из книги (с сокращёниями):
Виноградова Т.П. Нижегородская интеллигенция: вокруг Н.А. Добролюбова. — Н. Новгород, ВВКИ, 1992.

Христофор Александрович Рюриков учился в Нижегородской духовной семинарии, окончил её и в 1875 году поступил в Казанский университет на медицинский факультет. Юноша был способным к наукам, но высшее образование далось ему нелегко. Если бы учиться дальше он пошёл в духовную академию, то наверняка имел бы льготы, но он захотел стать врачом и выбрал университет, обрекая тем самым себя на лишения. Чтоб жить и учиться, все студенческие годы ему приходилось подрабатывать: занимался репетиторством, в летнее время приезжал к брату Ивану в Нижний и служил конторщиком на Нижегородской ярмарке; будучи студентом старших курсов, летом плавал фельдшером на пароходах Кашиной. Старшие братья поддерживали его как могли, но существенной материальной помощи оказать ему были не в состоянии — достаток в их семьях был весьма ограниченным, что у дьякона, что у сельского учителя, у каждого росли дети и появлялись новые. Напряжённым трудом и лишениями ещё в юности Христофор подорвал здоровье, и уже в студенческие годы стало побаливать сердце.

Бугров Николай Александрович
Бугров Николай Александрович.
Фотография Здобнова Д.С. Петербург, 1984 год.
Из архива Рюрикова А.А.

В 1882 году он окончил университет, получив степень лекаря. С этого времени началась его врачебная практика. Уже через два года он сверхштатный ординатор Нижегородской земской больницы, а с января 1885 года назначен земским врачом в Балахнинский уезд с местом работы на станции Сейма в новой больнице, открытой год назад на средства известного нижегородского купца Н.А. Бугрова. [Сборник постановлений Балахнинского уездного земского собрания за 50 лет (1865–1914). — Балахна. 1915]

На Сейме у Н.А. Бугрова были две огромные паровые мельницы. При мельницах для обслуживания в основном мукомолов и была им построена небольшая, всего на шесть-восемь коек больница. В первый год в ней работал лишь фельдшер, X.А. Рюриков был здесь первым доктором. Кроме больницы сейминский земский врач заведовал вторым медицинским участком Балахнинского земства, это 33 населенных пункта, в них 25 тысяч жителей, а сам участок имел наибольший радиус 48 километров. Заработок у Рюрикова стал приличным, но и работа колоссальная — земство и купцы денег зря не платили.

Много любопытного можно было бы написать о Бугрове, но этот очерк не о нём. В наш рассказ о X.А. Рюрикове не раз «входит» Бугров, и получается так потому, что судьба доктора многие годы была связана с купцом-миллионером и в значительной степени от него зависела. Символом этой связи явился бугровский подарок — золотые часы с массивной цепью. В трудные 20-е годы, чтобы кормить семью, сын Христофора Александровича постепенно «откусывал» от этой цепи платиновые и золотые звенья, так что ей пришёл конец…

Cупруги Христофор и Лидия Рюриковы
Cупруги Христофор Александрович и Лидия Алексеевна Рюриковы.
Фото Дмитриева М.П.
Из архива Рюрикова А.А.

В 1885 году Христофор Александрович женился на дочери управляющего пристанями пароходного общества «Дружина» в Нижнем Новгороде Лидии Алексеевне Скворцовой (1869–1936). Это была прелестная барышня, получившая очень неплохое образование, неплохое для женщины того времени, а может быть, и нашего тоже, — окончила она нижегородский Мариинский дворянский институт благородных девиц. Лидия прекрасно знала иностранные языки, музицировала, рисовала, увлекалась литературой и историей, а страстью её был театр.

Христофор Александрович был хорошим доктором, любил людей и работу врача и очень серьёзно относился к своей службе. Был он врачом широкого профиля. Заметим, что в те времена земский врач, единственный на участок, громадный по территории и населению, должен был знать всё, что касалось людских болезней, и уметь помочь каждому, то есть быть универсалом; без этого грош была бы ему цена. У мукомолов профессиональными были глазные заболевания, да и среди сельских жителей они были весьма распространенными. Поэтому Христофор Александрович в 1892 году добился у Балахнинского уездного земства трёхмесячного отпуска для стажировки в Москве со специализацией по глазным болезням.

