Носова Евфалия Исааковна

В зарисовке «Наравне со взрослыми» В.Ф. Попов, вспоминая о том трудном и суровом для всей страны времени, с сожалением говорил, что ничего не знает о послевоенной судьбе четверых своих товарищей по бригаде, запечатлённых на снимке.

А вскоре после той публикации «нашлась» Фаля Батракова (на снимке крайняя справа во втором ряду). О ней мне позвонила председатель ветеранской организации работников социальной службы Людмила Николаевна Горская. Приближался День социального работника, а к нему, оказывается, Евфалия Исаковна Носова (в девичестве Батракова) имеет прямое отношение.

Разыскать в Городце нужного человека несложно. Хозяйка дома по 3-му Полянскому переулку, небольшого роста, с мягкими чертами лица, приветливая и улыбчивая, вспоминает…

Тяжкое время войны

— Перед войной в семье у нас было пятеро человек, и жили мы трудно. Отец находился в отъезде — работал на сахарном заводе в городе Ровно на Украине и семья готовилась туда уезжать. Уже продали свой дом. Но помешала война. Папа добирался домой поездом на крыше вагона. Так и остались мы жить в своём родном Городце.

— В 1941 году я пошла учиться в 7 класс. Отца тогда же призвали в армию. Поначалу служил он в рабочем батальоне в Сейме. Это в нашей области. А летом 1942-го отправили на фронт. Воевал с немцами до конца войны, имел ранения, награждён медалью «За отвагу».

— Окончила я семилетку, а среди сестрёнок была старшей. Надо работать. В октябре 42-го, когда ещё не исполнилось и шестнадцати, пришла на мехзавод. Из нашего класса поступили туда многие. Кто-то из девчонок нашёл себе работу полегче, а мне предложили идти токарем. Отказываться не стала. А была ведь худенькой, да и ростом незавидная.

— В цехе уже тогда выпускали продукцию для фронта. Меня поставили к станку на черновую обдирку стальных болванок. Это были будущие снаряды для «катюш». Сейчас даже самой с трудом верится, как приходилось эти тяжеленные болванки накатом затаскивать на станок. Правда, мне повезло. Рядом работал высокий ростом парнишка Юра Осиновский. И он, когда надо, шёл на выручку без всякой просьбы. За ту помощь я благодарна Юре на всю жизнь. Ведь за 12 часов в смену бывало так «напашешься», что едва с ног не валишься.

— А «опекуном» моим был с самого начала мастер Ческин. Подойдёт обычно к станку, внимательно понаблюдает, что и как я делаю. Если промолчит, значит доволен. Месяцев через пять меня перевели на другой станок — уже на чистовую обработку деталей. Болванки тут весом полегче. Мастер уже другой — Алексей Васильевич Зорин. Так и работала я при нём на этой операции до конца войны.

— По весне, когда на Волге лёд уже становился рыхлым и автомашинам по ней с грузом ходить было опасно, нас с завода после смены отправляли на правый берег за болванками. Возили мы их на больших санях группами человек по восемь только до левого берега. Там уже другие рабочие перегружали груз на машины и доставляли на завод.

— Конечно, тогда было тяжело. Дисциплина строгая. Питание скромное. У многих из нас отцы и старшие братья воевали. Но никто не жаловался и не ныл. Все понимали — идёт война. От нас требовали точности и аккуратности в работе. И мы старались. В нашем коллективе нормы перевыполняли все, поэтому нас и называли фронтовой бригадой. Зато и начальство относилось к нам, молодёжи, с заботой и вниманием. В столовой выдавали бесплатные обеды. Вместе дружно отмечали редкие в то время праздники.

Отличник социального обеспечения

После победы Фаля с завода уволилась и по направлению РК комсомола два лета подряд работала в пионерлагере. А потом ещё год — телефонисткой в пожарной команде. В ноябре 1949-го по рекомендации того же райкома ВЛКСМ Батракову приняли счетоводом в Городецкий райсобес. Это по должности. А на деле за канцелярским столом ей приходилось сидеть мало.

