Этого седого, худощавого человека можно встретить в лесу, в поле в любую погоду и в любое время года. Несмотря на свои 76 лет, он может прошагать с фотоаппаратом и биноклем десятки километров, чтобы просто послушать лес, проползёт сотни метров, чтобы посмотреть «танцы» журавлей. Что движет его поступками, что заставляет его мокнуть под дождём и мёрзнуть в метель, вместо того, чтобы спокойно сидеть в тёплом доме?

Алексеем Ивановичем Беловым с раннего детства владеет одна страсть — глубокая, неистребимая любовь к природе. Чувство, которое дано не каждому. Поистине удивителен интерес, который Алексей Иванович проявляет к малейшим изменениям природы. Шёл дождь или снег, было жарко или холодно, какой дул ветер, какие птицы прилетели или улетели… Всё это уже полсотни лет он записывает в дневники. И ни разу не отступил от своего правила. Даже в огненные годы гражданской войны, в которую он, как и в Первую мировую, воевал на Украине. Не прекращал своих записей Алексей Иванович и в тревожные годы, когда работал по национализации мукомольной, крупяной и маслобойной промышленности в Воронежской области.

… Мы сидим с Алексеем Ивановичем в доме на тихой Заводской улице, где родился он и прожил почти всю жизнь, за исключением военных лет. Хозяин показывает многочисленные дневники, фотографии, фенологические статьи в местной газете. Кстати, в «Городецкую правду» А.И. Белов пишет уже несколько десятков лет.

Алексей Иванович очень приятный собеседник. Загорелое лицо обрамляет ещё густая белоснежная шевелюра, лукаво улыбаются губы под седыми усами, совсем по-молодому поблёскивают глаза:

— Я ведь с детства бродяга. Целыми днями пропадал в лесах, лугах. Приносил домой ужей, ящериц, всяких жуков и букашек. Попадало мне за них частенько от матери…

И он рассказывает забавные случаи, которые постоянно происходили в доме. Ужей, ящериц и прочую живность домашние обнаруживали в самых неожиданных местах.

— Мне бы лесником в заповеднике работать, — вздыхает Алексей Иванович. — Представляете, выйдешь утром на крыльцо — и вот он, лес, живой, вечно изменяющийся, ибо нет ничего постоянного в природе. Да вот судьба иначе распорядилась. Стал учителем, хоть и не думал никогда об этом.

Жизнь Алексей Иванович прожил вовсе не тихую, был не просто созерцателем природы, а активным творцом жизни. В 1925 году Алексей Иванович вернулся домой с Украины. А вскоре в Городце стала организовываться трудовая колония для беспризорников. Алексей Иванович работал в ней до самой ликвидации, сначала учителем биологии и труда, затем — директором школы. Окончил заочно пединститут.

То были незабываемые годы, дни и ночи которых были наполнены тревогой за судьбы воспитанников. Ведь вместе с просто беспризорниками были там и настоящие преступники, которых надо было перевоспитать и направить на правильную дорогу жизни. И это в большинстве случаев удавалось. Многие стали настоящими людьми.

Алексей Иванович пользовался авторитетом среди колонистов. И, хотя он не собирался быть учителем, учитель из него вышел хороший, потому что он очень любит детей. Да и не могло быть иначе. Человек, так страстно и тонко ценящий природу, не может не любить детей. Ведь они особенно чуткие и благодарные слушатели. А биолог не хранил под спудом знания, накопленные за годы наблюдения и изучения природы. И во время работы в колонии, и в школе ФЗО, и в школе-интернате, где Алексей Иванович директорствовал до выхода на пенсию, дети заслушивались его рассказами о жизни природы. Он знает, кажется, любую былинку в родном районе, каждую птицу, букашку… И не только внешний вид, а и особенности, повадки и поведение представителей животного мира.

Ко всему живому Алексей Иванович испытывает щемящую любовь и жалость. Поэтому он и не стал охотником, хотя в молодости пытался стрелять. Стоит послушать хотя бы, как он рассказывает об утке, которая смотрела ему в глаза, когда он навёл было на неё ружьё, или о муравьях, которые гасили зажжённую свечу, — и сразу становится ясно, что перед вами человек необыкновенно доброй и тонкой души.

Алексей Иванович давно на пенсии. Ничто не мешает ему теперь отправиться в любой день в поход по знакомым местам, которые никогда ему не надоедают, потому что он всякий раз видит их по-новому. Но и теперь биолог ведёт большую общественную работу. Часто бывает он в школах города, где проводит беседы и экскурсии с учениками и учителями биологии, помогает собирать коллекции. Алексей Иванович очень обязательный человек. Никакая непогода не задержит его, если он обещал прийти к назначенному часу.

Много сделал Алексей Иванович для краеведческого музея. Под его руководством был оформлен отдел природы.

— Это был какой-то порыв — вспоминает Алексей Иванович. — Я загорелся мыслью показать в музее богатство фауны родного района и «зажёг» сотрудников музея. Почти год мы работали, не признавая времени суток, забывая порой поесть. Лазили по болотам за лягушками, ящерицами, змеями, ловили бабочек и жуков. Очень много помогали нам школьники.

После открытия отдела природы Алексей Иванович по-прежнему пропадал в музее. Проводил экскурсии, беседы. И опять же чаще всего с детьми. Сейчас работники в музее сменились, и Алексей Иванович отошёл от него. Он жалеет, что прошло время, когда приносил такую активную пользу городчанам. А отдел природы следовало бы обновить и расширить.

Вот такой неугомонный и чудесный человек живёт в нашем городе. Человек, пронёсший через всю жизнь самую пламенную любовь и бескорыстную страсть — любовь к природе и всю жизнь щедро делившийся этой любовью с людьми.

Городецкий вестник, 1971 год