Когда юноша только вступает на жизненную дорогу, он в большинстве случаев не знает, что его ждёт впереди, каким специалистом он станет. Не знает даже, какие возможности таятся в нём самом. Тем более не знал этого Вася Крюков. Ведь ему было всего 15 лет, когда он начал работать модельщиком на судоремонтно-механическом заводе. Столь раннее начало трудовой деятельности городецкого парнишки было вызвано обстоятельствами. Мать одна растила его с сестрёнкой, а зарплата у неё была маленькой.

Васе повезло с первым учителем. Работа модельщика сложна, научиться ей непросто. Его наставник Михаил Степанович Преснов говорил: «Делай хорошо, а плохо всегда получится». Этот наказ Вася запомнил на всю жизнь, и любое дело старается делать хорошо.

Проработав два года на мехзаводе, Василий перешёл на завод гусеничных тягачей. А тут вскоре и армия подоспела. И хоть жил он в Городце, после армии снова пошёл на ЗГТ. Там ему предложили работу фрезеровщика в инструментально-штамповом цехе.

— Приставили меня к фрезеровщику Анатолию Степановичу Пестрееву, — вспоминает Василий Леонидович, — постоял я неделю, посмотрел. Работа эта понравилась мне. Потом и сам начал работать. Освоился быстро.

Пригодился Василию опыт работы модельщика. Ведь работа фрезеровщика на участке молотовых штампов сродни работе модельщика. Здесь изготовляют и ремонтируют штампы для прессового цеха и кузницы.

— Прежде всего надо изготовить копир (образец), — объясняет Василий Леонидович. — Этим занимаюсь я. Копиры делаю из дерева, оно податливее металла. Затем уже по копиру фрезеровщики изготовляют на копировально-фрезерных станках штампы. В последнее время начали ремонтировать штампы для прессового цеха. Их делают на автозаводе, но отправлять их ремонтировать туда дорого и сложно. Сами делаем. Но оборудование не позволяет, приходится придумывать различные приспособления. Вот перед моим отпуском наладчики в прессовом цехе изуродовали штамп для бампера к «Волге». А он на заводе единственный. Ремонт надо было делать срочно, иначе сорвётся поставка бамперов на автозавод. Штамп из чугуна два с половиной метра длиной и два метра шириной и весит пять тонн. Ну наварили мы отбитые места, а приваренный чугун очень крепкий, обычные фрезы не берут, пришлось делать особые. На всю эту работу бригаде дали неделю. Тут уж и вечерами задерживались и в выходные оставались, но в срок сделали.

И такой работы у бригадира фрезеровщиков, специалиста высшего, шестого, разряда Василия Леонидовича Крюкова за двадцать шесть лет работы на ЗГТ не пересчитать. Обратимся к скупым строкам официальной характеристики.

«Василий Леонидович Крюков внёс большой вклад в развитие автомобильного машиностроения, активно участвует в изготовлении новой оснастки и инструмента, при непосредственном его участии освоено изготовление штампов для траков на гусеницу транспортеров ГАЗ-71 и ГАЗ-73, штампов на трак транспортера МТ-ЛБ, полностью и с высоким качеством освоил фрезерные работы на всех моделях универсально-фрезерных станков, в том числе на станках с числовым программным управлением.

В 1989 году В.Л. Крюков назначен бригадиром высококвалифицированных специалистов по изготовлению молотовых штампов. Бригада под его руководством в сжатые сроки и качественно освоила капитальный ремонт крупных штампов для изготовления деталей кабины автомобиля ГАЗ.

Крюков — активный рационализатор, за 1991–1995 годы им подано и внедрено 12 рацпредложений. Все они направлены на совершенствование технологических процессов, экономию материалов, улучшение условий труда работающих. Свой богатый опыт Крюков передаёт молодёжи. Обучил своей профессии 12 молодых рабочих. Ему присвоено звание «Ветеран завода». В 1991 году награждён медалью «За трудовую доблесть».

Согласно этой характеристике, 21 июня этого года указом Президента Василию Леонидовичу Крюкову было присвоено звание «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации». Событие, прямо скажем, неординарное. Не балует государство в последнее время рабочий класс наградами. Да и то сказать, промышленность почти вся развалена. Но с Крюковым случай особый. На таких редких специалистах держится производство. Вот бригада Крюкова сократилась больше чем наполовину. Было 38 человек, осталось 15. Людей понять можно, объёмы производства сократились резко, зарплату ещё за апрель не выдали. Но остались патриоты завода, которые в лепёшку расшибутся, но сделают задание в срок.

О том, как ценят Василия Леонидовича на заводе, говорит и такой факт. Фамилию его директор завода А.М. Нужин назвал с опаской: «Напишете про него в газете, а его сманят на другое предприятие».

— Звали уже не один раз, — усмехается Василий Леонидович, — на моторный, там зарплата больше и задержки меньше. Но как я уйду, тут мне всё родное. Не привык я бегать с места на место.

Но, чтобы удержать таких специалистов, им и платить надо соответственно. Обижаются рабочие на то, что зарплата у них теперь намного ниже начальников. Раньше начальник цеха получал чуть больше квалифицированного рабочего, а сейчас мастер вдвое больше получает. Да и бесправным стал рабочий класс. Ведь в акционерном обществе голосуют не люди, а акции. Понятное дело, что у рабочих их меньше, чем у начальства.

Но это, как говорится, разговор особый. Речь сейчас идёт о том, что как рабочий с большой буквы Василий Леонидович Крюков состоялся. А ведь в юности мечтал стать лётчиком. Не получилось. Не знаю, каким бы был Крюков лётчиком, но на заводе гусеничных тягачей нашёл он свое призвание и признание.

Городецкий вестник, 1996 год