За Евфалией закрепили сельский участок. Вот она и ходила пешком по деревням, навещала дома инвалидов войны, семьи погибших на фронте. Внимательно выслушивала, кто в чём нуждается, записывала просьбы и жалобы. На каждого пенсионера и инвалида заводила карточку учёта. Девушка всё старалась делать аккуратно — сказалась выучка на заводе. К людям относилась уважительно.

Расторопность молодой работницы заметили и в январе 1953-го, как гласит запись в трудовой книжке, Батракову переводят на должность старшего инспектора отдела в порядке выдвижения. Новые обязанности более ответственны. В них входила, в частности, проверка правильности назначения пенсий инспекторами. Ошибки в этих назначениях не допускались. Проверяла старший инспектор и назначения льготных пенсий на предприятиях. Работала в непосредственном контакте с заведующим отделом и представителем облсобеса. Больше всего Евфалии Исаковне довелось трудиться вместе с Евгением Васильевичем Ненастьевым. Это был опытный руководитель коллектива, внимательный к подчинённым. Дело своё знал хорошо.

Тридцать лет прослужила наша героиня старшим инспектором сначала районного, а затем городского собеса. Ушла на пенсию в мае 1983 года. За долголетнюю работу награждена знаком «Отличник социального обеспечения», имеет медали «Ветеран труда», Ленинскую юбилейную. А первая награда Батраковой, пожалуй самая дорогая для неё, — медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

…Отмечали «золотую» свадьбу

В прошлом году Евфалия Исаковна вместе со своим мужем Сергеем Павловичем Носовым отмечали «золотую» свадьбу — полвека совместной жизни. Их, как и многие другие супружеские пары, чествовали в досуговом центре «Метеор». Это в Городце стало хорошей традицией. Свадьба была торжественной и весёлой.

А своего будущего мужа Евфалия «высмотрела» ещё в школе — шесть лет учились с ним в одном классе. Они — ровесники. Когда выросли, встречались на танцах. В военные годы Сергей начал работать электриком на судоверфи, да так и остался там до самого ухода на пенсию.

Интересная деталь. Дом для себя и для будущей семьи старший Носов строил своими руками. В 53-м справил новоселье. А на будущий год и привёл сюда молодую жену с редким для нынешнего времени именем — Фаля. Так что здесь, в этом доме в переулке, и прошла счастливая семейная жизнь Носовых. И идёт уже второе полстолетие.

Родились и выросли у них дети — Надежда и Алексей, есть внуки и правнуки. Хоть и разбросала жизнь младших по разным городам и весям, но городецких бабушку и дедушку они не забывают.

* * *

…Мы с Евфалией Исаковной возвращаемся к фотографии военных лет, что в мае появилась в газете. Разговор ведём о тех членах фронтовой бригады, судьбы которых В.Ф. Попову неизвестны.

— Кроме меня, – говорит Носова, — в Городце живёт и здравствует Лиза Шашкова (на снимке вторая справа в первом ряду). Она после войны окончила педучилище, работала воспитательницей, потом заведующей детским садом судоверфи. Как и все мы, труженики тыла, давно на пенсии. Елизавета Фёдоровна Разживина (в девичестве Шашкова) давно овдовела. Её дети — сын и дочь — проживают здесь же, в городе. Есть и внуки. Встречаемся с Лизой в последнее время редко. Здоровье не позволяет. Иногда перезваниваемся по телефону.

— Витю Вознесенского (на снимке первый слева во втором ряду) после моего ухода в 43-м с завода так больше и не видела. Словно в воду канул. (В брошюре «Летопись Городецкого комсомола» имя токаря Вознесенского указано — «Владимир» — Б.С.). Наверное, уехал куда-нибудь учиться да так и не вернулся.

— А Лида Бруснигина (на снимке в центре во втором ряду) последние годы жила с семьёй в городе Чкаловске. От кого-то знаю, что её нет в живых уже лет несколько. Да, работала она в нашей бригаде токарем, но не подсобницей, как сказано в газете.

Среди ветеранов социальной службы района Евфалия Исаковна по возрасту является, пожалуй, старейшей. Пусть и с запозданием, но поздравим её с профессиональным праздником, пожелаем здоровья и долголетия.

4.08.2005