Очень скоро молодой доктор завоевал симпатию и уважение и у мукомолов, и у населения участка. В одном из протоколов Балахнинского уездного собрания приводится выступление Рюрикова перед балахнинским земством по вопросу оспопрививания в уезде. Население, не понимая всей опасности, всячески противилось этим прививкам. И вот молодой врач взялся сам просвещать народ, для этого написал специальные брошюры и готов был проводить беседы по деревням, разъясняя людям необходимость этих прививок. Для того времени подобная работа врача с простым народом была необычной.

Считался с ним и дорожил его мнением сам Н.А. Бугров. Когда ночью сгорела дотла сейминская больница (случилось это 12 января 1888 года, пожар возник от разбившейся керосиновой лампы), Рюриков очень остро переживал это. Бугров же его успокаивал и мигом, в течение нескольких месяцев, выстроил новую больницу, больше и лучше прежней.

В 1994 году Христофор Александрович принял предложение Балахнинского земства возглавить новую больницу в Городце.

Сейчас трудно сказать, что заставило Рюрикова принять решение о переезде. Наверняка какие-то преимущества у новой службы были. Начнем с того, что Городец в отличие от станции Сейма, хотя и именовался официально селом Балахнинского уезда, по сути своей являлся торгово-промышленным городом [В 1897 г. в селе Городец жило 6330 человек, а в уездном городе Балахне всего 4700, в начале века в Городце было уже 13 тысяч жителей], успешно торговавшим хлебом, льном, щепным и другим товаром. Жизнь городу давала Волга. На берегу У Городца бурлил торг. По всей Руси славились городецкие печатные пряники. Крендельно-пряничных производств в Городце в то время, когда сюда переезжали Рюриковы, было пять. Городецкая промышленность на рубеже веков — это судоверфь, ремонт пароходов и барж, два механических и чугунолитейных завода. В городе было великое множество маленьких заводиков.

Городец был красив, расположен на высоком волжском берегу. Крутая лестница вела вверх от пристаней к Александровской набережной, названной так в честь царя-освободителя Александра II, здесь же, на откосе, стоял и памятник ему. Богатые дома городецких купцов, промышленников и пароходчиков украшали набережную, являясь своеобразной визитной карточкой этого большого села, похожего на город. На некоторых домах — глухая городецкая резьба, покоряющая пластическим совершенством, мастерством исполнения и необычностью орнамента. Выделялся на набережной своим барским величием дом графини Паниной. Как и на всякой набережной, дома здесь стояли по одну сторону, а по другую был деревянный тротуар — излюбленное место прогулок городчан. В дождливую погоду они собирались на крытой террасе над Волгой. Легкий пешеходный мостик, перекинутый через овраг, продолжал набережную, приводя к Троицко-Никольскому собору, стоявшему на крутой горе над Волгой, на одной из башен собора — Никольской были установлены громадные часы; проплывая мимо по Волге, можно было узнать время по ним… (в краеведческом музее хранятся громадные гири от соборных часов, их размер позволяет нам сегодня представить, какими были часы на башне…).

Вот в такой город переезжали Рюриковы.

Дети земского врача Рюрикова Х.А.: Александр, Владимир и Зинаида
Дети земского врача Рюрикова Х.А.: Александр, Владимир и Зинаида.
Из архива Рюрикова А.А.

Видится и ещё одна немаловажная причина, побудившая Рюриковых перебраться в Городец, — в семье росли дети. К моменту переезда у доктора было уже трое детей: старший Владимир шести лет, Зинаида — трёх и двухлетний Александр. Детей надо было учить. В Городце в то время были мужские и женские училища. Видимо, и сама врачебная практика здесь привлекала доктора своей перспективой, возможно, что при этом немалую роль играли и соображения материального характера.

Больница, в которой начал работать Христофор Александрович, во всех официальных бумагах называлась так: «Городецкая земская больница, учреждённая в память чудесного избавления Их Императорских Величеств с Августейшим семейством от угрожавшей опасности при крушении 17 октября 1888 года поезда». При крушении не обошлось без человеческих жертв, но вся царская семья осталась цела и невредима. В ознаменование этого события по всей России совершались всяческие благотворительные акции. Балахнинское уездное земство решило тоже по-своему отметить 17 октября и сделать благое дело — открыть больницу в Городце. Адрес со своим предложением оно направило самому царю. В марте 1890 года пришёл ответ — «Высочайшая» благодарность и одобрение идеи.

