После знакомства с Иваном Павловичем Боруновым в голове почему-то неотвязно вертится фраза из чеховской «Каштанки». Хозяин назидательно говорит своей собаке: «Ты, Каштанка, супротив человека всё равно, что плотник супротив столяра». Хозяин Каштанки был столяр-краснодеревщик. А профессия эта в своё время очень ценилась. Столяр-краснодеревщик делал мебель на заказ, штучную,. так сказать, работу. Изделия известных и безвестных столяров хранятся в многочисленных музеях. С появлением крупных мебельных фабрик, поточного производства мебели профессия столяра-краснодеревщика стала редкой. Но есть у нас в Городце человек, который владеет ею в совершенстве. И наделён многими качествами истинно русского самородка. Но обо всём по порядку.

— Родился я здесь неподалёко в деревне Завражное, в 1929 году, — рассказывает Иван Павлович Борунов. — В семье был одиннадцатым ребёнком. Отец умер ещё до войны, когда мне было 9 лет. У нас вся семья по деревяшкам работала. Отец и три старших брата были плотниками, рубили по деревням избы, бани, амбары. Так что работа с деревом мне с детства была знакома.

Не знаю, как сложилась бы судьба Ивана Павловича, если б не война. Братья ушли на фронт. Жить стало трудно. И 12-летний Иванко, так звала его мать, пошёл работать в артель «20 лет Октября» (ныне фабрика «Городецкая роспись»). Колотил ящики для снарядов и мин. Как несовершеннолетний, работал по 8 часов, да ещё по 3 километра утром и вечером пешком на работу и с работы. Зато давали ему пайку хлеба 600 граммов в день, а дома-то одна картошка была. Уставал мальчишка, конечно, очень, но что делать, война, всем тяжело было.

— А ещё делали мы лыжи для саперов и камеры для лечения лошадей, — продолжает рассказ Иван Павлович, — в армии тогда и кавалерия была.

К концу войны стали желающих подростков набирать обучаться столярному делу. Иванко тоже оказался в их числе. Решение, принятое подростком, оказалось счастливым. Он приобрёл любимую профессию на всю жизнь. Начинали с табуреток, столов. На всю жизнь запомнил Иван Павлович науку старых мастеров.

— Ты, Иванко, не торопись, не гонись за рублём, — говорил ему дядя Ваня Куликов (для пожилого уже человека первый учитель по-прежнему «дядя Ваня»), — делай так, чтобы самому нравилось и людям было приятно.

— Инструмент в порядке держи, хорошо наточенный и насаженный, плохим-то инструментом ничего не наделаешь, — говорил ему столяр Акиндин Павлович Косаревкин.

Иван Павлович за науку до сих пор благодарен, его продукция всегда лучше всех была. В армию Иван уходил же мастером-краснодеревщиком, умеющим делать мебель от начала до конце. Он и в армии не расставался со столярным делом. Служил в батальоне, обслуживающем лётный полк, сначала в Австрии, потом в Пруссии. «Всю жизнь по деревяшкам», — шутит Иван Павлович.

Отслужил, а вернее отстолярничал в армии четыре года Иван Борунов, домой вернулся. Две недели дома посидел, по работе соскучился и пошёл опять на фабрику. Там и трудился до самой пенсии, в общей сложности почти 50 лет.

— Какой только мебели не переделал я, — говорит Иван Павлович, — кровати разные делали, детские и взрослые, столы, стулья, шифоньеры. А сколько кабинетов разных отделывал, да квартир у высокого начальства, даже в Москву к космонавтам ездил. В Доме Советов в Городце кабинеты отделывал и столовую. Втроём делали, товарищи мои уже померли.

С годами у Ивана Павловича росло не только мастерство, но и творческая струнка стала проявляться. В эскизы художников и дизайнеров он частенько вносил свои поправки и всегда они сделанную вещь улучшали. Это качество начальство заметило. Когда фабрика стала заниматься городецкой росписью, Ивана Павловича перевели столяром в экспериментальную группу, где он и отработал 18 лет. Сундучки, шкатулки, поставки, кухонные доски, панно, хлебницы, прялки. Всё это его рук дело. Мы разговаривали с Иваном Павловичем в ассортиментном кабинете, и он показывал свои работы. Оказалось, что подавляющее большинство экспонатов сделано его руками и все они отличаются друг от друга. Там форма изменена, там ножки приделаны к сундучку, там ещё что-то.

