Цветкова Тамара Андреевна

В нескольких километрах от центральной усадьбы колхоза «Красный маяк» на высоком берегу Волги раскинулась деревня Ляпуново. Известно, что появилась она ещё в XVIII веке и этим обязана своему основателю графу Ляпунову. Но мы не будем забираться в дебри истории поселения, а коснёмся более близкого для современного читателя времени — XX столетия. Вернее, лишь коротко расскажем о человеке, родившемся в Ляпуново в прошлом веке и проживающем в нём поныне.

«Сейчас, Тамара, не до учёбы…»

Тамара Мартемьянычева появилась на свет в 1925 году. Родители её Андрей Дмитриевич и Елизавета Филипповна жили от земли и как только в соседней деревне Серково образовался колхоз с красивым именем «Красный маяк», сразу же вступили в него. Работали без оглядки, с молодым задором. Но в 1936-м семью постигло большое горе — умирает отец. Вдова осталась с двумя маленькими дочерьми. В том же году она стала работать дояркой. Тамара училась в школе, что находилась в полутора километрах — в деревне Рожково. Окончила четыре класса и хотела учиться дальше.

Как-то мама вернулась из поездки в Москву, где была участницей сельхозвыставки. И тогда между нею и дочерью состоялся короткий разговор. «Сейчас, Тамара, не до учёбы, ты пойдёшь в доярки, а я тут, поближе к дому, буду работать конюхом». Дочь матери не перечила.

— Так, уже в 1940 году я и пошла на ферму, — рассказывает сегодня Тамара Андреевна. — Выделили мне 10 коров. Надо было не только доить их, но и кормить-поить, убирать навоз. Без привычки делать всё это трудно. Помню, заведующей у нас была Александра Михайловна Давыдова. Она и стала моей первой наставницей на работе. Поначалу сама и помогала мне ухаживать за коровами.

На ферме тогда трудилось пятеро доярок. Из них я помню Екатерину Каверину, Татьяну Кожинову, Евгению Кульпину. (Их на этом свете уже нет). За каждой из нас закрепляли делянки — выбирали по жребию. Мы сеяли и обрабатывали на них свёклу. Весь урожай шёл на подкормку нашим питомцам. Ведь если корову кормить зимой одним сеном, то хорошего удоя от неё не жди.

Война требовала

Дояркой Тамара работала до самого начала войны с фашистами. Из Ляпунова и других деревень большинство мужчин ушло в армию. В колхозе основная тяжесть работ на полях и фермах легла на плечи женщин и подростков. Многое тогда изменилось и в жизни 16-летней Тамары Мартемьянычевой. Молодых девчат нередко отрывали от главных колхозных забот и направляли на совсем другие работы. Того требовала война.

Нашей девушке сперва недолго пришлось рыть окопы. А потом колхоз снарядил конный обоз на перевозку дров. В число 8 возчиков включили и Тамару. Послали их в город Семёнов. Вывозили из лесу швырок, что находился в штабелях. Доставляли к узкоколейке рядом с городом, откуда дрова уходили на электростанцию в Балахну.

Но в Семёнове обоз не задержался, вскоре его перевели в деревню Дырино, что в Городецком районе. Целую зиму выполняли ту же работу. А летом Тамара занята в полеводстве на сортоучастке под руководством агронома Ольги Трифоновны Шмагриной. По сравнению с зимними перевозками дров это был своего рода рай. С наступлением новой зимы снова в лес.

— В 43-м летом уехала я на север области в Шахунью. Там на перевозке дров где-то через неделю сильно заболела, — продолжает рассказ Тамара Андреевна. — Привезли меня домой. Надо ложиться в больницу в Городце, но я не захотела. Так мама с месяц грела в овсяной соломе. Тем и вылечила.

После поправки пришлось мне ещё раз выехать в командировку — на заготовку и прессование сена для нужд Красной Армии. В нашей группе красномаяковцев было человек 10. Одна молодёжь. Работали дружно, задорно почти два летних месяца. С заданием справились.