Сразу же после этого в Городце спешно начали строить больницу на десять коек. К октябрю она была закончена, а 17 октября торжественно, в присутствии нижегородского губернатора Н.М. Баранова открыта.

Кроме больницы Христофор Александрович Рюриков возглавил 4-й медицинский участок, в состав которого входило 220 сёл и деревень (29 тысяч жителей). Ко всему этому добавилось ещё два крупных совмещения. Первое из них — он стал врачом детского приюта. Городецкий детский приют был создан в 1881 году и по Высочайшему повелению 11 декабря 1893 года был принят в ведомство императрицы Марии. В приюте воспитывалось около 30 мальчиков и столько же девочек в возрасте от 3 до 14 лет. Христофор Александрович был и хорошим педиатром, он внимательно следил за состоянием здоровья детей и их питанием. Служба в приюте в отличие от земской считалась государственной, и поэтому ему был присвоен чин надворного советника, а за отличную службу он был удостоен звания личного почётного гражданина. Он состоял также почётным членом Балахнинского уездного попечительства детских приютов.

Особое внимание заслуживает и второе служебное совмещение — X.А.Рюриков был врачом городецкого Фёдоровского монастыря. Этот монастырь был ровесником самого Городца. Основанный под надёжной защитой стен и башен города-крепости, Фёдоровский монастырь энергично внедрял христианство среди населения. В »Нижегородских губернских ведомостях» за 1848 год №49 в неофициальной части помещена статья архимандрита Макария «Древнее историческое значение Городецкого Фёдоровского монастыря». В ней, в частности, рассказывается о прославленной иконе монастыря — иконе Богородицы, которая «чудесно сокрылась» после разорения Городца полчищами Батыя в 1239 году. «Явилась» же она князю костромскому и галичскому Василию Ярославичу Квашне. Во время выезда на охоту он увидел эту икону в лесу на сосне. Попробовал снять икону, тянулся к ней, но она поднималась на высоту для него недосягаемую. И лишь после того как из Костромы прибыл крестный ход, икона «сама» опустилась на руки костромского соборного протоиерея и была торжественно водворена в церкви Фёдора Стратилата в Костроме. Прибывшие сюда городчане узнали свою святыню, но костромичи не пожелали с нею расставаться…

В 1870 году при Фёдоровском монастыре была открыта лечебница. Обслуживала она братию и учеников монастырского училища, была маленькой, всего на пять коек. Пока не было Городецкой земской больницы, здесь лечили и городчан мужского пола. До Рюрикова в этой лечебнице врача не было, обходились лишь одним фельдшером.

Настоятель Фёдоровского монастыря в Городце архимандрит Феодосий
Настоятель Фёдоровского монастыря в Городце архимандрит Феодосий.
Из архива Рюрикова А.А.

В семейном альбоме А.А. Рюрикова сохранилась фотография настоятеля Фёдоровского монастыря архимандрита Феодосия. Посмотрите на неё — очень выразительное лицо сильного и умного человека. Видимо, была незаурядной и полезной его деятельность — об этом свидетельствует множество наград, и церковных, и светских.

Этот портрет был подарен доктору с дарственной надписью: «Его Высокородию. Господину врачу Фёдоровского монастыря, внимательному и усердному Христофору Александровичу Рюрикову, в незабвенную и благодарную память. От настоятеля сего монастыря Архимандрита Феодосия. 11 февраля 1902 года». Привлекают слова «внимательному и усердному» — какими ёмкими и выразительными являются эти определения для характеристики и врача, и человека.

Одно лишь перечисление обязанностей Христофора Александровича даёт представление о колоссальной занятости доктора. Но, несмотря на это, он использовал любую возможность для повышения квалификации, постоянно следил за всем новым в медицине, выписывал научные медицинские журналы, русские и зарубежные. Известно, что в 1904 году он был участником Всероссийского Пироговского съезда врачей в Москве. С Казанским университетом, своей альма-матер, он никогда не прерывал связи, каждый год выкраивал время, чтобы побывать там и получить консультации у своих старых профессоров и пройти, хотя бы кратковременные, стажировки, на это он не жалел и свой отпуск. Как врач, Христофор Александрсвич верил в лечебную силу трав. До сих пор в семьях коренных городчан хранятся его рецепты лекарств, в состав которых входят лечебные травы, хвоя, почки деревьев… Заметим, что в те времена при земских больницах устраивались специальные плантации для разведения лекарственных растений.

