Удивительный он, наш древний город. Приезжего человека поражает старинными домами и домиками в деревянных и жестяных кружевах, разбросанными на высоком волжском берегу. А когда поживёшь в нём, как будто примелькаются городские улочки. Спешишь по делам, не обращая ни на что внимания.

И вдруг, в сотый раз проходя мимо какого-либо дома, ставшего уже привычным и вроде бы давно знакомым, замечаешь необычной красоты резьбу на окнах или на карнизе, сказочную трубу из жести, вазон на воротах… И снова не перестаёшь восхищаться искусством неизвестных мастеров, оставившим нам в наследство частицу своей души.

Теперь, как говорят, другие времена, другие песни. Но по-прежнему люди хотят видеть своё жилище красивым. И не оскудела талантами городецкая земля. Живут на ней мастера, творящие красоту.

В честь 50-летия «Городецкой правды» фабрика «Городецкая роспись» подарила редакции сувенир — резное панно. На панно изображена старинная ладья, украшенная львом, традиционным для городецкой глухой резьбы. Так я впервые увидела работу Михаила Логинова.

В детстве Миша любил вырезать деревянные пистолеты. «Что тут удивительного? — скажете вы. — Почти все мальчишки этим занимаются». Но Мишу интересовал не конечный результат, а сам процесс работы. Он хотел бы вырезать много-много красивых пистолетов. А доски где брать? Выручали мальчишки.

— Миш, вырежи пистолет? — просил какой-нибудь пацан.

— Тащи доску, тогда вырежу.

Обрадованный мальчишка разыскивал обрезок доски, тащил его Мише и получал готовый пистолет. Обмен радовал обоих.

В старших классах Миша начал вырезать из дерева различные фигурки. Запасал куски кленовой древесины и зимними вечерами «колдовал» над ними с набором ножей и стамесок. Много рисовал.

После школы работал токарем на заводе. Но не лежала душа к металлу. После работы руки сами тянулись к тёплому, податливому дереву, которое с каждым днём становилось послушнее.

Когда служил в армии, узнал, что в Городце мебельная фабрика объединилась с артелью «Городецкая роспись». После армии пришёл на фабрику узнать на счёт работы. Главный художник А.Е. Коновалов сказал:

— Мы думаем возродить городецкую резьбу, и работа тебе найдётся.

С тех пор прошло три года.

Резное панно «Городецкая роспись» Михаила Логинова на областной выставке, организованной управлением художественных промыслов в честь 50-летия СССР, отмечено третьей премией. Его можно увидеть сейчас в Городецком краеведческом музее на выставке народных умельцев. На щит из обожжённого дерева наклеены барельефные фигурки мастеров, расписывающих городецкие прялки. Резчик за основу взял композицию росписи на старинных прялках. Мастера расположены «в два этажа». Вверху — два парня и девушка, внизу — старик и старуха, между ними — птица. Обрамляет панно арка — витые столбики, наверху — цветы и фантастические птицы. Накладная резьба выполнена из липы, контрастно выделяющаяся на тёмном фоне.

На выставке представлены и другие работы Логинова — «Материнство», «Ночные стражи», «Гимнастка». Интересны аппликации из бересты и соломы «Ромео и Джульетта», «Берёзка».

Панно «Нижегородский Кремль», вырезанное Михаилом два года назад к 750-летию Нижнего Новгорода утверждено художественным советом и рекомендовано для массового производства. На панно мимо Кремля плывут под парусами ладьи, стоят на берегу витязи, а в небе — кучевые облака. Утвердил совет и небольшое панно «Ракета». Хороший сувенир могли бы увезти с волжских берегов гости Городца и Горького в память о быстроходных судах на подводных крыльях, снующих по великой реке. Могли бы… Да только негде и некому выпускать в массовом количестве резные сувениры. Вернее, есть кому. Резчики нашлись бы. Есть они и на фабрике. А вот помещения нет, даже небольшого. Цех росписи настолько стеснён, что пройти по нему трудно. И сам Михаил теснится в каморке вместе с главным художником.

Но А.Е. Коновалов не оставляет мысль о возрождении резьбы, разумеется, обновлённой, отвечающей современности. Поэтому он и поддерживает задумки Михаила. А творческих планов у того много. Недавно на художественный совет представляли образец чайного набора: поднос, подстаканники, конфетницу. Украшены они городецкой росписью, но форму предложил Михаил.

— Можно сделать резные гардины на окна, а сюжет взять со старинных карнизных досок. Думаю, они вполне вписались бы в современный интерьер. Многое можно было бы сделать, если бы открылся цех резьбы, — говорит Михаил.

— А дома Вы что-нибудь вырезаете для себя, для души? — спрашиваю Михаила.

Его тёмные глаза загораются, лицо освещается мечтательной улыбкой.

— Думаю сделать серию работ на морскую тему. Знаете я никогда не видел моря, а служить попал на Белое. Море поразило меня… Я вырезал парусник в объёме, а сейчас работаю над панно «Капитан». Капитану дует в лицо солёный морской ветер. Это будет видно по летящим назад волосам, бороде, усам. Брови нахмурены. Руки крепко держат штурвал. За спиной капитана мачты и реи. А ещё хотелось бы сделать ажурное панно «На морском дне».

Михаил молод. И пусть, по его словам, он ещё ничего не успел сделать, но у него есть главное: тонкий художественный вкус, творческое горение. Хочется надеяться, что в ближайшем будущем можно будет видеть работы Логинова не только на выставках, но и в магазинах появятся резные сувениры, выполненные по образцам Михаила. Попутного ветра в парус твоей мечты, Миша!

Городецкий вестник, 1973 год