Уже осенью председатель колхоза Никандр Иванович Самойлов направил меня учиться в районную колхозную школу. Проучилась там зиму, вернулась домой и стала работать помощницей у полевода Николая Яковлевича Колесова. Помнится, говорил он плохо, заикался. Я ходила по колхозным бригадам, а их было девять, и там передавала его распоряжения.

Со стадом на запад

В 1944 году наши войска гнали фашистов на запад. В областях, освобождённых от оккупации немцев, надо было восстанавливать порушенное хозяйство, в том числе и колхозы. Вот и стали организовывать в тылу отправку в пострадавшие районы скота.

В Городецком районе тоже собрали молодняк, в основном тёлок, и в конце августа погнали гурт в 150 голов в Калининскую область.

— Так я и попала в гуртоправы, — говорит наша героиня. — Из «Красного маяка» нас было двое — я да Мария Мочалова. А всего четверо девчонок да двое подростков — мальчишки лет 14–15. И с нами полуслепой мужчина за старшего гуртовщика.

Помню, когда мы только вышли за пределы нашей области, то увидели впереди нас ещё одно стадо. В нем находились дойные коровы, потому и шли они медленнее нашего. Мы обрадовались. Оказалось, что гуртоправы-мужики гнали коров в ту же Калининскую область. Мы почти вслед за ними и двигались.

В том стаде страдали многие недоеные коровы. Мужики их пытались доить, но получалось плохо. А нам, девчонкам, оно сподручней. Мне, доярке, тем более. Вот и договорились питаться вместе. Надоим молока, из остатков муки сварим с ним какое-нибудь хлёбово, считай, что и сыты. Сухари с молоком тоже ели с охотой. Это нас и спасало.

Но больше чем от голода страдали мы без бани от грязи. Осенью в речке особо не помоешься, не постираешь. Страдали и наши ноженьки. К концу пути в кровь посбивали. Кожа с них чулком сползала.

Шли мы на запад по Владимирской и Ярославской областям, потом и по Калининской. Шли медленно, стадо наше голодное. Остановимся где-нибудь у поляны, попасём скотину и снова в путь. С нами лошадка с телегой. На ней кое-какие пожитки да небольшой запас еды: пшено, сухари.

Целый месяц прошагали. Сильно пооборвались, оголодали. А как ступили на землю, где недавно шли бои, так от вида пожарищ и разорения стало не по себе. На ночёвках не спали — караулили стадо, боялись лихих людей. Но бог нас миловал — за месяц ни одной тёлки не потеряли.

Добрались мы с гуртом, наконец, до города Кашина, откуда нас направили в колхоз. Это ещё километров 50. Там и сдали своих тёлок. Потом перво-наперво баня. Отдохнули денёк и обратно в дорогу. Возвращались с приключениями. Сели мы в поезд на Горький, а в ста километрах от Кашина немцы с воздуха и налетели на нас. Стали бомбить и из пулемётов стрелять. Ужас! Но нам удалось убежать с поезда, а потом уже с другим попутным добирались до Ярославля.

Тут уже Волга родная. Здесь мы с Машей Мочаловой вдвоём оказались. Сжалился над нами пожилой санитар с парохода «Глеб Успенский», что шёл с ранеными до Горького, и поместил нас в какую-то каморку, «Сидите, — сказал, — тихо и не высовывайтесь». А тут у меня ноги снова сильно разболелись. Дали какую-то вонючую мазь, ноги после неё немного и поджили.

К Городцу подплывали рано утром, но пароход проходил его мимо, без остановки. Мы в отчаянии. Капитан пожалел и гудком вызвал с пристани дежурную лодку. На ней и добрались мы до родного берега, откуда до дома шли пешком. Было это уже в октябре.

…И нам с мамой вручили по медали

С наступлением зимы Тамара продолжила учёбу в РКШ, весной 45-го и окончила. А тут подошёл конец войны.

