Тябин Иван Алексеевич

В годы войны с фашизмом заполярный Мурманск был единственной живой артерией, через которую наша страна получала от союзников помощь. Сюда в незамерзающий морской порт из далёкой Америки через Атлантику под охраной боевых кораблей шли военные транспорты с грузами для сражающейся Советской Армии. Фашисты прилагали все усилия, чтобы свести эту помощь на нет. В открытом море, словно хищники, рыскали их подводные лодки, нередко торпедируя транспорты. Большой урон наносила конвоям и вражеская авиация. С немалыми потерями, но конвои достигали конечной цели, однако и здесь, на подходах к Кольскому заливу и уже в самом порту, моряков с воздуха назойливо преследовал враг.

На оборону Мурманска и его порта весной 1943 года и прибыл 361 зенитно-артиллерийский полк (ЗАП), в котором служил горьковчанин Иван Тябин. Собственно, Иван был из Дзержинска и незадолго до того после окончания курсов работал старшим аппаратчиком на химическом заводе. Специалистов не хватало и его, как и многих других химиков, забронировали. Но 18-летний комсомолец даже во сне видел себя на фронте и добился всё-таки призыва в армию в качестве добровольца.

После формировки в Горьком 361 ЗАП, куда сразу же попал Тябин, направили на Урал за получением зениток и всей материально-технической части. В ту пору на смену 76-мм пушкам, не оправдавшим себя в боях с финнами, в артиллерию поступали на вооружение более современные восьмидесятимиллиметровки. Бывший аппаратчик из Дзержинска, несмотря на молодость, с самого начала был назначен командиром такого мощного для той поры орудия малого калибра.

Даже спустя полвека с небольшим Иван Алексеевич помнит тех, с кем вместе начинал свой ратный путь, рука об руку отбивал воздушные налёты фашистов на заполярный город. Старше своего командира по возрасту в его орудийном расчёте служили уже бывалые фронтовики — заряжающий Нагим Керимович Тимирзенов из Уфы и наводчик Николай Погодин из Свердловска. Подавальщиками снарядов были двое молодых солдат. Одного из них звали Владимир Кочетов. Запомнились ветерану в расчёте и две девушки родом из Удмуртии — Ася и Катюша. В их задачу входило считывание показаний приборов по наблюдению за движением самолётов и подача голосом команд подавальщикам снарядов. Кстати, женщины составляли до 60 процентов личного состава батарей полка.

— В полярную ночь, а она длится на севере месяцы, — вспоминает бывший артиллерист, — фашисты обычно совершали «звёздные» налёты. Это когда на город со всех сторон группами до 15–20 единиц обрушивались бомбардировщики. Они сеяли смерть и разрушение. Наши батареи, расположенные на прилегающий сопках, встречали противника интенсивным огнём. Днём всё больше действовали штурмовики. И так на протяжении многих суток и месяцев.

— Сколько же самолётов до конца войны было сбито из орудия, расчётом которого вы командовали? — интересуюсь у ветерана.

— Определить это практически невозможно. В одиночку немцы не бомбили. А при их массированных налётах «сдачи давали» одновременно все наши батареи. Но ведь там оборонял город не один только наш 361 полк.

Однажды, при очередном отражении воздушной атаки, младшего сержанта Тябина сильно контузило.

— Хотели меня направить в госпиталь, но упросил комбата Евтушенко оставить на позиции. Боялся, что после лечения в свой полк не попаду.

На войне бывало всякое. До сих пор не забыть Ивану Алексеевичу не совсем обычный случай. Шёл уже 1944 год. Во время одного из штурмовых налётов бомба попала в орудийный ровик, ударилась о скалистый грунт и покатилась под самый лафет орудия.

— Я в этот момент стоял на ровике и среагировал мгновенно. «За орудие!» — кричу своим. Стрельбу, конечно, прекратили. И сразу же подал голос командир огневого взвода: «Второе орудие, почему молчите?» Пришлось доложить. После окончания налёта стали решать, что же делать с бомбой. Я и вызвался. Командиры батареи и взвода дали согласие. Со всеми предосторожностями выкатил 50-килограммовую бомбу из-под лафета и на руках метров за сто отнёс от орудия. К счастью, бомба оказалась без взрывателя. Это и спасло моих товарищей от верной гибели.

Вспоминается Тябину и другое.

— Фашисты, конечно, знали, что у зенитчиков служат женщины. И вот с некоторых пор стали выбрасывать в расположение полка какие-то необычные мины с ярко окрашенными крылышками. А девушки из батарей нередко ходили в полк за почтой и по другим служебным делам. Внимание некоторых из них и привлекали эти незнакомые красивые предметы, таящие в себе… смерть. Поднимет девушка такую «игрушку» — и сразу же взрыв. Нашу батарею бог миловал, а вот в других гибель девчат по этой причине случалась. Таково было коварство жестокого врага.

