Жарёнов Алексей Владимирович

Самое впечатляющее, что городчанину Алексею Жарёнову запомнилось в первые месяцы службы в армии, это прыжки с парашютом. Их, большую группу новобранцев, в январе 1943 года привезли под Москву, во Внуковский аэропорт. Здесь пополнялась личным составом бригада воздушно-десантных войск. В программу курса молодого бойца, который изучали новички, входили и прыжки.

Высадка десанта… отменена

– Хорошо помню первый прыжок с аэростата на высоте 900 метров. Нас в корзине было четверо и инструктор. Я прыгал последним. Корзину сильно раскачало и покинуть её было очень трудно. Помог инструктор. Метров 60–70 летел вниз почти без сознания. Ощущение такое, будто меня что-то обжимает со всех сторон. Парашют раскрывался автоматически. Сначала, набирая воздух, шипел, а в момент полного раскрытия произошёл динамический удар — дёрнулась вся подъёмная система. Настроение сразу поднялось. Приземлился удачно.

Это лишь маленький отрывок из воспоминаний Алексея Владимировича о своей военной биографии.

— Учёбу мы закончили только к сентябрю, — продолжает ветеран. — А готовили нас для заброски в тыл врага. Вскоре один батальон десантников отправили на юг страны, и мы оказались в городе Батайске Ростовской области. Трое суток находились там в полном боевом снаряжении. Ждали команды для переброски в Крым, занятый немцами. Туда уже была отправлена разведрота из наших. И тут до нас дошёл слух, что разведчики погибли, их немцы перестреляли ещё в воздухе. Высадка десанта в Крым была отменена.

В арткорпусе прорыва РГК

После кратковременной учёбы в полку связи в г. Калинин рядового Жарёнова вместе с группой молодых связистов, а среди них были и девушки, зачисляют в состав 2-го артиллерийского корпуса прорыва РГК (Резерва Главного Командования). А служил наш земляк кабельным телефонистом. В случаях прекращения связи он всегда был обязан выйти на линию, найти обрыв или повреждение и устранить его.

2-й арткорпус в составе 3-го Украинского фронта из г.Волчанска Харьковской области перебрасывают на Запад — к румынской границе. Дивизии корпуса вступили на территорию Румынии. Прошли через всю страну.

После освобождения Румынии впереди была Венгрия. Корпус участвовал во взятии Будапешта. Фашисты сопротивлялись ожесточённо. Тяжёлые бои шли и в районе озера Балатон.

Алексею Жарёнову довелось освобождать и Австрию, с боями брать её столицу Вену. Фронт под командованием генерала Ф.И. Толбухина (впоследствии Маршала Советского Союза) шёл дальше. Дивизии корпуса, в котором служил наш городчанин, наступали на территорию рейха в Мюнхенском направлении и двигались в сторону Италии. Но телефонисту Жарёнову побывать в самой Германии уже не пришлось. Он служил в управлении корпуса и всё ещё находился в Австрии. Шли слухи, что война вот-вот закончится. Стояло затишье. И здесь, в городе Линц, 9 мая 1945 года все узнали, что фашисты капитулировали. Пришла Победа и наступил мир.

В Линце не задержались. По приказу командования корпус в составе всех трёх своих артдивизий был направлен в Болгарию. Управление корпуса дислоцировалось в г.Пловдив. Там и служил Жарёнов. После отдыха воинское соединение своим ходом прибыло в молдавский город Котовск. Затем служба сержанта Жарёнова продолжилась на Украине — сначала в г.Виннице и, наконец, в г. Жолкве (с 1951 года г. Нестеров) Львовской области, где в 1950 году он и был демобилизован.

Труд во имя жизни

Привёз Алексей домой свои боевые награды: медали «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Позднее наградили его и орденом Отечественной войны II степени. Имеет бывший воин также письменные Благодарности Верховного Главнокомандующего за взятие уже упомянутых двух европейских столиц.

Вернулся Жарёнов в Городец и сразу же поступил на судоремонтно-механический завод, где ещё до призыва в армию более двух лет работал токарем. Там в 42-м году Алексей вместе со своими сверстниками выполнял заказы фронта — обтачивал металлические болванки — будущие снаряды для «катюш» — грозного оружия возмездия врагу. Поступил токарем-расточником да так и остался на предприятии, проработав там до самого ухода на пенсию в 1985 году. А это в общей сложности более 37 лет.

Лучший по своей профессии, токарь Жарёнов был одним из самых высококвалифицированных рабочих на предприятии.

Алексея Владимировича все на заводе знали и как хорошего общественника. Он всегда жил интересами коллектива, избирался в состав профкома предприятия и членом ЦК профсоюза работников морского и речного флота. Имел от этих органов за активную работу в них почётные грамоты.

Вспомнить и всмотреться в прошлое

Но надо немного поведать читателю и о личной жизни моего героя. Он женился в первый же год возвращения из армии. Будущая жена его, Маша Афанасьева, уроженка деревни Кумохино, что рядом с Городцом, работала тогда в колхозе «Красный маяк». Они и познакомились друг с другом на танцах в клубе деревни Серково, откуда до родительского дома Жарёнова в Черепово рукой подать.

Поначалу молодая семья жила в Кумохино, а в 1958-м переселились в свой дом в Городце, который три года Алексей возводил собственноручно.

Мария Александровна примерно через год после замужества перешла работать на строчевышивальную фабрику — начинала вышивальщицей, а потом 24 года, до самой пенсии, трудилась мастером.

Сын Константин, а ему уже идёт шестой десяток, живёт и работает в г. Арзамасе — наладчиком на одном из заводов. Дети его, то есть внуки старших Жарёновых, в том же городе. Оба — Сергей и Оксана — трудятся на электроламповом заводе. Растут и двое правнуков.

Приближается праздник Великой Победы. В день её 60-летия старшие Жарёновы преклонят головы перед памятью погибших на фронте своих старших братьев и отца Марии Александровны. Но, кроме праздника «со слезами на глазах», нынче в их семье предстоят и свои большие юбилеи. Это, во-первых, 80-летие Алексея Владимировича — 25 февраля и, во-вторых, 55-летие совместной супружеской жизни.

Так что впереди у ветеранов есть хорошие поводы вспомнить и молодость, и трудную военную пору, и дальнейшие годы, полные любви и счастья. Одним словом, всмотреться в прошлое и спросить себя, как мы жили? И по всему видно, что жили Жарёновы и живут не зря.

17 февраля 2005 года