Ковалёв Леонид Иванович

Для старшего сержанта Леонида Ковалёва и его однополчан день 9 мая 1945 года, который навсегда вошёл в историю, не запомнился ничем. 805-й гаубичный артиллерийский полк (ГАП), в котором служил и воевал командир орудия Ковалёв, в последние дни войны двигался по дорогам Чехословакии. Позади была Братислава, а где-то впереди на западе восставшая против оккупантов и истекающая кровью Прага просила по радио у наших войск и союзников срочной помощи.

Но не суждено было Леониду освобождать эту европейскую столицу. Последней географической точкой войны для артиллеристов его полка стал чехословацкий городок Чохов, откуда оккупанты успели драпануть.

— Жители встречали нас тепло, забрасывали цветами. Полк остановился в красивом, хорошо ухоженном парке. Здесь командир полка перед строем и объявил нам о капитуляции Германии, и мы впервые поняли и узнали, что война окончилась. Потом отличившимся вручали ордена и медали. А было это 12 мая. И только мы начали обмывать Победу и награды, как неожиданно возник артиллерийский обстрел. К счастью, он был короткий и никто не пострадал. Оказалось, что нас обстреляла какая-то уцелевшая немецкая часть.

Это вспоминает ветеран войны и труда, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги» и многих других Леонид Иванович Ковалёв, что проживает в нашем древнем Городце на улице, носящей имя великого воина земли русской князя Александра Невского.

А рассказать и вспомнить бывалому фронтовику сегодня, накануне очередного юбилея Великой Победы, есть о чём:

— В Красную Армию из Городца призвали меня в августе 1942-го. Все трое — Николай Жарков, Виталий Цветков и я — окончили в Горьком курсы младших командиров. Перед новым годом только что сформированный 805-й ГАП был отправлен на Воронежский фронт. Выгрузились под Воронежем на ст. Таловая и сразу же столкнулись с чьим-то необдуманным решением. Наши орудия прицепили к студебеккерам и они ушли вперёд без расчётов, с одними наводчиками. А нам пришлось с личным оружием 40 километров топать пешком к берегу Дона. И потом ещё с километр катить вручную орудия до огневых позиций. Устали здорово.

Надо сказать, что наш полк входил в состав резерва Верховного Главнокомандования и его направляли на те участки фронта, где намечалось большое наступление наших войск. Мы, трое городчан, были назначены командирами орудий — 122-мм гаубиц — и служили в одной батарее.

— Помню, — продолжает Л.И. Ковалёв, — как там же у Дона комбат, старший лейтенант Чуб (а командирами взводов у нас были тоже украинцы,. лейтенанты Могила и Власюк) вызвал нас и объявил о предстоящей артподготовке. «Немцев начнём колотить по сигналу «катюши», — уточнил Чуб. А на исходе ночи я впервые увидел, как в темноте в сторону врага летели мощные струи смертоносного огня «катюш». Зрелище незабываемое. Начали стрельбу и мы. Это было наше боевое крещение — первый бой. Молотили из орудий часа полтора. Затем отбой. Поступило сообщение, что наша пехота пошла вперёд. Стоит заметить, что от передовой в сторону тыла мы всегда находились в 1,5–2 километрах и больше.

Летом 1943 года Леониду Ковалёву довелось участвовать в битве на Курской дуге. В память об этом знаменитом сражении воин получил благодарность товарища Сталина. Запись в красноармейской книжке гласит: «За ликвидацию июльского наступления немцев в районе г. Белгород». А всего за годы войны артиллерист Ковалёв имел от Верховного Главнокомандующего восемь благодарностей, в том числе за освобождение г. Киева и форсирование Днепра, за освобождение г. Львова и за переход через Карпатский хребет.

— Тогда, в июле или августе, мы стояли под Белгородом на огневых позициях. Запомнилось, что помимо большой жары нас сильно донимала немецкая авиация. Самолёты шли волнами, бомбили нас нещадно. Стоял сплошной грохот! Это напоминало ад, действовало на слух, на психику. Удивляюсь, как мы остались живы. Вообще на войне я оказался везучим — ни разу не ранило. Но контузию в тех тяжёлых боях получил. Отсюда и пониженный слух, и постоянный звон в ушах, — рассказывает Л.И.Ковалёв.

