Горин Александр Иванович

По-разному складывались судьбы военных людей в годы Великой Отечественной. Одним не везло сразу — они погибали, выбывали из строя в первые же часы первого дня войны. Другим выпала доля сполна хлебнуть военного лихолетья, испытать и горечь поражений, и радость ратных побед, а затем вернуться с фронта домой без единого ранения. А были и такие, кто прослужил в армии всю войну, но и близко не подходил к передовой, не нюхал, как говорится, пороха.

В этом, на первый взгляд маловероятном факте, своя логика, и нет ни капли вины самого солдата. Хотя косых и недовольных взглядов, особенно сразу же после войны, хватало: как же так — служил, но не воевал. Тут что-то не так.

Но у нашего земляка-городчанина А.И. Горина всё сложилось именно так. Мне его рекомендовали как участника войны, но когда при встрече узнал, что мой собеседник на фронте не был, то едва сумел скрыть разочарование (пусть Александр Иванович меня простит).

Призвали Горина в 1937 году во флот. В Кронштадте окончил он электромеханическую школу и стал машинистом-турбинистом. И тут его военная судьба делает крутой зигзаг. Молодого краснофлотца направляют в Ленинградское высшее военно-морское ордена Ленина Краснознамённое училище имени М.В. Фрунзе. В этом старейшем училище готовили для флота классных специалистов. Но не учиться сюда пришёл Александр, а служить в кадровой команде училища по своей машинной части. Здесь постепенно ковался характер и расширялся кругозор бывшего слесаря Городецкой судоверфи. Вскоре избрали его секретарём комсомольской организации команды, а позднее, когда перевели в политотдел училища, он стал сначала писарем, а потом инструктором, входил в состав бюро Василеостровского райкома ВЛКСМ. Примерно на эти предвоенные годы и падает знакомство Александра с одним из курсантов училища — итальянцем Делио Грамши. Он оказался сыном генерального секретаря Итальянской Компартии Антонио Грамши, казнённого фашистами ещё в 1935 году. Перед войной наш земляк вступает в Коммунистическую партию, идеалам которой остаётся верным и до сегодняшних дней.

А в сентябре грозного 41-го их училище эвакуировали, сначала в Астрахань, а затем в Баку. Но душа рвалась на фронт. Несколько раз подавал Александр Иванович рапорта начальству, настойчиво просил направить его в действующую армию, но ответ постоянно был один и тот же: «Когда сочтём нужным — пошлём».

Училище готовило командные кадры для флота. Время стояло суровое, фашисты настойчиво рвались к грозненской и бакинской нефти. Очевидно, что в училище каждый человек был на счету.

Осенью 1944 года фрунзенцев реэвакуировали в Ленинград, Начальник политотдела капитан I ранга Беленков был оставлен в Каспийском ВВМУ. Он и уговорил А. Горина остаться в Баку. Так и прослужил городчанин в политотделе теперь уже другого училища до конца войны. На Кавказе и Победу встретил. Но демобилизовали Александра Ивановича в звании главного старшины лишь в 46 м. Награда у него самая что ни на есть скромная — медаль «За победу над Германией…».

Такова вот короткая история девятилетней службы во флоте Александра Горина. Ничем особым не примечательная, но и укорить нашему земляку себя не в чем. Он честен и перед людьми, и перед Родиной.

4 мая 1995 года

P.S.
Горин А.И. умер в г. Городце 26 сентября 2002 года.