— Девятого мая как раз вышли в поле сортоучастка сеять горох. Видим, из Рожкова люди бегут, где-то музыка играет. Потом пришла с правления колхоза наш агроном Ольга Шмагрина. «Женщины, — говорит, — кончилась война». Все тут же сели и начали реветь. Потом в клубе собрание проходило, говорили о нашей Победе, радовались, вспоминали погибших и плакали о них горькими слезами.

— Помнится и другое собрание, торжественное. Кажется, в том же 45 году. Кого-то награждали. Потом объявили: «Мать и дочь Мартемьянычевы, поднимитесь на сцену». Вот тогда нам с мамой и вручили по медали за работу во время войны.

После объединения «Красного маяка» и колхоза имени Кирова (деревня Рожково) Тамару назначили заведующей фермой, бывшей кировской. Там было всего с полсотни коров, телятник, птичник да небольшая отара овец. Но не успела она по настоящему освоить свои новые обязанности, как предложили заняться торфоразработками. В деревне Слоново, что рядом с Городцом, в те годы было большое болото. Там-то бригада колхозников из 12 человек во главе с Мартемьянычевой резала, сушила торф, делая из него брикеты, годные для отопления. В фурах развозили топливо на ферму, в детясли, правление колхоза и другие помещения.

В том же 45-м судьба послала Тамаре суженого — познакомилась она с бывшим фронтовиком Петром Цветковым. Служил он в Красной Армии с 1940 года, в 41-м защищал Москву, а в августе 42-го был тяжело ранен. Через год вернулся в родное Серково инвалидом войны. С двумя боевыми орденами и двумя медалями. Поначалу работал Цветков кладовщиком в колхозе, потом — секретарём сельсовета. Сдружились они с Тамарой, полюбили друг друга, а в январе 46-го и свадьбу сыграли в Ляпуново. Здесь и жить стали. А через два года у них родился сын Владимир.

Три года отдала Тамара, теперь уже Цветкова, работе, как она сказала, на болотине. Бригада её всё торфом колхоз обеспечивала. Потом перешла на ферму, снова заведующей. Коллектив был небольшой, человек до 10, из них четыре доярки, Тамара с работой справлялась хорошо. Весной 51-го появился на свет второй ребёнок — дочь Рая. Рожала её Цветкова прямо на санях, по пути в Городецкий роддом. Тогда же осенью ферму у Рожково колхоз ликвидировал, скот перевели в новую, ляпуновскую. Тамару же поставили звеньевой на сортоучасток. Многие годы им заведовал Василий Михайлович Корчуганов, а агрономом-овощеводом был Фёдор Максимович Родичев.

Звеньевая. Бригадир

Всего на участке работало два звена по 15 человек. Одним из них руководила Александра Мартемьянычева — тётя Тамары. Технику для обработки делянок выделял колхоз. Пахали на тракторах, на мелких делянках сеяли на лошадях. Из зерновых выращивали рожь, пшеницу, ячмень, овёс, кукурузу. Жали серпами. Сажали и сеяли картофель и разные овощи. В основном вручную. Урожай каждой культуры тщательно взвешивали.

В звеньевых Цветкова задержалась надолго, аж на 15 лет. Сама работала старательно, кропотливо, этого же требовала и от других. Со временем приобрела огромный опыт, получила известность за пределами района. Дважды — в 57-м и 59-м годах была участницей Всесоюзной сельхозвыставки.

— Бригадир наш – Вячеслав Георгиевич Расторгуев временно уходил со своей должности и председатель колхоза Иван Порфирьевич Железов попросил меня занять его место хотя бы на месяц, — рассказывает о новом периоде своей жизни Тамара Андреевна. — Согласилась. Работаю месяц, второй, потом приглашают меня на правление и предлагают стать бригадиром постоянно. Заколебалась я: боязно, такая ответственность. Но всё-таки предложение приняла.

