Евграфов Дмитрий Егорович

Нынешнему поколению городчан Дмитрий Егорович Евграфов больше всего известен как ветеран милиции, в которой он прослужил около сорока лет. Только сегодня, пожалуй, мало кто знает, что Дмитрий Егорович боролся в своей жизни не только с внутренними врагами нашего общества, но и с внешними. Он воевал. Воевал как на Западе, так и на Дальнем Востоке.

По дорогам Латвии

Вачского паренька из деревни Кошкино Горьковской области Митю Евграфова призвали в армию, как и его сверстников, в 17 лет. К тому времени — конец 1943 года — уже служили Отечеству и отец Дмитрия, и старший брат. А сам он, попав в зенитный артполк на станции Толоконцево, около месяца стоял на охране г. Горького от налётов фашистской авиации. Отсюда Евграфов добровольцем уходит на фронт.

323-й стрелковый полк 308-й Латышской стрелковой дивизии, в котором началась новая служба нашего горьковчанина, вскоре прибыл на станцию Резекне, что находится в Латвии. Здесь и получил Дмитрий первое боевое крещение — попал под бомбёжку с воздуха. Среди погибших был тогда и его друг Александр Саванин.

— Всю Латвию с востока на запад прошёл наш полк с боями пешком, — вспоминает ветеран. — Шли в основном по ночам, днём отдыхали. Население, в большинстве своём женщины и дети, встречало нас доброжелательно. Но было и по-иному. Взрослые мужчины-латыши уходили в леса.

Запомнилось разминирование нами — группой стрелков-сапёров — подступов к железнодорожному мосту через реку Айвиексте, что впадает в Даугаву. Кроме противопехотных мин встречались там и противотанковые. Действовали мы с особой осторожностью.

Возле города Крустпилса (с 1962 года в составе г. Екабпилс) наша 308-я дивизия встретила сильное сопротивление немцев. Они перешли в атаку. На нашем направлении танки противника прорвали боевые порядки. Один из них был подбит сорокапяткой, но четыре пошли вглубь. Семь человек бойцов вместе с командиром взвода, а среди них и я, оказались отрезанными от своих. Чтобы не попасть в плен, мы пошли в тыл немцам. Перебрались через траншею и на опушке леса заметили землянку. Часового сняли, а остальных фашистов, а это были пьяные офицеры, подорвали. К вечеру следующего дня наши предприняли контрнаступление и мы примкнули к своим.

Чем ближе советские войска продвигались к морю, тем ожесточённей дрались фашисты. Дивизию нашу здорово потрепали, и город Ригу мы брали, находясь во втором эшелоне. После прибытия пополнения город Балдоне освобождали снова в числе первых.

В первый день нового 1945 года я получил лёгкое осколочное ранение левой половины лица. Мне, считаю, крепко везло. До того, в 44-м, ранило уже дважды — то левую ногу зацепит, то правую руку.

После излечения службу продолжил в гаубичной артбригаде, которую вскоре переименовали в 69-ю отдельную истребительную противотанковую бригаду ставки Верховного командования.

Войну я заканчивал на побережье Балтийского моря. Сильный бой с противником завязался около станции и порта Лиепая. Немцы пошли на нас в танковую атаку с поддержкой артиллерии. Там мы здорово тормознулись. Просидели долго, но море уже было рядом. Порт фашисты сдали всё равно.

Фашисты сдаются

Девятого мая 45-го мне вместе с двумя другими бойцами выпало быть в разведке. Изучаю в бинокль морское побережье и вдруг вижу, как прямо в нашу сторону идёт рыжий немецкий детина с белым флагом в руках. Это был обер-лейтенант. Он сообщил о решении их батальона сдаться в плен. Я связался по рации со своими, доложил ситуацию. Нашей группе и было поручено принять сдачу пехотного батальона и доставить его в штаб бригады. Интересно, что некоторые немцы были против сдачи в плен. Так их свои же и повязали. Приказание нами было выполнено.

В этот же день мы узнали о капитуляции фашистской Германии. Война окончилась, Советская армия победила! Но нашему огневому дивизиону вместе с бригадой пришлось провести в боях ещё три дня: 10, 11 и 12 мая.

