александра Георгиевна. — Рисунки-то с собой надо было везти. Осенью поехала в Москву поступать в училище на отделение вышивки. Поступила. А через полгода тогдашний директор фабрики Татьяна Иосифовна Храмова предложила мне стать стипендиатом предприятия.

Умница была Храмова, думала о будущем. Уже строилось новое большое светлое здание, нужно было готовить кадры. Всю жизнь вложила в развитие предприятия Татьяна Иосифовна. При ней оно пережило наибольший расцвет.

Так, в 1971 году на фабрике появился новоиспеченный художник. Первой наставницей Шуры Грачёвой была Антонина Васильевна Богачёва, главный художник, тоже закончившая московское училище.

— Антонина Васильевна была «гипюрщицей», — рассказывает Грачёва, — большая мастерица по части вышивки «горьковским гипюром». И я училась у неё. Моё панно «Салют Победы», выполненное в технике «горьковского гипюра» к 30-летию победы в Великой Отечественной войне, висит сейчас в Городецком краеведческом музее. Золотное шитьё появилось у нас позднее. В 1972 году приехали к нам москвичи, стали ездить по деревням, искать старинные платки, вообще вещи, шитые этой техникой. Начали мы осваивать золотное шитьё. Металлических ниток тогда ещё не было. Покупали синтетическую веревку, развивали её, красили луковой шелухой, получался такой золотистый цвет. И этими нитями вышивали, прикрепляли разные блестки, бусинки.

…Когда входишь в зал художественных промыслов краеведческого музея, на стене против двери в глаза бросается большой тёмно-синий платок с кистями, расшитый почти весь затейливыми цветами и травами. «Золотые» и «серебряные» нити, блестки. Роскошь! А на стене рядом скромная этикетка: «Платок «Русь». Автор А.Г. Грачёва».

К сожалению, работы Грачёвой широкому зрителю увидеть больше негде. Все созданное ею осталось на фабрике. Часть работ есть в музеях Нижнего Новгорода и в Загорске.

Но это было потом. А в семидесятые, восьмидесятые годы Александра Георгиевна росла вместе с фабрикой. В экспериментальном цехе работало 4 художницы. Весь третий этаж был занят вышивальщицами. Машинная вышивка, полуавтоматы, цех ручной вышивки. Ассортимент продукции был большой, рисунки менялись ежегодно. Ежегодно проводились фабричные творческие конкурсы, где наряду с художницами в создании рисунков участвовали и опытные вышивальщицы. Областные, всесоюзные конкурсы. Грамоты, премии, бронзовая медаль ВДНХ. В 1986 году Александра Георгиевна Грачёва стала главным художником фабрики. Времени на создание авторских работ оставалось мало, приходилось прихватывать вечера и выходные дни.

Любила я бывать в те годы на строчевышивальной фабрике. Как большой, стеклянный улей сверкала вечерами она своими огромными ярко освещёнными окнами. В две смены на предприятии трудились более тысячи женщин. Светло, тепло, уютно в цехах — зелень, цветы. Светлые ткани, яркие вышивки. В ПТУ 9 ежегодно училось по 2 группы вышивальщиц и швей.

А потом грянули разрушительные реформы. Первыми пострадали предприятия лёгкой промышленности. Рынки заполонил дешёвый, некачественный, сверкающий мишурой заморский ширпотреб. Спрос на изделия городецких мастериц упал. Фабрика сокращалась, как шагреневая кожа. Увольнялись работницы, пустели цехи. Мизерная зарплата не платилась.

— Когда я увидела этот развал, испугалась, что дело наше пропадет совсем, решила сохранить на будущее хотя бы лучшие образцы, — рассказывает Александра Георгиевна. — Съездила в Загорский музей, упросила их купить наши экспонаты. Два раза они приезжали, наверное, работ 40 купили. Там бывает много народу, семинары разные проходят, сохранится память о городецких вышивальщицах. Жалко, что в Городецком музее мало наших работ. А художницы и вышивальщицы были замечательные: Богачёва, Калягина, Нагибина, Белова… И работ оставили много.

Александра Георгиевна не смогла больше смотреть на развал фабрики, и в 1997 году решила уйти в детскую художественную школу. «Никто и не задерживал, если б уговаривали, осталась бы», — с некоторой обидой говорит она.

Так пять лет назад круто повернулась судьба Грачёвой. Стала она преподавать в детской художественной школе вышивание, но не только. И рисунок, и композицию. Всё, что положено по программе. Пришлось вспомнить, что учила в юности в училище.

— К детям я быстро привыкла, а вот рисовать не сразу стала, — вспоминает Александра Георгиевна, — только рисунки детям поправляла. Но потом как-то пошли мы на природу рисовать, попробовала, получилось. Теперь и сама рисую. Осваиваться мне было легко. Программа обучения в школе существовала. Вышиванию и раньше детей учили. Что касается рисунков и композиций, помогали преподаватели школы. И вообще ко мне и моему предмету руководство школы хорошо относится. Снабжают всем необходимым: тканями, нитками. Даже швейную машинку купили, оверлок, утюг дорогой. Дипломные и выставочные работы учеников я сама в товарный вид привожу.

Александра Георгиевна уже сделала один выпуск учеников — в художественной школе учатся четыре года. Дипломные работы учащихся: панно, салфетки в стиле горьковского гипюра, простенькие работы в стиле золотного шитья остаются в школе. Александра Георгиевна со своими учениками непременно участвует в праздниках города, работы их выставляются на различных областных выставках.

Дети с удовольствием занимаются вышивкой. Сейчас трудно сказать, будет ли кто из них профессиональными мастерицами — востребованности на них на фабрике нет. Правда, в начале этого года Александра Георгиевна с ученическими работами участвовала в фабричном творческом конкурсе. Но на предприятии сменился очередной директор, и пригласят ли снова туда детей, она не знает.

…К сожалению, приходится констатировать, что вышивальный промысел в Городце приходит в упадок. Вот и старается Александра Георгиевна Грачёва передать детям хоть малую толику своего огромного опыта, своей неистребимой любви к городецкой вышивке. Чтобы свеча не угасла…

Городецкий вестник, 2002 год