В старом деревянном коттедже на улице Чайковского в г. Заволжье живёт обыкновенный с виду пенсионер. Люди старшего и среднего поколения заволжан его знают, здороваются уважительно, а вот молодёжи его имя, вероятно, ни о чём не говорит. Между тем он, Иван Фёдорович Емельянов, внёс огромный вклад в экономическое развитие района. Почти всё, что построено в нашем районе в послевоенные годы, в том числе и город Заволжье, связано с ним. «Заслуженный строитель РСФСР», почётный гражданин городов Заволжья и Буйнакска в Дагестане, кавалер двух орденов «Знак Почёта» и ордена Октябрьской Революции. Что бы ни говорили сейчас о советской власти, но награды тогда давали за самоотверженный труд, а руководителям — за высокие показатели коллективов, которые они возглавляли. Но всё, как говорится, по порядку.

Имя на стеле

В селе Б. Якшель Бутурлинского района строили школу. Ванюшка Емельянов постоянно вертелся среди строителей, заглядывал в чертежи. Удивительно ему было, как по ним строится здание. И сам он пытался что-то мастерить из дерева. «Буду строителем», — решил деревенский мальчишка, закончив семилетку. Но тут началась война, три года работал он в колхозе наравне со взрослыми. В 1944 году всё же поехал поступать в Горьковский строительный техникум. Там создавалась первая группа гидростроительного факультета. Ивана зачислили в неё. Закончив с отличием техникум, Иван Емельянов поехал в Казахстан, где вскоре стал начальником участка гидростроя. Возводили плотину для обогатительного комбината.

А в это время в родной области на Волге под старинным Городцом разворачивалась гигантская стройка. Строили первую после войны гидроэлектростанцию. Со всех уголков страны ехали сюда люди. Загорелась душа у Ивана, чем же он других хуже? И тут один знакомый ему гидростроитель прислал вызов на строительство ГЭС.

В Заволжье Иван приехал с женой и маленькой дочкой. Жениться успел в Казахстане. Шёл 1952 год. Строительство ГЭС было в разгаре: возводились земляные плотины, шли работы в котловане. Строители жили в деревянных бараках на Финском посёлке, двухэтажные дома на первом посёлке только строились. Ивана Емельянова поначалу назначили старшим прорабом на строительстве плотины в сторону Чкаловска, затем он стал здесь же начальником участка. Но ему хотелось в гущу стройки, в котлован. Назначили его туда начальником участка, но и от старой должности не освободили, так и работал и тут, и там.

Непосредственно на строительстве ГЭС Емельянов проработал до 1958 года. За свой труд он был награждён первым орденом «Знак Почёта». Его имя занесено в числе знатных гидростроителей на памятную стелу, что стоит у въезда на плотину ГЭС.

— Иван Фёдорович, что больше всего запомнилось Вам из тех лет? — спрашиваю ветерана.

— Энтузиазм народа. Люди работали день и ночь, без выходных и отпусков 4,5 года. Отпуска давались только в случае крайней необходимости. И никто не роптал. Все понимали, что стране остро не хватает электроэнергии, и старались как можно быстрее пустить в строй ГЭС. Представляете, объявляют воскресник в котловане по уборке мусора и говорят, что необходимо три тысячи человек, а приходит 10 тысяч, и мы не знаем, где брать лопаты. Инженерно-технические работники находились на стройке чуть не круглые сутки, домой приходили только поспать на несколько часов. Пуск каждого агрегата станции торжественно отмечали: строителей награждали орденами, устраивали концерт, угощение.

— А вот в период перестройки стали говорить, что стройки коммунизма возводили зеки…

— Враньё. На строительстве Горьковской ГЭС действительно работали заключённые, но только в первый период стройки и исключительно на жилье. К строительству основных сооружений их не допускали. А к тому времени, когда я приехал в Заволжье, их почти не осталось.

В 1958 году молодого руководителя заметили и назначили начальником управления промышленно-жилищного строительства, одного из подразделений строительства ГЭС. К этому времени уже началось строительство Балахнинского бумкомбината и Правдинского завода радиорелейной аппаратуры.

Строительство ГЭС было закончено. Из подразделений стройки начали вырастать самостоятельные предприятия — завод промышленного железобетона, деревообрабатывающий завод, завод гусеничных тягачей, авторемонтный завод. Началось строительство моторного завода. Бурно строилось жильё. В 1962 году все подразделения бывшего строительства ГЭС объединились в строительно-монтажный трест № 6 «Горьковгэсстрой». Управляющим назначили 35-летнего Ивана Фёдоровича Емельянова.