Бой с метателями ножей

Вскоре оказалось, что военные пути-дороги для Дмитрия Евграфова и его друзей-артиллеристов ещё не закончились. Их 69-ю противотанковую бригаду направили на Восток. Из Латвии воинские эшелоны прибыли в Читу, в распоряжение Забайкальского фронта. Разгрузились артиллеристы и в боевом порядке — студебеккер, пушка, лафет со снарядами — двинулись через границу по территории Монголии.

— 9 августа мы узнали, что Советский Союз по договорённости со своими союзниками вступил в войну с Японией, — продолжает рассказ о боевом прошлом Дмитрий Егорович. — Её правители уже давно точили зубы против нас. В тот же день вблизи городка Ванемяо с сопки мы заметили японский поезд с двумя паровозами и 14 вагонами. Он шёл по узкоколейке. Как потом показали пленные, это ехали курсанты школы мастеров по метанию ножей.

Японцы тоже нас увидели и сразу же открыли с площадок огонь из пушки и станковых пулемётов. Мы понесли потери, среди убитых был и командир нашего орудия. Из семи человек боевого расчёта сразу трое выбыли из строя. Я остался и за наводчика, и за командира орудия. Стреляли мы из пушки прямой наводкой с расстояния 400 метров.

Эта первая схватка с японцами длилась более суток. Поезд был полностью уничтожен: оба паровоза сбиты с пути, все вагоны лежали в кюветах и догорали. Оставшиеся в живых курсанты расползлись по кукурузному полю. Мы с автоматами прочёсывали поле. Японцы пускали в ход ножи. От их метких попаданий у нас были и погибшие.

Позднее Евграфову приходилось стрелять с закрытых позиций всё из той же 100 мм пушки на подступах к городу Мукдену. В составе группы сапёров он добровольно участвовал в разминировании территорий Порт-Артура и порта Дальний. Работали там около полумесяца.

Война с японцами была скоротечной. Для Дмитрия она закончилась около г.Харбина. Но служба продолжалась, теперь уже в Приморье. Демобилизовали Евграфова в 1948 году.

«Здесь мой причал…»

Возмужал бывший пехотинец и артиллерист в армии, привык к дисциплине и порядку. Вот и пошёл, вернувшись домой, служить в милицию. Начинал, как водится, с рядового, затем выдвинули участковым инспектором. Получил звание младшего лейтенанта. Но без учёбы Дмитрий жизни своей не мыслил. Получив в вечерней школе среднее образование, пошёл дальше — поступил учиться в школу начальствующего состава милиции. Окончил её в 54-м и сразу же, как молодой специалист, приехал служить в Городецкий горотдел.

С той поры и живёт Дмитрий Егорович в нашем древнем городе. Считайте, пошло уже второе полстолетие. Здесь на глазах у всех рос, набирался ума, опыта, знаний. Ещё в 56-м окончил заочный юридический институт. Старший следователь, начальник отдела уголовного розыска, зам. начальника горотдела по оперативной службе — вот ступени его служебного роста. Причём на последнем ответственном посту трудился Евграфов почти двадцать лет. Иными словами, половину своего милицейского стажа. С этой должности и ушёл в 1987 году на заслуженный отдых.

В печати уже сообщалось, что нынче, в канун 60-летия Великой Победы, Дмитрию Егоровичу было присвоено звание «Заслуженный ветеран Нижегородской области». Из рук губернатора он получил диплом, нагрудный знак и денежную премию. Стоит отметить, что из городчан такого почётного звания удостоен только Евграфов. По заслугам и честь.

Наш герой с полным правом может сказать о себе словами из песни: «Здесь мой причал и здесь мои друзья…». Совсем уж скоро — 5 октября ветерану предстоит пережить ещё одно волнующее событие. У них с супругой Ниной Михайловной в этот день «золотой» юбилей — полвека совместной жизни.

Родились и давно уже выросли у Евграфовых два сына. Оба с семьями проживают в Городце. И если старший Александр работает водителем, то младший, Павел, пошёл по стопам отца. Уже капитан милиции. Растут у старших Евграфовых и трое внуков.

О том далёком времени, которое «пропахло порохом», напоминают ветерану сегодня шрамы от старых ран да его боевые награды: ордена Красной Звезды и Отечественной войны, медали «За отвагу», «За победу над Германией…», «За победу над Японией».

1 сентября 2005 года