А вскоре стала руководителем объединённой полеводческой бригады. Поля наши простирались от Рожково до заправки у Городца. В колхозе выдали мне велосипед, и я на нём каждый день объезжала свои «владения». Помимо полей содержали мы две теплицы, несколько парников. Где-то с марта начинали делать горшочки для огурцов. Осенью снимали урожай, засыпали овощехранилище, определяли, сколько, чего можно пустить на продажу.

— Помню, в один год был очень высокий урожай — 50 центнеров зерновых с гектара. Тогда члены нашей четвёртой бригады получили по 31 копейке на один заработанный рубль. Но такие урожаи редкость.

Зря, как видно, когда-то колебалась Тамара Андреевна, принимать бригаду или нет. Результаты труда её коллектива на протяжении многих лет показывали, что выбор правления колхоза и лично Ивана Порфирьевича Железова попал в «десятку». Именно в должности бригадира у Цветковой по настоящему открылся природный талант организатора и воспитателя, умение ладить с людьми, показывать им личный пример отношения к труду. По существу она была подготовлена к этому всей своей предыдущей жизнью.

Высокие награды Родины

Признанием заслуг бригады Цветковой явилось присвоение ей ещё в 1965 году звания коллектива коммунистического труда. Со временем по достоинству был оценён и личный вклад бригадира в развитие и укрепление экономики колхоза. Она была удостоена Ленинской юбилейной медали, двух серебряных и одной золотой медали Выставки достижений народного хозяйства СССР.

Несколько ранее Тамаре Андреевне присвоили звание Героя Социалистического Труда. Самые высокие награды Родины Цветковой вручали и горячо её поздравляли в Горьком. А в следующем году она едет в столицу, где на ВДНХ получает Диплом Почёта Главного комитета Выставки, который вручал министр сельского хозяйства СССР В.К. Месяц. Вместе с дипломом Тамару Андреевну наградили и автомобилем «Москвич-412».

Будучи авторитетным человеком на селе, герой-бригадир избиралась депутатом сельского Совета и два созыва подряд — районного. Став народным избранником, настойчиво добивалась строительства в Ляпуново водопровода. Двойной «тягой», вместе с депутатом сельсовета К.Т. Шмагриным и при участии правления колхоза этот непростой тогда вопрос был решён.

Тамаре Андреевне посчастливилось поездить по родной стране, узнать много нового, полезного и интересного для себя. Кроме самой Москвы знатный бригадир вместе со своей звеньевой Ниной Игнатьевой однажды побывала в гостях у космонавтов в Звёздном городке. В составе группы экскурсантов — своих земляков ездила в героический Ленинград, знакомилась с его славной историей. Побывала также в Эстонской ССР. Но больше всего впечатлений пожалуй привезла из путешествия по Волге. Тогда, за качественную и в сжатые сроки проведённую посевную, колхозное правление сделало бригаде этот щедрый подарок.

* * *

Бригадирствовала Тамара Андреевна 20 лет. А всего её трудовой стаж в колхозе составляет 48. Это без двух лет полвека. Надо ли комментировать. А после ухода Героя Труда на пенсию прошло-прокатилось ещё 20 лет. И всегда рядом в радости и в беде родной и близкий человек. Шутка ли сказать, с Петром Евстафьевичем живут они вместе седьмой десяток лет.

Когда-то Цветков после работы в сельсовете освоил новую для себя специальность — судового изолировщика. Так и работал потом в судоверфи многие годы.

Дети Цветковых давно уже выросли. В трудолюбии родителям никогда не уступали. Сын Владимир недавно ушёл на пенсию. Всю жизнь проработал на Балахнинском бумкомбинате. Живёт с семьёй в Правдинске. Дочь Раиса всегда рядом, вместе с младшим сыном Сашей проживает в Серково, работает в колхозной бухгалтерии.

Все четверо внуков (из них одна внучка) Тамары Андреевны тоже люди взрослые. У молодых своя жизнь, у стариков — своя. Главное, чтобы младшие здоровыми росли да к знаниям стремились. И любили труд. Пример тому рядом — их бабушка и прабабушка, удостоенная высших наград Родины.

Ноябрь 2006 года