Сорокина Прасковья Михайловна

Осенью 2006 года скончалась знатная колхозница Городецкого района Прасковья Михайловна Сорокина. Она была одной из первых Героев Социалистического Труда колхоза имени Тимирязева, удостоенных этого высокого звания за рекордные урожаи льна-долгунца. В число Героев вошли также председатель артели Иван Абрамович Емельянов и звеньевая Екатерина Кузьминична Коныгина. Кроме них за достигнутые в 1948 году успехи в льноводстве орденами и медалями Союза одновременно были награждены 100 »тимирязевцев».

По ком звонит колокол

Судьба Прасковьи Михайловны сложилась так, что последние годы она прожила за пределами своей малой родины. Но когда героиня умерла, прах её перевезли домой и как-то тихо, без должных почестей схоронили в родной земле. Совет ветеранов Тимирязевской администрации скромно сообщил городецкому миру через газету об уходе из жизни прекрасной женщины-крестьянки, некогда приносившей своим подвижническим трудом славу родному колхозу и району.

Увы, ожидаемого вслед за этим некролога с добрыми словами о человеке, которым на протяжении десятков лет гордились городецкие селяне и горожане, в печати так и не появилось.

Спустя некоторое время я сделал для себя неприятное открытие — документы ушедших из жизни рядовых Героев нигде не сохраняются и ни для кого не копируются. Не ищите их ни в краеведческом музее, ни в управлении сельского хозяйства, ни в сельской администрации, ни в школах по месту жизни и работы прославленных земляков. А ведь они — эти документы — частицы нашей истории, нашей советской биографии.

Мне как-то рассказывали, что вскоре после прихода в начале 90-х годов к власти так называемых демократов был уничтожен, сожжён большой архив Тимирязевского колхоза. В подобных случаях в народе говорят: да что б у вас руки поотсыхали.

В Городецком музее, этом средоточии исторических ценностей, хранится лишь Золотая Звезда Е.К. Коныгиной. Да и то доказать, что именно эта награда принадлежала конкретному Герою, не так просто. Кроме двух давних фотографий никаких новых реликвий П.М. Сорокиной в музее до сих пор не объявилось. А их надо искать, настойчиво искать, пока где-то невдалеке от нашего района живут родственники знатной льноводки. Не Иваны же мы безродные — потомки должны знать своих Героев, беречь и уважать память о них. Здесь в самый раз уместно будет вспомнить Эрнеста Хемингуэя, который как бы вслед за есенинским: все мы, все мы в этом мире тленны, мудро вторил: не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе.

Горькое звание солдатской вдовы

В последний год прошедшего века — год 55-летия Великой Победы — мне почти случайно довелось познакомиться со знаменитой искусницей-льноводкой из посёлка имени Тимирязева. Тогда, в День памяти и скорби, Городецкий дом ветеранов гостеприимно встречал в своих стенах желанных гостей — солдатских вдов, чьи мужья — самые дорогие и близкие им люди — пали в боях за Родину.

Не по годам живая и общительная, Прасковья Михайловна была небольшого роста, выглядела худощавой, в глазах — веселинка.

Заметка о той памятной встрече появилась в газете, а спустя годы ей нашлось место и в моей книге «Люди земли Городецкой». А начиналась заметка так:

«Когда мирную тишину над советской страной взорвала война, мужа Прасковьи Сорокиной, как и огромное множество других, призвали на фронт. Воевал Андрей недолго и в 42-м пропал без вести. Вот и не успела Прасковья нарадоваться своему женскому счастью, пробыла в замужестве совсем немного. Её дочь Саша родилась уже после ухода отца на войну. Так и осталась Прасковья солдатской вдовой на всю жизнь. Поначалу сильно горевала, но общая беда сплачивала людей, не давала им падать духом…».

От матери — к дочери

Родилась наша будущая героиня в знаменательное время — октябрь 1917 года — в деревне Яблонное, что на территории нынешней Тимирязевской администрации. Родители были крестьяне, жили бедно. Отец во время Первой мировой умер от тифа и осталась маленькая Паша на руках у мамы — Татьяны Колесовой. Подросла девочка и три года проучилась в школе. Во время коллективизации её мама в числе первых стала членом колхоза имени Тимирязева. Работала звеньевой льноводческого звена. А вскоре рядом с ней начала трудиться Паша.

Шли годы, молодое хозяйство крепло. Между производственными коллективами развивалось соцсоревнование. Звено Татьяны Колесовой состязалось со звеном Анны Павловой. В первые годы по урожайности льносемян впереди шли «павловки» — 4,1 центнера с га. Колесовы от них отставали —3,7 центнера.

В 1940 году у Паши радость и счастье — она выходит замуж за любимого ею земляка Андрея Сорокина. А через год жизнь в нашей стране круто меняется. Война! Молодой муж сгинул на ней, почти не успев повоевать. Выдержала этот страшный удар его беременная жена. Потом и дочь родилась. Решение пришло единственное — бабушка Таня уходит на пенсию, с тем, чтобы воспитывать внучку. А руководство звеном она доверяет своей дочери — пусть в постоянных заботах ей некогда будет тосковать о потере близкого человека.

Дождь правительственных наград

Война продолжалась. Как и предвидела мать, обязанности звеньевой, руководство людьми залечили душевную рану её дочери. Все колхозники были полны решимости как можно больше выращивать продукции для нужд фронта. Поднабравшись опыта в работе, звеньевая Сорокина ищет пути к высоким урожаям льна на доверенном ей участке. И она решает съездить к соседям в Чкаловский район. Там, в колхозе «Авангард», в те годы работала знатная льновод, будущий депутат Верховного Совета СССР Александра Ивановна Порозова.

Многое дала эта поездка Прасковье Михайловне. Она твёрдо решила внедрить у себя в звене то, что подсмотрела у «авангардцев». С давних пор известно, что, готовя почву под посевы льна, крестьяне использовали такую эффективную органику, как птичий помёт. Но у «тимирязевцев» её явно не хватало. Как и печной золы. Стали больше уделять внимания в общем-то доступным удобрениям. Искали их повсюду: на домашних подворьях, в курятниках, на чердаках. Вместе с «красномаяковцами» «поделили» между собой Городец. Горожане помогали селу с пониманием. Звеньевая Сорокина нередко бывала и на льнозаводе, откуда привозила золу льняной костры. Тоже была хорошей подкормкой для почвы.

С годами Прасковья Михайловна в совершенстве освоила технологию выращивания льна, стала требовательнее относиться к себе и к женщинам звена, которые, правда, и без лишних напоминаний старательно выполняли своё дело. Все понимали, что для скорейшей победы над врагом требуются большие усилия.

Если ещё перед войной её с мамой звено, да и другие, получали сравнительно слабые урожаи, то в последующие, а затем уже и в послевоенные годы, когда удобрения птичьим помётом и золой вошли в систему, то перемены стали разительны. У передовых звеньев льноводов 5–7 центнеров с га считалось почти обычной нормой. И как уже упоминалось мною, 1948 год для «тимирязевцев» стал своеобразным звёздным годом. Колхоз получил тогда самый высокий урожай льна. Звено Сорокиной достигло 6,34 центнера волокна и 6,78 центнера льносемян на площади с шести гектаров.

Рекордные достижения колхоза в льноводстве обернулись на следующий год настоящим дождём правительственных наград. А среди них орден Ленина пришёлся кстати на грудь Анны Павловой, с звеном которой ещё до войны, на заре соревнования в колхозе состязалась мама Прасковьи Татьяна Емельяновна.

Март 2007 года