Кстати, о рецептах. Бесплатные лекарства, выписанные врачом на специальных бланках, полагались крестьянам. Прочие же могли получить их только при наличии справки о бедности. Христофор Александрович, человек очень отзывчивый на чужую беду и боль, довольно широко использовал любую возможность, какая была в его силах, помочь простым людям. Если он видел, что это необходимо, то на свой страх и риск писал рецепты на бесплатную выдачу лекарств. За такую свою «щедрость» он даже получил замечание от Балахнинского земства.

Известно, что Христофор Александрович был очень общительным и даже «общественным» человеком. Примеров проявления этой стороны его натуры немало. Так, он был членом совета городецкой библиотеки, попечителем Богомоловского училища, одним из организаторов клуба в Городце. Как-то, просматривая в архиве газету «Волгарь» за 1898 год, обратила внимание на заметку из Городца. В ней извещалось, что в мае того года в село Городец приплыла передвижная пожарная выставка, устроенная «Императорским Всероссийским Пожарным Обществом и находящаяся под покровительством Её Высочества Великой Княгини Марии Павловны». На берегу в Городце выставку торжественно встречали, а с приветственной речью выступил доктор Рюриков. Оказывается, его выступление было неслучайным — Христофор Александрович состоял членом правления городецкого Вольного пожарного общества и его бессменным секретарём.

В Городецком краеведческом музее среди прочих экспонатов выставлены отпечатанные в Нижнем Новгороде Устав пожарного общества и Отчёт за 1898 год. Это общество, организованное в 1897 году, входило в состав Императорского Российского пожарного общества, которому покровительствовал сам государь император. В Общество входило 139 членов, из них — восемь почётных включая нижегородского губернатора П.Ф. Унтербергера. Среди почётных членов значился и «Мануфактур советник» Н.А. Бугров (кстати, его ежегодное пожертвование пожарному обществу составляло 200 рублей). Отчёт подписал секретарь Общества X.А. Рюриков. Есть в Городецком музее и фотография с подписью: «Городецкое Вольное Пожарное Общество». Среди людей в пожарных формах с медными касками выделяется доктор Рюриков в элегантном костюме и мягкой белой шляпе.

Сохранились в музее и афиши спектаклей, которые ставились столетие назад в местном клубе. В них играл доктор вместе со своей супругой. Кроме непосредственного участия в спектаклях Лидия Алексеевна помогала их ставить и оформлять, сама шила костюмы, музицировала. Придирчивому профессионалу те любительские спектакли могли показаться наивными, а может быть, и просто слабыми, скорее всего, так оно и было, но сама работа в них духовно возвышала участников, и люди, подобные Рюриковым, несли культуру в российскую провинцию.

Добрые отношения, которые сложились у Рюрикова с Н.А. Бугровым ещё на Сейме, продолжались и в Городце, куда любил приезжать купец, как он сам говорил, «разгуляться». Близ Городца находилось и родовое село Бугровых — Попово, где купец выстроил церковь с золочеными главами. В той церкви была большая икона, на которой был изображён святой Николай с пятиглавым храмом на ладони.

Рюриков Христофор Александрович, примерно 1900 год
Рюриков Христофор Александрович.
Фотография Дмитриева М.П., Нижний Новгород, примерно 1900 год.
Из архива Рюрикова А.А.

Огромная врачебная и общественная деятельность, забота о большой семье (в 1900 году в семье Рюрикова родился четвертый ребёнок — сын Михаил) не могли не отразиться на его здоровье, подорванном ещё в годы студенчества. Он неоднократно обращался к Балахнинскому земству с просьбой о назначении в Городец второго врача, представляя в своих докладах основательные данные о нуждах участка. «Земство неучастливо относилось к воплям замучившегося в работе врача» [Волгарь. — 17 июля 1906] и не спешило решать этот вопрос, жалея 1200 рублей в год ещё на одну зарплату. Между тем болезнь сердца давала себя знать всё настойчивее. Весной 1906 года Христофор Александрович для лечения ездил в Швейцарию. Возвратился доктор окрепшим и посвежевшим, но, включившись в обычный трудовой ритм, очень быстро сдал. Сердечные приступы участились, он сам понимал, что положение его серьёзное, и поэтому для клинического лечения поехал в Казань.