Наш 805-й огневые позиции занимал обычно в поле или на опушке леса. Со своей громоздкой техникой города, в освобождение которых вкладывали свой ратный труд и артиллеристы, мы за редким исключением объезжали стороной. Там «правила бал» матушка-пехота. А исключение составила столица Украины, Днепр форсировали без особых происшествий. Подошли к реке, заняли позиции, окопались. Комбат пристрелял цели. Затем сделали артподготовку и по понтонному мосту днём под бомбёжкой переправились на правый берег. 7 ноября в праздник с утра вошли в Киев, ехали по горящему Крещатику. На окраине города сделали привал и здесь нам выдали зимнее обмундирование. Немного отдохнули и двинулись дальше в наступление.

Запомнился случай в Карпатах. Полк стоял на боевых позициях в низине у реки. С обеих сторон горы. Техника сверху была прикрыта маскировочной сеткой. Расчёты как раз обедали. Внезапно начался огневой налёт. Мы попадали навзничь. Очевидно нашу батарею засекла вражеская разведка. К счастью, снаряды разорвались сзади батареи. Из моего расчёта погибли водитель и его помощник. А ведь могло быть всё гораздо хуже.

Не вернулся с войны мой земляк и одногодок, командир 4-го орудия Виталий Цветков. Я уже говорил, что вместе с ним призывались. Погиб он в Польше. Под Винницей, тоже при воздушном обстреле, в моём расчёте был ранен снарядный Михаил Колесников. Сейчас мой фронтовой друг Михаил Алексеевич здравствует и проживает здесь же, в Городце. Мы с ним нередко встречаемся, вспоминаем нашу боевую молодость. В районной газете как-то писалось о моём друге и его брате. А с бывшим наводчиком орудия Афанасием Дмитриевичем Шишмаковым переписываемся и сейчас.

— Да, вот говорят, что артиллерия — это бог войны. С этим можно и согласиться. Но бог-то бог, да сам не будь плох. Боги где-то на небе живут припеваючи, а мы, артиллеристы, на войне всё время рыли землю, как кроты. Представьте, что наша гаубица выше роста человека и, прибыв на новую позицию, её надо за короткий срок почти всю, кроме ствола, упрятать в землю. Сначала роем окопы для орудия, затем его вручную скатываем вниз. После этого делаем бруствер, вкапываем снарядный погребок. И, наконец, роем щели для укрытия личного расчёта. А под Белой Церковью, помнится, летом для каждого орудийного расчёта землянки даже рыли. Особенно тяжело приходилось зимой. Бывало, наворочаешься с копкой траншей и окопов, только их подготовишь к стрельбе, а тут приказ: «Сняться с боевых позиций для дальнейшего движения». В такие моменты было, конечно, обидно. Но на войне можно обижаться разве что на противника.

Боевой путь артполка, в котором служил наш земляк Ковалёв, как, наверное, читатель обратил внимание, проходил в основном по украинской земле. Ближе к заключительному этапу войны эту воинскую часть переподчиняли другим фронтам. Кроме Воронежского, воевал он в составе 1 и 4 Украинских фронтов. Освобождали Польшу, откуда полк и повернул в соседнюю Чехословакию. Из Чохова Леонид Ковалёв вместе с полком возвратился на родину. В Закарпатье в г.Мукачево прослужил ещё два мирных года, но уже в составе другой воинской части.

Большую трудовую жизнь прожил в Городце Леонид Иванович после войны. 23 года отработал на судоремонтно-механическом заводе аккумуляторщиком-вулканизаторщиком транспортного цеха. Ещё около 20 лет до ухода на пенсию трудился в Межколхозстрое всё по той же специальности аккумуляторщика. В 1998 году Леонид Иванович и его верная спутница в жизни, любящая жена София Александровна, в девичестве Румянцева, отметили свою «золотую» свадьбу. Праздновали в «Метеоре», где вместе собрались 62 пары. И все юбиляры, у всех позади полвека совместной супружеской жизни. Его участникам этот праздник хорошо запомнился.

У Софии Александровны 40-летний трудовой стаж. Все эти годы проработала бухгалтером.

У Ковалёвых родились и выросли четыре дочери — Татьяна, Елена, Любовь и Нина. Из них только Люба живёт далеко от родителей — в г. Петропавловске, что в Казахстане. Остальные рядом, в д.Черкуново и Городце. Живут семьями, особо не шикуют, но и не бедствуют. Все трудолюбивые, под стать отцу с матерью. Радует и третье поколение. Из шести внуков у Ковалёвых троим уже за двадцать. Не успеешь оглянуться, как станут старшие прадедушкой и прабабушкой. К тому время идёт. Это за их счастье, счастье детей, внуков, правнуков более полувека назад с оружием в руках вместе с миллионами других защитников Родины воевал Леонид Иванович Ковалёв. Многая лета, дорогой ветеран!

13 апреля 2000 года

P.S.
Ковалёв Л.И. умер в г. Городце 23 июня 2004 года.