Расцвет

Семидесятые годы. В Городецком районе расцвет строительства. Ежегодно сдаётся 65-70 тысяч квадратных метров жилья, строятся цеха моторного завода, животноводческие комплексы в сёлах, школы, больницы, детские сады. И всё это делает трест № 6, в составе которого 5 строительно-монтажных управлений, специализированное управление, комбинат производственных предприятий, выпускающий стройматериалы. Трест ведёт строительство в нескольких районах.

В те годы модны были штабы на важнейших стройках, на заседания которых собирались заказчики, подрядчики, субподрядчики, поставщики комплектующих изделий. Проводились эти штабы под эгидой горкома КПСС. В качестве заведующего промышленным отделам редакции нередко присутствовала на этих заседаниях и я. Всеобщее внимание, конечно, привлекал там Иван Фёдорович Емельянов, управляющий трестом № 6. Громогласный, энергичный, он всегда старался оставить за собой последнее слово.

— Иван Фёдорович, трест строил так много разнообразных объектов, как Вам удавалось быть всегда в курсе всех дел?

— А я не любил сидеть в кабинете. С утра решу неотложные дела — и на стройки. Работали в две смены, так что домой я попадал в 8-9 часов вечера. Смолоду я привык к жёсткой дисциплине и с других тоже спрашивал. Люди привыкли и не обижались. С нас строго спрашивали за сроки и качество строительства. Планы были напряженные. Я не любил непорядочных людей, пьяниц. На всех и Господь Бог не угодит. Конечно, были недовольные и мной. Но в целом коллектив был хороший. Было много замечательных строителей: Нестеров, Хохлов, Серов, братья Чугуновы, Кардаков, Родин и другие. Почти каждого работника треста я знал по имени-отчеству. Как депутат областного Совета, проводил приёмы избирателей, старался выполнять все наказы, переживал, если что не получалось.

Заботились в тресте о своих работниках. В те годы был недостаток в рабочих руках, не то, что сейчас. Строитель почти круглый год трудится под открытым небом, в жару, в холод, в снег и дождь. И, конечно, немаловажно, как он живёт, как устроены его дети. В шестом тресте ежегодно давали своим работникам по 120–130 квартир. К 1989 году, к моменту ухода на пенсию Ивана Фёдоровича Емельянова, в очереди на жилье стояло 180 человек, причём половина из них на улучшение. Трест имел лучший в области пионерский лагерь «Солнечный», в детских садиках был избыток мест.

— Иван Фёдорович, когда всего труднее было работать?

— Когда я начал работать управляющим трестом. Объёмы строительства постоянно росли. С 13,5 миллиона рублей в год они выросли до 30 миллионов. Не хватало людей, техники да и опыта. Но ничего, справились.

«Когда я итожу то, что прожил…»

— Довольны ли Вы прожитой жизнью, Иван Фёдорович?

— Да. Когда уходил на пенсию, подсчитал, что под моим руководством построен город примерно на 100 тысяч жителей со всей инфраструктурой. Посмотрите, почти всё в Городецком районе построено нашим трестом: заводы, фабрики, школы, детские сады, больницы, жилье. А ещё Чернораменская и Балахнинская птицефабрики, пансионат «Буревестник», турбаза на Горьковском водохранилище, множество объектов в других районах. Трест восстанавливал город Буйнакск в Дагестане после землетрясения. Во время моей работы трест был награждён орденом Октябрьской Революции, занесён на мраморную Доску почёта в министерстве.

И мне особенно больно, что трест № 6 развалили, растащили, строительство остановлено. Мало того, установилось пренебрежительное отношение к поколению, которое создало всё в нашем городе, в стране. Я возглавляю совет ветеранов треста и знаете, как обидно бывает, что не находится машины, денег, чтобы помочь похоронить старого строителя.

Человек недолговечен, но дело его рук живет долго. После Ивана Фёдоровича останется на земле построенный под его руководством город, останутся двое детей, три внука и два правнука. И дело потомков — беречь построенное отцами и дедами. Верю, что пройдет эта смута и растащиловка в России, и люди, подобные Ивану Фёдоровичу Емельянову, строители и созидатели, снова будут в почёте и чести. А пока желаю ему крепкого здоровья и долгих лет жизни. Низкий поклон Вам за всё!

Городецкий вестник, 1996 год