В апреле 1942 года в учебном отряде Северного флота на Соловецких островах появился новый курсант — городецкий парнишка Коля Болданков. Почти год на огромном пространстве нашей страны от Белого моря до Чёрного гремела война. Николай не ожидал, что попадёт на Север. В начале войны он окончил курсы шофёров и думал, что будет воевать на суше. Но им распорядились иначе. На шесть долгих лет ему пришлось стать моряком. Из учебного отряда он попал в отдельный дивизион истребителей подводных лодок — стал мотористом на морском охотнике. Катера сопровождали транспорты с грузами, шедшими в Мурманск.

— В начале войны немецкие подводные лодки вели себя в наших водах прямо-таки нагло, — вспоминает Николай Алексеевич, — так что работы нам хватало. А потом на флот пришли торпедные катера и меня перевели на один из них командиром отделения мотористов…

Служба на торпедном катере в Заполярье трудна и в мирное время, особенно зимой. Запас топлива на катере небольшой — поэтому он не предназначался для дальних походов. Живут моряки на базе — на катере нет ни камбуза, ни отопления. Тем не менее в морозные полярные ночи приходилось плавать по 18–20 часов. Во время шторма тяжёлые валы перекатываются через катер. Тут уж гляди в оба, а то окажешься за бортом.

В военное время трудность службы неизмеримо возрастала. Основная задача торпедных катеров — уничтожение кораблей противника. Во время торпедной атаки катер развивал скорость 80–90 километров в час. Чтобы спастись от авиации противника и от обстрела вражеских кораблей, действовать приходилось в основном ночью или под прикрытием дымовой завесы. Ночью катера неслись навстречу противнику без единого огонька, даже курить нельзя было на палубе. Причём, надо учесть, что тогда не было современных навигационных приборов. Всё зависело от умения и опыта командира, от "счастливой звезды" моряков.

Велика была и роль мотористов. В таких условиях двигатели должны работать, как часы. И они не подводили. Николай Болданков службу знал хорошо. Не зря его грудь украшают награды — орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, медали «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией».

— Наша Краснознамённая ордена Ушакова первой степени бригада торпедных катеров уничтожила во время войны 86 кораблей противника, 10 человек получили звание Героев Советского Союза, — вспоминает Николай Алексеевич. — Особенно мне запомнился бой 19 августа 1944 года, когда 13 наших катеров потопили 14 немецких кораблей. Правда один наш катер тоже не вернулся, — с грустью добавляет ветеран.

Были и другие бои, навсегда оставшиеся в памяти бывшего моряка.

Однажды в полярную ночь три советских катера вышли на свободную охоту. Бушевала пурга. Видимость минимальная. Незаметно подошли к берегу противника. Два катера прошли дальше, а последний, на котором служил Болданков, обнаружил два вражеских сторожевых корабля. Катер ринулся в атаку. Ушедшие вперёд катера вернулись. Завязался бой. Вскоре один корабль противника был потоплен, а второй выбросился на мель.

В конце апреля 1944 года три катера получили задание — добыть языка.

— Несколько суток ходили по морю, — вспоминает Болданков, — и всё безуспешно. Как назло, никто не попадался. Наконец, у вражеского берега обнаружили судно. Под обстрелом береговой батареи подошли к нему и забрали в плен команду.

На языке у меня вертится вопрос, наконец, отважились задать его:

— Николай Алексеевич, скажите, пожалуйста, вам страшно было тогда?

— Ну если сказать, что совсем не страшно, это будет неправдой. Перед боевым походом все испытывали какое-то волнение. Ведь каждый раз шли в неизвестность. Никто не был твёрдо уверен, вернёмся ли на базу. Но когда начинался бой, тревога исчезала, её заглушало чувство ответственности. Ведь бой — это прежде всего трудная работа.

…Морская служба закончилась для Николая Болданкова уже после войны, в марте 1948 года. Вернувшись домой, он пошёл работать в Ковровский леспромхоз, откуда ушёл на войну. Был механиком, начальником лесопункта. А потом леспромхоз ликвидировали. Болданковы переехали в Городец. В это время начали строить Заволжский моторный завод. Николай Алексеевич пошёл туда и стал одним из зачинателей производства биметаллической ленты. Окончив курсы на Горьковском автозаводе, он вместе с товарищами устанавливал оборудование, осваивал производство ленты. Сейчас Болданков — бригадир заливщиков. Смена, в которой он работает, ведущая на участке. К Дню Победы здесь выпущено сверх плана 25 тонн ленты. Майский план также завершён досрочно.

И в мирном труде, как и в бою, Николай Алексеевич в первых рядах. К боевым наградам прибавились мирные — медаль «За трудовое отличие», орден «Знак Почёта», нагрудный знак «Отличник соцсоревнования РСФСР». Ведёт Болданков и общественную работу. Он член цехкома, председатель профбюро участка.

…Есть в нашем городе тихая улочка, носящая имя Энгельса. Здесь, в старом деревянном доме под номером 68, живёт заслуженный человек — ветеран войны и труда, коммунист, вступивший в ряды партии в грозном 1944 году, отец двоих детей — Николай Алексеевич Болданков. Поклонитесь ему при встрече.

Городецкий вестник, 1975 год