Страхов Лев Михайлович

Последний год двадцатого столетия для городчанина Страхова воистину богат юбилеями. За неделю до Пасхи Льву Михайловичу исполнилось 75. А к празднику Победы, 55-летие которой мы отмечаем, наш юбиляр имеет прямое отношение — он ветеран Великой Отечественной. Летом, в июне, наступит ещё одна памятная и близкая сердцу ветерана дата — 55-летие Парада Победы на Красной площади в Москве, участником которого ему посчастливилось быть. И снова совсем личное — в декабре Лев Михайлович и его супруга Павла Дмитриевна отметят свою «золотую» свадьбу. Кроме того, в двухтысячном исполняется 10 лет с того дня, как фельдшер Страхов ушёл на пенсию. Вот такие юбилеи…

Мы сидим и беседуем со Львом Михайловичем в его городецкой квартире на ул.Куйбышева. Хозяин высок, худощав, голова седая, но выглядит моложе своих лет. О времени военного лихолетья говорит тихо и не спеша, как бы вглядываясь в прошлое. Из всего услышанного тогда я выделил лишь несколько памятных вех в жизни героя этой зарисовки.

Ладога — дорога жизни

Семнадцатилетний паренёк Лева Страхов ещё учился в медицинском техникуме г. Кинешмы, а война с фашистами была уже в разгаре. В 1942 году их, учащихся выпускного курса, собрали вместе и предложили поехать в осаждённый немцами Ленинград. Там многими тысячами гибли и страдали люди, а медиков не хватало. Нужна помощь. Сборы были недолги. Вскоре поездом выехали в Горький, где к ивановцам присоединилась группа студентов-медиков старших курсов.

Почти через 60 лет ветеран вспоминает:

— Прибыли мы на станцию Кобона. Это на берегу Ладожского озера. Уже в сумерки почти всех отправили в Ленинград по льду через Ладогу. Километров 30 примерно будет.

Нас троих друзей из Кинешмы — Колю Чуйкова, Петю Любимова и меня оставили на станции. Работали в санпропускнике эвакопункта. В Кобоне находился и госпиталь. С того берега шли и шли автомашины с истощёнными от голода и болезней людьми. В основном прибывали женщины, дети и старики. Мы оказывали первую медицинскую помощь и определяли, кто в состоянии ехать дальше. Наиболее ослабленных оставляли в госпитале. Эвакуированным здесь же, в эвакопункте, выдавались продовольственные карточки. Помню, немало было случаев, когда голодные люди сразу же съедали почти весь свой продпаёк и умирали от заворота кишок.

— Недели через две нас отправили на лёд Ладоги в обогревательные пункты. ОП — это финский домик, стоящий на льду, с железной печкой, узкими лавочками. Дрова привозили нам с берега, почти всегда сырые, горели они плохо. А в ясную погоду топить вообще не разрешалось — могли налететь немецкие самолёты. Мы помогали зазябшим и обмороженным. Работы хватало. Были случаи, когда машины уходили под лёд и люди гибли. Мы напоминали водителям, чтобы дверцы у машин при движении оставались открытыми. Так можно легче спастись.

Весна стояла холодная, и лёд на Ладоге держался долго, поэтому движение в оба конца на дороге жизни продолжалось. Отпустили нас домой только с началом таяния льдов. Всего командировка длилась месяца два.

Грозное оружие возмездия

А когда Лёве минуло восемнадцать, призвали его в армию. Техникум он всё-таки окончил, стал фельдшером и до призыва успел поработать. Военная стезя для Страхова началась тоже с учёбы. После курсов переподготовки младший лейтенант медицинской службы Страхов вскоре получает направление в 22-й отдельный гвардейский миномётный полк. На вооружении у полка — бесствольные системы реактивной артиллерии. Это было грозное оружие возмездия врагу — знаменитые «катюши».

— Раненых в нашем полку было совсем немного, — говорит сегодня бывший фельдшер одного из трёх дивизионов части. — Сказывалась специфика «катюш». Немцы, конечно, охотились за ними, старались уничтожить. Но шквал залпового огня с наших позиций лишал врага возможности засечь нас и подавить ответным огнём. Притом мы быстро меняли боевые позиции и занимали их только в лесах.

С полком «катюш» и дошёл, доехал молодой офицер аж до берега Балтийского моря. От Куршской косы повернули на юг к Восточной Пруссии. Сначала на пути был Тильзит (ныне г.Советск), затем подошли к столице прусских баронов. Дали по этой крепости несколько залпов и по приказу свыше развернулись назад — Кёнигсберг был взят другими частями.

К концу апреля 1945 года гвардейский полк «катюш», в котором служил Лев Страхов, у себя на родине дислоцировался под самой столицей — на 43-м километре от неё — на станции Зеленоградской. Часть пополнялась новой техникой и людскими ресурсами. Все жили ожиданием отправки на Дальний Восток.

