В 1941 году Олегу Калмину было 15 лет. Закончил восемь классов, собирался идти в девятый. Но беззаботное отрочество оборвала война. С первого сентября занятия в школе не начались. Старшеклассников посылали то на окопы, то в колхоз на уборочные работы. Отец Олега, Абрам Андреевич, работал токарем на мехзаводе. В семье было трое детей, Олег — старший.

— Пойдём, сынок, на завод работать, учиться теперь не время, — сказал отец Олегу.

Мехзавод перешёл на выпуск военной продукции — точил снаряды. Большинство кадровых рабочих ушло на фронт. Взамен им приходили подростки. Времени на раскачку не было.

— На завод я поступил 29 октября, — вспоминает Олег Абрамович, — через две недели под руководством отца уже работал на соседнем станке. Заготовка для снаряда весила 40-45 килограммов, за смену надо было обработать 50 деталей, то есть поднять и снять со станка около 2 тонн металла. А смена длилась 11 часов. Завод работал круглые сутки, без выходных. Станки останавливали только на короткий пересменок.

С нового 1942 года отец и сын Калмины перешли работать на один станок, который стали называть семейным. Полсуток работал один, полсуток — другой. Над станком даже плакат повесили, где сообщалось, кто идёт впереди, отец или сын. Два года соревновались отец с сыном, с переменным успехом.

У Олега Абрамовича хранится большой архив: вырезки из газет, фотографии. Вот первая публикация в газете «Городецкая правда» от 7 ноября 1942 года, в которой упоминается фамилия Калминых. Называлась она «О тех, кто остался в тылу». Вот выдержка из неё: «Это было в первые месяцы войны. Завод осваивал новый, нужный фронту вид продукции. Сроки были жёсткие, военные, но фронт требовал, и коллектив механического завода выполнил заказ к сроку. В эти дни труд стахановца Дмитрия Седова на этом заводе стал творчеством. Усовершенствовав свой станок, он стал давать ежедневно свыше 4 норм. Вместе с ним на передовую линию труда встали отец и сын Калмины, Арсений Ларичев, Павел Оралов и другие. Коллектив завода в целом выдержал экзамен перед Родиной. Дмитрий Седов и его друзья по труду дали к 7 ноября по 3 годовых программы».

Вот так, по 3 годовых программы. Мальчишки, подростки, полуголодные, падающие с ног от усталости. Но они твердо знали, что их продукция нужна, как воздух, фронту, что это их труд взрывается залпами «Катюш» по ненавистному врагу. Олег Абрамович подсчитал, что за войну он принял участие в изготовлении 125 тысяч снарядов, более 3 тысяч тонн металла перегрузил со станка на станок вручную.

До 1943 года завод работал без выходных, а всю войну без отпусков. Чтобы перейти с ночной на дневную смену, приходилось работать целые сутки. Нагрузки непомерные. К тому же питание было явно недостаточным. На карточки давалось всего 600 граммов хлеба в сутки. Немного помогал завод. Из продуктов, полученных на подсобном хозяйстве, готовили какую-нибудь похлёбку, которую давали в обед.

— Мне ещё полегче было, — вспоминает Олег Абрамович, — у нас огород был, картошка своя. А ребята, у кого ничего своего не было, конечно, голодали. Организм молодой, растущий, а нагрузки огромные. Получат парнишки 600 граммов хлеба на сутки и тут же съедят. Некоторых качало у станка.

А ведь ещё приходилось грузить снаряды после смены или разгружать заготовки. Зимой, когда заметало дороги, всем заводом выходили и расчищали дорогу до Правдинска лопатами. В Правдинске тогда заканчивалась железная дорога, туда возили снаряды и там же получали заготовки. Одну зиму на Волге образовалась большая полынья, так снаряды через неё на лодках перевозили. Опять лишние перегрузки. Один раз Олег Калмин искупался в этой полынье, но ничего, не заболел.