— С Иваном Павловичем было легко работать, — говорят художницы экспериментальной мастерской. — Деловой, творческий человек, на лету понимал, что именно нам хочется, нередко и сам предлагал что-то интересное А знаете, он ещё и весёлый, задорный человек, настоящая русская душа, на гармошке хорошо играет, любую компанию развеселит.

— Да, да, его недавно Геннадий Заволокин снимал для передачи «Играй, гармонь любимая», съёмки шли у нас в ассортиментном кабинете, — подтверждает директор АО «Городецкая роспись» В.Н. Ефремов. — А вообще-то Иван Павлович — человек высочайшей ответственности, со светлой головой и золотыми руками. Городецкий левша, одним словом.

— Немало мы с ним свадеб отгуляли, — говорит жена Борунова Фаина Александровна. — Теперь-то уж реже играет, руки болеть стали. Да и то сказать, полвека ведь отработал.

Мы сидим с Фаиной Александровной в доме, который Иван Павлович построил своими руками после армии, когда женился. Ну, правда, строительные работы помогали делать братья, ещё живые были тогда, и тесть, а вот уж отделку дома полностью сам делал. И мебель Иван Павлович делал сам: кровать, столы, резная горка, шифоньер. Всё по моде 50 х годов, а кажется красивее современной, а уж крепче, сомнений нет. В кухне полно изделий городецкой росписи.

Дом стоит на тихой Мебельной улице, недалеко от фабрики. Компактный, уютный, с резными наличниками, он очень хорошо смотрится среди зелени сада.

— Да, летом хорошо, а вот зимой, — вздыхает Фаина Александровна, — дрова, вода. Стареем. Тяжело становится всё это. А ведь на фабрике мы с Иваном отработали почти 90 лет вместе, я ведь тоже 37 лет там работала. Говорю Ивану, проси у директора хоть однокомнатную квартиру, за 30 процентов. Неужели не заработали!

Не знаю, как смотрит директор на эту просьбу ветеранов, а вот то, что без Ивана Павловича Борунова на фабрике до сих пор обойтись не могут, это факт. Его и раньше вызывали, когда необходимо было новые образцы мебели готовить. А уж сейчас, когда фабрика готовится к 150-летию городецкой росписи, никак без него нельзя.

— Вызвал меня директор и говорит, собирай бригаду пенсионеров, будете отделывать к юбилею иконописную мастерскую и ассортиментный кабинет, — рассказывает Иван Павлович. — Ну что ж, собрал, вот уж заканчиваем.

Мы встретились с Иваном Павловичем в предпоследний день их работы на фабрике. Практически отделка ассортиментного кабинета уже закончена. Настилается мягкий настил на пол, устанавливаются витрины с образцами. Потолок, стены, витрины, светильники — всё выполнено из светлого дерева с большим вкусом. Описать эту красоту очень трудно, её надо увидеть своими глазами.

А ещё Иван Павлович сделал «городецкую лавку» в краеведческом музее, где будут продаваться изделия городецких мастеров.

Свою любимую профессию Борунов стремился передать молодым. За жизнь обучил около 50 человек Одно время даже работал мастером ученического цеха. К сожалению, не все остались верны этой профессии. С одобрением отзывается Иван Павлович о своём ученике Юрии Степановиче Челышеве, который заменил его в экспериментальной мастерской.

За свою долгую трудовую жизнь Иван Павлович Борунов получал много наград: благодарности, Почётные грамоты, премии, орден «Знак Почёта» И вот ещё одно, заслуженное признание. Земское собрание присвоило ему звание «Почётный гражданин г. Городца». И совсем скоро, на празднике древнего города, при большом стечении народа старого мастера будут чествовать на городецком стадионе. По труду и честь.

Городецкий вестник, 1997 год