В один из зимних дней 1920 года в большой семье городецкого мастерового Сергея Алексеевича Пещерова назревал скандал. Воспользовавшись отъездом отца, старшая дочь Саша «выкинула номер». Вернувшись с работы, она заявили матери, что едет в Нижний Новгород учиться в губсовпартшколу. Агафья Петровна так и ахнула:

— Ишь, негодница, что удумала! Мало того, что в комсомол вступила самовольно, так ещё и учиться! — И, переходя на крик, заключила: — Не пущу! И не думай! Из-за тебя, безбожницы, и сестёр никто замуж не возьмёт. А их вон полон дом!

Сестёр и, правда, было много. Кроме восемнадцатилетней Саши, в семье Пещеровых росло шесть девочек и один мальчик. Семья была старообрядческая. Маленькую Сашу накануне религиозных праздников заставляли целыми ночами читать молитвы, бить поклоны. И, кто знает, что получилось бы из девочки, если б не переезд в Москву. В 1914 году семья переехала к отцу, где он, призванный в армию, служил в интендантском складе. Чтобы помочь родителям прокормить семью, Саша уже в тринадцать лет пошла работать на этот же склад. Здесь, в среде московского рабочего люда, городецкая девчонка вдохнула иной, свободолюбивый, дух. И её начала тяготить затхлая, пропитанная религиозным дурманом атмосфера родительского дома.

Юная работница была свидетельницей революционных событий 1917 года, однажды ей даже довелось слушать на митинге Владимира Ильича Ленина. Конечно, по незрелости ума и идейных убеждений она ещё не всё понимала тогда, просто испытывала восторг от захватившего всех революционного энтузиазма. Только потом, по прошествии лет, Александра Сергеевна поняла, какое счастье выпало из её долю. В Коммунистический Союз Молодёжи Саша вступила в год его рождения, в 1918. И комсомол стал главной школой для неё. Бурные собрания, кружки ликбеза, субботники по заготовке топлива для Москвы, по расчистке железнодорожных путей — всё было так необыкновенно, так радостно и волнующе! И не беда, что в день выдавали всего по 50 граммов хлеба и 2 килограмма чечевицы. Первые комсомольцы — полуголодные, полураздетые, — они были сильны кипучей энергией, несокрушимой верой в необходимость и важность любого дела, которое им поручала партия.

И сейчас, вспоминая свою юность, Александра Сергеевна говорит:

— Меня воспитал комсомол. Он приучил меня не бояться трудностей, ставить общественное выше личного, Мы тогда не знали слов «не хочу», «не буду». Если надо что-то сделать, никто не отказывался, несмотря ни на что.

Если надо… Поздно вечером молодую коммунистку Александру Ларионову вызвали в уездный комитет партии. Коммунисты и комсомольцы получили задание — конфисковать у богатых городчан золото и драгоценности. И она шла, не обращая внимания на угрозы и упрёки. Если надо… Оставив под присмотром молоденькой домработницы малолетних детей, Александра едет в Бриляковскую волость, где живёт и неделю, и месяц, помогая местным активистам в организации колхозов, в раскулачивании богатеев.

— Разве забудешь эти бурные собрания до рассвета?! — вспоминает Александра Сергеевна. — Нелегко было крестьянам решиться начать новую жизнь, а тут ещё кулаки вели свою подрывную работу. Решили их ликвидировать. Помню, зашли к одному во двор, а он стоит на крылечке бледный, как полотно, и топор в руках сжимает. Но напасть всё же не осмелился.

…Александра Сергеевна — коренная городчанка, но жить ей довелось в самых разных местах: в Саратове и Чите, в Уржуме и Горьком. Её муж, Фёдор Семёнович Ларионов, был кадровым военным, и они часто переезжали с места на место. И всюду ей находилось дело — была она и на партийной и на хозяйственной работе, а в Уржуме — даже прокурором. После войны Ларионовы вернулись в Городец, где Александра Сергеевна девять лет возглавляла артель имени 21-й годовщины Октября (ныне строчевышивальная фабрика). Отсюда её и на пенсию проводили, немного раньше времени: сказалась трудная молодость.

…Живёт на улице Фурманова в Городце старая женщина, ходит в магазин за продуктами, гуляет летом в садочке возле дома. Такая же, как все старушки. И редко кто из окружающих знает, что 27 февраля исполнилось ровно 50 лет, как Александра Сергеевна Ларионова вступила в ряды Коммунистической партии. Вдумайтесь в эту цифру. 50 лет. Целая жизнь! А до этого было девять боевых комсомольских лет.

Низкий поклон Вам, уважаемая Александра Сергеевна, за Вашу светлую жизнь, за Вашу целеустремленность и веру! Долгих лет жизни Вам!

Городецкий вестник, 1978 год