История рабочего класса Страны Советов полна героических свершений. ДнепроГЭС, Магнитка, Братская ГЭС, БАМ… Как много говорят сердцу эти слова! Из поколение в поколение передаются славные рабочие традиции — трудиться творчески, с полной отдачей сил. И сегодня лучшие представители рабочего класса трудятся с не меньшим энтузиазмом, чем стахановцы первых пятилеток и члены фронтовых бригад Великой Отечественной. Газеты полны сообщений о досрочном завершении пятилетки.

С одним из гвардейцев пятилетки я познакомилась в канун праздника. Ещё раньше я знала, что лучший токарь производственного объединения «Городец» Е.М. Барышников за досрочное завершение пятилетки награждён орденом Ленина, что личную пятилетку он выполнил за 2 года 5 месяцев и сейчас работает в счёт 1978 года. Захотелось узнать, какой он, что помогает ему трудиться столь производительно. И вот я на токарном участке механо-монтажного цеха. В несколько рядов стоят станки. За одним из них в конце помещения — Евгений Михайлович. Смотрю, как он работает… Берёт грубую, покрытую пятнами ржавчины заготовку, вставляет её в патрон, вставляет в станок и вот уже брызжет синеватая стружка. Через несколько мгновений токарь ставит на стол блестящую, гладкую деталь. И всё повторяется сначала.

Соседи Барышникова делают вроде бы то же самое, только на столе у Евгения Михайловича быстрее растёт число готовых деталей. Обращают на себя внимание проворные, доведённые до автоматизма движения токаря.

— За столько-то лет научишься работать, у токарного станка я уже 29 лет стою, — говорит Евгений Михайлович. — Вообще-то быстроте я научился в своё время у Сергея Викуловича Шкапина. Был у нас на судоверфи такой замечательный токарь.

Евгений Михайлович сменные нормы выполняет на 200% и не только на такой простой детали, как валы для сельского хозяйства, что точит он сейчас, но и на сложных, трудоёмких деталях для судостроения. А нормы отнюдь немаленькие. И перевыполняют их только опытные токари. Как же это удаётся Барышникову?

— Самое главное — экономия рабочего времени, — отвечает Евгений Михайлович. — Прихожу за 10–15 минут до начала смены, готовлю рабочее место, инструмент, заготовки располагаю итак, чтобы не делать лишних движений. И вообще каждое движение у меня рассчитано. Смотришь, иной токарь топчется у станка, тянется за заготовками, а ведь это всё драгоценные секунды. В семь часов станок у меня уже крутится. А другой ещё пришёл только, да по участку ходит взад-вперёд. Глядишь 15–20 минут рабочего времени впустую потеряно.

Во всём этом нет вроде бы никакого секрета, однако работать так, как Барышников, может далеко не всякий.

— Ну, за ним не угонишься, — говорят обычно токари, когда им приводят в пример производительность труда Барышникова.

Что же движет им, что заставляет трудиться изо дня в день со всем напряжением сил? На мой взгляд, «вечным двигателем» служат несколько факторов. Прежде всего, это любовь к своему делу. Шестнадцатилетним подростком привёл его отец на верфь, по всем цехам провёл. Хотел, чтобы сын выбрал себе профессию по душе. Ходил, смотрел Женя, как строят баржи, но не тронула его сердце эта работа. А как только пришли на токарный участок, он сразу воскликнул:

— Вот здесь мне нравится!

А чем понравилось? Станки крутятся, стружка красиво вьётся. И вообще — это как чудо, из ржавой железки сделать блестящую деталь, которая будет служить людям годами. И эта власть над металлом пленила его на всю жизнь. Самое главное, наверное, заключается в том, что токарное дело для него стало не механическим трудом, а творческим. Иной раз такие «заковыристые» детали попадаются, приходится основательно «пошевелить мозгами», чтобы быстро и экономно сделать их из куска металла.

Ну и, конечно, привычка к труду. Сколько помнит себя Евгений Михайлович, он работает и работает. Детство его кончилось рано. В 12 лет он уже трудился наравне со взрослыми. Шла война, надо было помогать отцу кормить семью. Их было восьмеро у родителей, он — третий.

И ещё не менее важные факторы — это рабочая честь, рабочая гордость и, если хотите, даже честолюбие.

— Привык я идти впереди, как-то неловко отставать. Если вижу, что меня обгоняют, стараюсь ещё лучше работать, — признаётся Евгений Михайлович.

Всем бы такое честолюбие! И каждый также берёг свою рабочую честь. Барышников продукцию сдаёт с первого предъявления, она не нуждается в проверке ОТК. К сожалению, не все ещё так работают. Иной без зазрения совести брак гонит.

— Подойдёшь к такому, скажешь, что ты делаешь, ведь деталь твоя пойдёт на судно, вдруг поведёт в критический момент, да ведь не на всех эти слова действуют, — с горечью говорит Евгений Михайлович.

Своих учеников он учит работать по-настоящему, быстро и качественно. А учеников у него за эти годы перебывало не меньше трёх десятков. Только мало, кто остался на верфи.

— Учишь их, учишь, а они уходят в армию и не возвращаются. Кто на новые стройки подаётся, кто на шофёра переучится. Трудная у нас профессия и по нынешним временам не популярная, — в словах Барышникова чувствуется грусть.

Его можно понять. Действительно, вкладывая душу в учеников, ветеран хочет, чтобы они оправдали его надежды, так же любили токарное дело, как и он. Впрочем, уходят не все. Мастер участка П.К. Токарев в числе лучших назвал молодого токаря Николая Красильникова. Это ученик Барышникова. Из армии пишет ему Леонид Лукин. Скоро служба кончится, и он собирается вернуться на свой участок.

Ну а для тех, кто ушёл, ученичество тоже не должно пройти бесследно. Подросткам повезло, что в начале своей рабочей биографии они встретили настоящего человека, на которого можно равняться.

Евгений Михайлович показался мне не очень разговорчивым человеком. Но первое впечатление, порой, обманчиво. Я узнала, что он часто выступает перед учениками в пятой школе, где он избран членом родительского комитета. Бывает он и в клубе имени Маресьева. Он рассказывает ребятам о предприятии, о своей профессии. А ещё он — народный заседатель. Уже девять лет. Всё это говорит о том, что Евгения Михайловича уважают не только товарищи по работе, которые нередко обращаются к нему за советами, но и общественность. Ибо он с гордостью носит своё главное звание — рабочий.

Городецкий вестник, 1975 год