Невзирая на такие нагрузки, молодость брала своё. Ребята и девчата ходили на танцы, в кино, участвовали в художественной самодеятельности, занимались спортом. В годы войны зародился известный теперь всему городу духовой оркестр мехзавода. Занимались в маленькой комнатушке комитета комсомола. Олег Калмин играл на альте. Уже тогда проводились эстафеты на призы «Городецкой правды». Олег также участвовал в них.

…В середине войны семнадцатилетний Олег Калмин стал на заводе признанным специалистом. Он освоил все операции по выпуску снарядов, мог наладить станок. И называли его уважительно по имени-отчеству. В это время стали создаваться молодёжные фронтовые бригады. Олегу предложили возглавить одну из них. Ребята были новенькие, среди них три девушки. Последним было особенно тяжело. Приходилось помогать им поднимать заготовки на станок, Олег настраивал им станки, затачивал резцы. Вообще всю войну у него постоянно было по 2 3 ученика.

Олег Абрамович достаёт бережно хранимую фотографию 1943 года, на которой запечатлена его бригада: Н. Мартемьянычев, В. Попов, В. Вознесенский, Е. Шишкова, Л. Бруснигина, Ф. Батракова, сам О. Калмин, и А. Касьянова — секретарь комсомольской организации завода, ныне А.А. Приказчикова. Юные, открытые лица. Ребята, совершившие в годы войны трудовой подвиг. Своим самоотверженным трудом они внесли неоценимый вклад в Победу.

В 1943 году, благодаря притоку молодёжи, народу на заводе прибавилось. Начали организовывать третью смену, частично переходить на восьмичасовой рабочий день. Стало полегче, да и дела на фронте радовали.

…9 мая 1945 года Калмины, отец с сыном, собирались на работу в вечернюю смену. Вдруг прибегает к ним Григории Иванович Сидоров и говорит: «Война закончилась, пошли все на митинг!» Все работники завода собрались на митинг. Радость была беспредельной. В этот день объявили первый выходной за всю войну.

Завод продолжал точить снаряды до августа, а потом производство остановили. Всем дали отпуска. Оборудование было разбито, ведь четыре года станки крутились круглосуточно. Начался ремонт, а затем освоение мирной продукции.

А Олег подал заявление в Пермское военно-морское авиационно-техническое училище, после окончания которого 5 лет прослужил в армии авиационным механиком Демобилизовавшись, Олег снова пришёл на родной завод, работал слесарем, учился в вечерней школе. Закончил водный институт, после чего был старшим технологом цеха, начальникам цеха сменно-запасных частей и более 20 лет работал главным технологом судоремонтно-механического завода. С этой должности ушёл на пенсию в 1991 году, в 65 лет.

Не посрамил своей славы военных лет Олег Абрамович и в последующей трудовой деятельности. У него оказался пытливый ум. Более 70 рационализаторских предложений внёс он, удостоен был званий «Лучший рационализатор Горьковской области», «Лучший рационализатор речного флота». Под его руководством осваивались все новые технологии на заводе.

Олег Абрамович Калмин и его сверстники вынесли на своих хрупких юношеских плечах всю войну, всю энергию, знания, опыт отдали Родине и заводу. И тем обиднее ему отношение руководства завода к ветеранам.

— Нам бы должны выдать персональные пропуска на завод, а нас туда не пускают вовсе, только в музее и встречаемся, — с горечью говорит ветеран. — Нам, отдавшим всю жизнь заводу, дали всего по 4 акции, а руководство себе нахватало сотни. Прямо слёзы текут от всего этого.

Живёт Олег Абрамович с женой в своем доме на улице Новой, построенном на месте старенького родительского дома Трудно старикам содержать большой дом, одного угля сколько надо теперь, а он стоит большие деньги. И ещё обидно ему, да и другим труженикам тыла, что считают их как бы вторым сортом по сравнению с фронтовиками. А ведь без их героического труда в тылу не было бы у нас Победы. И в этом я с ним полностью согласна.

Городецкий вестник, 1995 год