Массированные налёты немцев на Мурманск к началу 45 го стали заметно затухать, но 361 ЗАП оставался на своих боевых позициях. Используя затишье, часть зенитчиков командование выделило в помощь городу на заготовку рыбной продукции. С отрядом в 110 человек на рыбоморозильном рефрижераторе оказался и младший сержант Тябин. В Баренцевом море они принимали с траулеров уловы рыбы, пополняя продовольственные запасы Мурманска. Приходилось выполнять и другие поручения.

Как-то, уже в мае, по заданию штаба дивизиона их отряд перебросили в порт на разгрузку вагонов с картофелем, присланным горьковчанами на фронт в качестве подарка своим землякам.

— Разгружаем мы эту картошку и вдруг неожиданно слышим стрельбу. Стреляли на стоящих вблизи судах из пулемётов и автоматов. Оказывается, это был салют в честь Победы. Война окончена! А вечером на торжественный ужин в столовой собралась почти вся наша батарея. Командир выступил с поздравлением. Не выдержала моя душа запевалы. Вышел я тогда и с подъёмом начал:

Ну-ка, товарищи, грянем застольную,
Выше бокалы с вином.
Выпьем за Сталина, выпьем за Родину,
Выпьем и снова нальём.

Все, конечно, дружно поддержали.

После войны прослужил Иван Алексеевич ещё несколько месяцев, а в октябре попал в госпиталь. Сказались последствия контузии — начались нелады со слухом. Лечили недолго, в ноябре демобилизовали. Можно ещё долго рассказывать о послевоенной жизни моего героя, но, пожалуй, и газетных страниц не хватит. И о том, как познакомился в Дзержинске со своей будущем женой Шурой, которая после окончания химтехникума к тому времени работала заместителем директора школы ФЗО по культурно-массовой работе, а вчерашний фронтовик Иван Тябин попал в её подчинение, став воспитателем в той же школе. И о том, как через год перебрался Иван к родителям в Городец, где они с Шурой вскоре и поженились. Он тогда служил в райотделе МГБ, сначала участковым, а позднее в уголовном розыске. Тёща всё подтрунивала над ними: «Не нашла моя дочь человека, вот и вышла замуж за милиционера».

Замечу только, что после «милиционерства» трудовая жизнь Ивана Алексеевича была связана всего с двумя предприятиями. С Городецкой судоверфью (он сумел закончить среднюю школу и вечернее речное училище) и Заволжским моторным заводом. Работал на заводе в основном мастером, затем старшим мастером цеха лент и вкладышей. Никогда не чурался и общественных дел — перед уходом на пенсию возглавлял в цехе совет ветеранов войны и труда.

В прошлом году Тябин отметил своё 70-летие. Не забыли его и на родном предприятии. Собрали в ДК завода группу таких, как он, юбиляров, тепло поздравили и вручили каждому на память часы. А звание «Ветеран труда завода» Иван Алексеевич носит более десяти лет. Кстати, о наградах. Из имеющихся наиболее дорога ему медаль «За оборону Советского Заполярья». Сюда же надо добавить четыре благодарности Верховного Главнокомандующего.

Большой трудовой путь прошла и Александра Николаевна, супруга моего героя. Она — заслуженный ветеран Городецкой судоверфи, где проработала более 30 лет. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне…». Имеет и другие награды.

Вырастили Тябины двоих детей — Владимира и Надежду, названных так при рождении в честь В.И.Ленина и Н.К.Крупской. Сын пошёл по пути отца — окончил речное училище и работает на моторном заводе старшим механикам цеха лент и вкладышей. В том же цехе трудится и его жена Татьяна Николаевна.

В семье Владимира Ивановича в начале нынешнего года родилась внучка Кристина, появление которой на свет превратило старших Тябиных в прадедушку и прабабушку. Уже взрослые и оба внука — Вадим и Сергей, сыновья Надежды. Вадим работает на том же моторном электриком, а Сергей с прошлого лета служит в армии. Мама их — бухгалтер налоговой инспекции.

Так что не стыдно Ивану Алексеевичу с супругой на склоне лет, в юбилейный год в глаза людям смотреть. И воевал он в молодости с отвагой и мужеством, и работали оба всю жизнь честно и добросовестно. Да и детьми с внуками можно только гордиться. Не изменили супруги Тябины своим идеалам. Оба они состоят в Коммунистической партии.

28 марта 1995 года

P.S.
Тябин И.А. умер в г. Городце 23 февраля 1996 года,
Тябина А.Н. умерла в г. Городце 23 октября 2004 года.