— 9 мая с утра по нашим землянкам разнеслась весть: «Война окончена!» — вспоминает Лев Михайлович. — Комполка где-то отсутствовал, не было и полкового врача. Мы, три фронтовых товарища, не удержались и уехали в Москву. И своими глазами видели, как ликовали и радовались там люди. Все улицы запружены народом. На Красную площадь не пробиться. Кругом улыбки, слёзы радости и горя. Москвичи обнимаются, целуются. А вечером в честь Победы салют из тысячи орудий и фейерверк. Зрелище было потрясающее — бесконечные каскады красивых цветных огней на тёмном небе.

Парад Победы

Вместо отправки на войну с Японией полк Страхова получил приказ готовиться к параду Победы. Подновлённую технику в Москве базировали почти рядом с монументом «Рабочий и колхозница» перед входом на сельскохозяйственную выставку. Здесь же разбили и палатки для охраны. Тренировались по ночам — по Садовому кольцу.

23 июня накануне парада на Красной площади провели генеральную репетицию. А перед этим получили новое обмундирование. И вот наступил долгожданный и ответственный для каждого участника парада день.

— Впереди чёткими рядами шли боевые машины, в каждой из которых в кабине рядом с водителем сидел офицер, — рассказывает ветеран. — В их числе и я. Вслед за нами на открытых автомашинах двигались остальные члены расчётов. Шли по Красной площади на пониженных скоростях, по строго расчерченным линиям. За точность движения офицер отвечал наравне с водителем. В сторону Мавзолея можно было взглянуть лишь мельком. Там среди других фигур в центре смутно угадывалась фигура И.В. Сталина. Движение на площади заняло минут 7-8, не больше. Так виделся исторический Парад Победы глазами его участника — рядового труженика войны Страхова.

55 лет спустя, в день всенародного светлого праздника на Красной площади в Москве по традиции состоится парад Победы. И в колонне ветеранов Великой Отечественной войны вместе со своими земляками-нижегородцами пройдёт Лев Михайлович Страхов. Такая ему выпала высокая честь.

6 мая 2000 года

Вместо посткриптума «Пишу вам кратко, дорогие…»

Когда в мае 2000 года к празднику Победы для районной газеты я готовил этот материал, то не знал одного интересного обстоятельства. Сам же Лев Михайлович поскромничал, не стал говорить, что он человек пишущий.

Ещё во время Лёвиной учёбы в школе как-то в ивановской областной газете «Рабочий край» был объявлен конкурс на лучший рассказ школьников. Страхов и решился тогда — послал в газету творческое описание своего путешествия по Волге вместе с другом на лодке во время каникул. Рассказ напечатали. Лёве за него присудили II премию — прислали шахматы.

А класса с 4-5-го Страхов пробовал писать стихи. Некоторые из них печатались в школьной стенгазете. Это влечение к рифме, к поэтическому слову осталось у Льва Михайловича на всю жизнь. Многие годы спустя после войны стихи Страхова не раз появлялись на страницах «Городецкой правды».

Чтобы читатели имели хоть небольшое представление о творчестве нашего ветерана, я привожу здесь два его стихотворения.

Незадолго до окончания войны молодой офицер Страхов писал из Восточной Пруссии домой родителям в Ивановскую область:

Пишу Вам кратко, дорогие.
От залпов весь блиндаж дрожит,
Несут «катюши» фронтовые
Огонь на вражеский Тильзит.

Не может враг цепляться долго,
Его минуты сочтены.
И скоро весть придёт на Волгу
Об окончании войны.

Нам этот час ещё неведом,
Пока идёт ещё война,
Но верю, что весной победу
Моя отпразднует страна.

Мы перешли уже границу,
На Запад полк берёт разбег,
Пускай порадуются фрицы,
Мы припасли для них «гостинцы».
Вперёд, на город Кёнигсберг!

А вот как бы в продолжение темы от имени многих фронтовиков звучат простые и бесхитростные строки с сердечной благодарностью седому Городцу за поздравления с праздником Победы:

Когда на площади у парка
Победы музыка лилась,
Всё это сказочным подарком
Явилось каждому из нас.

Всем, кто с оружием когда-то
Шёл по дорогам фронтовым
И кто в далёком сорок пятом
Явился в отчий дом живым.

Кто добывал Победу долго,
Присяге верный до конца,
Кто не забыл родную Волгу
И тишь седого Городца.

И город нас не забывает,
Он нас на улицы зовёт,
С Девятым Мая поздравляет
Подряд уже который год.

И мы сердечно благодарны
— Все бывшие фронтовики.
Спасибо, город легендарный
У Волги-матушки реки.

Июль 2006 года