— Потускнела, чай, звездочка-то, давно не надевала, — говорит Нина Михайловна Гужова, доставая по нашей просьбе из шкафа тёмный пиджак со звездой Героя Социалистического Труда.

Но звездочка ярко горела на тёмном фоне. Не тускнеют, не должны тускнеть звезды Героев, ибо давала их советская власть за великий труд, за великие подвиги во имя процветания Родины. Да, молодёжи имя Гужовой Нины Михайловны ничего не говорит, ибо другие сейчас кумиры и другие «герои». Но старшее и среднее поколение хорошо её помнит. Доярка колхоза имени Емельянова, первая пятитысячница в районе, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР. Много лет её имя не сходило со страниц нашей газеты.

— Родилась я в деревне Нагавицино, на берегу Волги, — вспоминает Нина Михайловна, — красиво у нас было, луга, озеро. Там мы с девчонками гуляли, катались на лодке. Теперь это всё водой затопило. Война началась, мне 10 лет было, в 11 лет я уже пошла работать на птичник, потом на крольчатник. В нашем колхозе имени Чапаева держали тогда и птицу, и кроликов. Подросла, в телятницы пошла. После войны наш колхоз объединился с колхозом имени Емельянова. Перевели меня на Лисинскую ферму.

Этой маленькой Лисинской ферме было суждено прогреметь не только на район, но и на область. А Нина Михаиловна здесь нашла и личную судьбу. В полкилометре от фермы расположилась деревушка Терентьево, в ней жил только что вернувшийся после семилетней службы в армии Александр Гужов. Работал он на ферме слесарем. Поженились. Вырастили двоих сыновей. И поныне живут супруги Гужовы в старом родительском доме Александра. Дом ещё крепкий, уютный, хозяйство держат: корову, поросят, тёлку, огород.

К своей славе Нина Михайловна шла постепенно. На старой ферме всё делали вручную, тяжело, конечно, было, да ещё дом, хозяйство, дети. Потом рядом выстроили новую ферму, с механизированной уборкой навоза, механической дойкой, автопоилками. Было на ферме 100 коров и четыре доярки.

— Хорошо у нас было на ферме, чисто, коровы чистые, товарки у меня хорошие подобрались, — рассказывает Нина Михайловна, — Горохова Клава, Скворцова Дуся, Кочнева Полина. Полину-то я в доярки сосватала. Она телятницей работала.

Полина Кочнева, соседка Гужовой, стала не только её ученицей, но и соперницей по соревнованию. Были годы, когда Полина перегоняла Гужову по надоям. Но Нина Михайловна на неё не обижалась — общее дело делали. Труд Кочневой тоже не остался незамеченным — она награждена орденом Ленина.

— Вспоминаю сейчас, как работали, себя не жалели, — говорит Нина Михайловна — вставали в три часа утра, а иногда и полтретьего на ферму бежали. В первую очередь новотельных коров доили, по 4–5 раз их доили в сутки. Потом корма раздавали, потом остальных коров доили. Домой бежали, с хозяйством управляться, и опять на ферму. Коровам мы сухую посыпку не давали, а только в виде пойла, обязательно тёплого. После механической дойки коров обязательно поддаивали, а некоторых вообще вручную доили. Коровы все разные, у каждой свой характер, к каждой свой подход нужен.

Коров доярки Лисинской фермы сами выращивали, отбирали нетелей, раздаивали их после первого отёла, кормили каждую индивидуально. Это какой же труд гигантский, какую любовь к животным надо было иметь, чтобы за каждой из 25 коров ухаживать, как за своей собственной.

— Тяжело было, но и интересно работать, — говорит Нина Михайловна. — Труд наш ценили.

Как уже говорилось, Нина Михаиловна Гужова первой в районе в 1971 году надоила от каждой коровы свыше 5 тысяч килограммов молока. В 1973 году ей присвоили звание Героя Социалистического Труда. Звезду вручали ей на областном совещании 7 ноября. Колхоз имени Емельянова единственный в районе в том году был занесён на областную Доску Почёта. В этом же году товарка Гужовой Полина Кочнева тоже стала пятитысячницей. В 1974 году Нина Михайловна надоила от каждой коровы по 5443 килограмма молока, была награждена серебряной медалью ВДНХ и ценным подарком.

Звёздным часом стал для Гужовой 1975 год, в нём она получила наивысший для неё результат — 5709 килограммов молока от коровы, а звездным часом для Лисинской фермы был 1977 год. В районе стало 6 пятитысячииц, пять из них из колхоза им. Емельянова, три — с Лисинской фермы. К Гужовой и Кочневой присоединилась К.Я. Горохова. Немного не дотянула до пяти тысяч четвёртая доярка фермы С.М. Скворцова.

Когда результат Гужовой стали повторять в других хозяйствах, в районе был создан клуб доярок-пятитысячниц. Члены клуба регулярно собирались, делились опытом, ездили друг к другу. Было также организовано соревнование шести передовых хозяйств области на приз прославленного председателя колхоза им. Тимирязева И.А. Емельянова. Первой обладательницей приза «За высокие надои молока» и лучшей дояркой стала опять же Гужова Нина Михайловна. В 1979 году Гужову избрали депутатом Верховного Совета СССР от четырёх районов: Городецкого, Балахнинского, Чкаловского, Борского. Забот прибавилось. Поездки на сессии, приём избирателей по районам.

— Нина Михайловна, сейчас модно критиковать советское время. И о депутатах говорят, вот, мол, кухарки государством управляли. А сейчас — профессионалы пришли.

— Обидно всё это слушать. Раньше порядок был. На сессии депутаты сидели, муха пролетит — слышно. А сейчас, посмотришь по телевизору, бродят по залу, ругаются. а то и дерутся. А мы законы принимали, знали, что они на пользу человеку труда. Вот и верили руководству страны. В колхозе в те годы жильё для людей строили, фермы. А теперь что? Больно смотреть. Ферма наша совсем разваливается, всё с неё растащили. Колхоз наш развалили, скот чуть не погубили в бывшем ТОО «Молочное» Мне, старой доярке, дико слышать, что коров там целыми днями не поили, не кормили. Потом дохлых их с фермы вытаскивали. Хорошо хоть, что Носов (председатель ТОО «Белоречье» – К.М.) к себе ферму взял.

— Нина Михайловна, наверное, к Вам, как к депутату, люди обращались с просьбами, с жалобами, была ли у вас возможность их выполнить?

— Конечно. Авторитет депутата Верховного Совета был высоким. И жильё давали по моей просьбе для остронуждающихся, и другие просьбы выполняли.

— А ещё вот такой вопрос. Уезжали Вы на сессии, совещания разные. Кто вас на ферме заменял? Подруги не обижались? Муж не ворчал?

— Заменяла меня Надя Кочнева из бригады, подруги, вроде, не обижались. Муж по хозяйству всё делал, корову, правда, не доил, снох привозил. Ворчал иногда, когда долго с сессии не ехала, — улыбается Нина Михайловна.

Да, ушло времечко, укатилось. Уходят силы и здоровье. В прошлое ушла былая слава доярки. Получает Нина Михайловна небольшую доплату к пенсии за звезду Героя. Висит тёмный пиджак со звездой в шкафу. Никто сейчас о ней не вспоминает. Но так не должно быть, не будет, слышите, Нина Михайловна! Слышите, безответные деревенские труженицы: доярки, свинарки, телятницы, льноводы! Вы кормили страну, крепили мощь державы. И это не должно быть забыто. Звёзды не тускнеют.

Городецкий вестник, 2003 год