Волков Софон Владимирович

С ветераном Отечественной войны Софоном Владимировичем Волковым я познакомился в середине прошедшей зимы. Тогда, в январе, мы оба оказались в одной палате хирургического отделения районной больницы.

Первые бои

В молодости мой новый знакомый воевал. Призвали в армию осенью 1942-го, когда не было ещё полных восемнадцати. Софон Владимирович — городчанин, но житель сугубо сельский. Всего окончил, как выразился, «четыре коридора» и работал в колхозе в деревне Смагино вблизи посёлка Смиркино. В общем, где родился, там и пригодился. Тут и вся его довоенная биография.

Под Москвой, в г. Кунцево Софон Волков вместе с несколькими земляками был зачислен в зенитно-артиллерийский полк, где и начал познавать азы военного ремесла.

— На Новый год нас по тревоге погрузили на автомашины и часть двинулась на юг. После короткого привала в Туле автоколонна пошла дальше — к Орлу, где шли бои. Мы и решили, что туда нас бросят на подкрепление к своим. Но поступил приказ двигаться под Курск, — вспоминает 60 лет спустя Софон Владимирович.

Пока наш земляк вместе с однополчанами всё ближе продвигался к фронту, прозвучали последние залпы Сталинградской битвы, в которой гитлеровские армии потерпели сокрушительный разгром. Весной 1943-го фашисты были полны решимости взять реванш и готовили крупную наступательную операцию. Для её проведения было выбрано Курское направление в районе, конфигурация которого напоминала дугу. Замысел противника нашим командованием был разгадан и Ставка приняла решение об оборонительной операции под Курском с последующим переходом в наступление.

— Уже в апреле мы попали на передовую. Я тогда служил в расчёте (4 человека) крупнокалиберного пулемёта ДШК. Наши позиции находились в каком-то чистом поле. И сразу в бой. С обеих сторон вёлся большой огонь. Приходилось видеть, как недалеко от нас работали реактивные «катюши». Займут позиции, дадут два-три залпа в сторону немцев и сразу же уходят на новое место. Красиво работали.

В те дни у нас были немалые потери. Помню, в нашем взводе в живых, кроме меня, остался всего один солдат.

Наш 200-й неуловимый

Софон Владимирович и сейчас удивляется, что в той долгой и жестокой огневой дуэли с фашистами он не получил даже лёгкого ранения. А тогда их полк, вернее, его остатки, отправили в Курск на переформировку. В начале июня немцы совершили на город сильный воздушный налёт — до 500 самолётов. Бомбили нещадно. Гул и вой стоял страшный. Наши били по врагу из зениток и пулемётов. Поражали ли цели, определить было трудно. В отражении атак с воздуха участвовал и Софон Волков.

Со своим полком нашему земляку пришлось расстаться — направили его служить на зенитный бронепоезд. В задачу последнего входила охрана от нападения с воздуха авиации противника крупных железнодорожных узлов и мостов. На вооружении — 76 мм зенитные пушки и хорошо знакомые Волкову пулемёты ДШК. В команде было до 100 человек.

Бронепоезд под №200 почти всё время находился в постоянном движении, вёл огонь по воздушным пиратам. А фрицы налетали частенько. Где-то в июле на пути между Старым и Новым Осколом случилась большая беда. Эшелон, гружённый лесом, с тройной паровозной тягой, столкнулся с бронепоездом. Большинство зенитчиков погибло, а Софон Волков опять остался цел и невредим. Как говорится, ни одной царапинки.

Повреждённый бронепоезд всё-таки своим ходом добрался до г. Мытищи под Москвой. Там и стали на ремонт. Обновили технику, вооружение, пополнились личным составом. «Это наш 200-й неуловимый», — уважительно представляли новичкам свой бронепоезд его ветераны.

В Мытищах простояли месяц. А к тому времени освобождением нашими войсками Орла, Белгорода, а позднее и Харькова закончилась битва на огненной Курской дуге. Это историческое сражение было решающим в обеспечении коренного перелома в ходе войны.

После «залечивания ран» «200-й неуловимый» отправился на Украину, под Харьков, но освобождать его не пришлось — опоздали. По дороге попадали под бомбёжки вражеских самолётов, то и дело приходилось «огрызаться».

Фронт продвигался на Запад, а вместе с ним в составе команды бронепоезда уходил туда же и рядовой зенитчик Софон Волков. Его дальнейший боевой путь лежал через Киев, Житомир, Новоград-Волынский. А передовые наши армии и дивизии уже пересекли государственную границу и начали освобождать народы Европы от фашистского рабства. Но не пришлось нашему земляку и его сослуживцам по стальным рельсам пройтись «по европам». Поступил приказ возвращаться назад.

Пробил победы час

И снова дадим слово ветерану: «Наш бронепоезд всё дальше и дальше двигался на Восток. Куда держали путь — догадывались: бить японских самураев. О конце войны мы узнали уже на Волге, в городе Куйбышеве. В честь Победы на обед всей команде выдали по чарке водки.

В Приморье прибыли на станцию в г. Иман (с 1973 г. Дальнереченск), что на берегу реки Уссури почти у самой границы с тогдашней Маньчжурией. В ночь на 9 августа нас подняли по тревоге, которую мы посчитали учебной. Подошли на станцию Иман-2, ближе к границе, где уже стояли три бронепоезда. Вскоре поступил приказ открыть огонь. Мощно загрохотала наземная артиллерия. Два часа мы вели сильный огонь по городу Хулин на другом берегу Уссури. Но японцы нам не отвечали.

Мы, зенитчики, на своём «200-м неуловимом» сразу же после артподготовки ушли из Имана на юг. Конечным нашим пунктом стал посёлок Камень-Рыболов у озера Ханка».

Третьего сентября Япония капитулировала. Закончилась война и для Софона Волкова. Родился он, как видно, в сорочке, поскольку не имел ни ран, ни контузий. А из наград получил наш зенитчик медали «За победу над Германией…» и «За победу над Японией».

* * *

Демобилизовался городчанин только в феврале 1948-го. Вернулся к себе домой, года через два женился, обзавёлся своим домом. Всю жизнь, до ухода на пенсию, продолжал трудиться в родном колхозе.

Вырастили, воспитали они с женой Феоктистой Петровной (мир её праху) троих сыновей. Все трое в своё время отслужили в армии, привозили оттуда Почётные грамоты, получили там хорошую закалку. Давно уже обзавелись семьями, детьми (а всего у деда Софона пятеро внуков) и каждый имеет в руках надёжную рабочую специальность. Савелий, к которому в городецкую квартиру на зиму переселился Софон Владимирович, работает трактористом-бульдозеристом на одном из заводов в г. Заволжье. Константин тоже тракторист. Работает в Смиркине. Третий сын — Георгий. Тот в Правдинске, электросварщик на бумкомбинате.

Доволен ветеран войны и труда и своими снохами. «Бывает, — замечает он, — что родные дочери с родителями не ладят. Но у нас этого нет. Снохи хорошие, относятся ко мне уважительно, как к родному отцу. Все трое — Галина Анатольевна, Нина Прокофьевна и Людмила Николаевна. Спасибо им за заботу».

День Победы Софон Владимирович решил отмечать у себя дома. Их, ветеранов Великой Отечественной, по традиции будут чествовать, поздравлять в Смиркине. Поздравим же и мы старого солдата, пожелаем ему в светлый праздничный день крепкого здоровья и долголетия.

6 мая 2003 года

P.S.
Волков С.В. умер в посёлке Смиркино 28 ноября 2006 года.