Апрель 1981 года. В чехословацком городе Брно шумит международная ярмарка. В отделе прикладного искусства советского павильона сидит скромная круглолицая женщина. Течёт мимо река посетителей, а она видит их и не видит, потому что занята любимым привычным делом — расписывает яркими красками деревянные изделия. Чёрные кони с лебедиными шеями, сказочные птицы, диковинные цветы — праздничные, веселящие душу узоры городецкой росписи. Многие посетители выставки останавливаются возле неё и разглядывают расписанные изделия, смотрят, как она работает, спрашивают.

А Лидия Александровна Кубаткина вспоминает истоки. Тогда, больше двадцати лет назад, могла ли она, пятнадцатилетняя девчонка из горедецкой деревни Тяблино, даже в мечтах увидеть международное признание возрождённого народного промысла? К этому возрождению она непосредственно причастна.

Семь классов Лида закончила в 1957 году. Кем стать, куда податься? И тут отец увидел в районной газете объявление о наборе учениц в группу городецкой росписи при Семёновском профтехучилище.

— А что, дочка, —- сказал отец, — рисовать ты умеешь, работать будешь потом рядом, в Курцеве. Иди, учись.

Набралось тринадцать девчонок. В Семёнов их повез Аристарх Евстафьевич Коновалов. После двух лет учёбы вернулись в Курцево и стали вместе пробивать дорогу своему делу.

— В Городец я переехала уже в 1975 году, — вспоминает Лидия Александровна, — а до этого так и работала в Курцеве. Из первой группы нас только трое осталось к этому времени. Сначала сидела на лесозаводе — расписывала массовую продукцию. Через три года меня перевели в экспериментальную группу.

В экспериментальной группе сейчас работают восемь художниц. Они разрабатывают новые изделия: сами рисуют эскизы, сами расписывают. Лидия Александровна в последнее время разработала несколько изделий: полочку для школьника, чайный набор и кухонный набор.

— Жаль, что многие наши изделия так и не видит покупатель. — говорит Лидия Александровна. — Посмотрят наши работы, похвалят, а в массовое производство не внедряют.

Художницы экспериментальной группы ежегодно участвуют в различных выставках, получают дипломы и премии. Недавно Лидии Александровне вручили Почётную грамоту Союза художников СССР за участие во Всероссийской художественной выставке. Она представляла там панно «У колодца».

В первые годы работы Лидия Александровна ни о какой сюжетной росписи и на думала, а сейчас именно на неё направление держит.

— Трудновато было первое время перестраиваться, — рассказывает она, — долго я сидела на массовке. Роспись там крупная, а в сюжетной росписи детали мелкие, надо людей рисовать, да ещё и дух старинной росписи сохранять. Сейчас освоилась. Конечно, сначала эскизы делаем.

Лидия Александровна человек скромный. А мы видим, что она одна из лучших художниц на фабрике, не зря её посылали за границу демонстрировать народное искусство. Больше двадцати лет отдала .Кубаткина росписи. Говорят, с годами человек устаёт от своей профессии.

— Нет, нисколько, — говорит Лидия Александровна. — Работа у нас творческая. На каждом изделии расписываем по-своему. Мы даже композицию не запоминаем, а каждый раз делаем новую. Конечно, одно и то же каждый день скучно было бы делать.

…У Лидии Александровны хорошая семья: муж Павел Максимович работает тоже на фабрике — столяром. двое детей. Живут они в собственном доме рядом с фабрикой. Семья для женщины очень важное дело, но не только семья определяет счастье. Любимая профессия, признание и оценка труда тоже много значат. Всё это у Лидии Александровны есть. Диковинные птицы, которыми она расписывает изделия, обернулись для неё птицами счастья.

Городецкий вестник, 1983 год