Там, так и не успев лечь в больницу, 14 июля 1906 года он скоропостижно скончался. Тело его привезли в Городец на пароходе «госпожи Кашиной». Уже 16 июля в газете «Волгарь» появился некролог с объявлением о похоронах Рюрикова — 17 июля.

Проститься с уважаемым и всеми любимым доктором собрались жители Городца и окрестных сёл и деревень. «Городчане отдали последний свой долг дорогому и гуманному врачу, возложив на гроб покойного ценный венок. Венки возложены от земской управы, уездного земства, от детского приюта, клуба, пожарного общества и от сослуживцев — врача Шайдурова с низшим медицинским персоналом Городецкой земской больницы». [Там же. 22 июля]

Не обошлось и без курьеза. Городецкая больница с одной стороны граничила с Фёдоровским монастырем, а с другой — с городским кладбищем. И в монастыре, и на кладбище были приготовлены могилы для почитаемого доктора. Когда гроб с покойным вынесли из квартиры, произошёл довольно-таки бурный спор между духовенством монастыря и кладбищенской церкви за право захоронить доктора. Не без поддержки родственников верх в том споре одержало кладбищенское духовенство. Монастырь вскоре тоже «получил» своего доктора — сменивший Христофора Александровича врач Сокольский умер уже в следующем году, его-то и похоронили в монастыре.

«За гробом Рюрикова шла масса народа, — сообщала газета «Волгарь». — На могиле были произнесены задушевные речи. Особенно верную характеристику дал председатель земской управы И.А. Зубков, определивший продуктивность работы покойного как опытного врача и оценив душевные качества вообще как гуманного человека».

17 июля газета «Волгарь» опубликовала статью-некролог. Вот выдержки из неё: «…Покойный прослужил Балахнинскому земству более 21 года. Как врач — он был верным и отзывчивым помощником страждущего человечества одинаково помогая богатым и бедным. Как человек это была гуманная личность.

…Хотя у покойного было много дел по своей профессии, но всё же он не отставал и от общественной деятельности, проявляя заботу, главным образом, к объединению общества…»

21 июля 1906 года некролог опубликовал и «Нижегородский листок».

У Христофора Александровича и Лидии Алексеевны было четверо детей. Старший — Владимир (1888-1942) отличался большими способностями. Вместе с известными городецкими революционерами И.И. Абаимовым и Г.Ф. Устиновым участвовал в организации социал-демократического движения в Городце. После 1917 года был командиром подразделения ЧК в Туркестане, был секретарём ЦК Каракалпакской республики. В 1921 году Владимира Христофоровича назначили главным землеустроителем Наркомзема РСФСР, позже — СССР.

Зинаида Христофоровна (1841–1978) окончила в 1909 году Нижегородскую женскую гимназию, а затем медицинский факультет Московских Высших женских курсов (теперь это 2-й Московский медицинский институт). Заведовала медсанчастью Московского текстильного института. Почти каждый год приезжала в Городец — место детства и юности, приезжала навестить брата — хирурга Александра Христофоровича.

Младший сын доктора Рюрикова — Михаил (1900–1928) прожил короткую жизнь. Его привлекала революционная деятельность. В 1918–1921 годах он был секретарём волостного Совета в Ростовском уезде Ярославской губернии. Последние годы жизни он работал на судоверфи в Городце.

Рюриков Александр Христофорович, 1908 год
Рюриков Александр Христофорович — гимназист.
Фотография Хрипкова М., Нижний Новгород, 1908 год.
Из архива Рюрикова А.А.

А вот третий сын Рюриковых — Александр, как и его отец, стал врачом и работал хирургом в той же больнице в Городце, где и Христофор Александрович. Учился он в гимназии в Нижнем Новгороде. Семья наполовину осиротела, оставшись без кормильца, когда Александру было 15 лет. В Нижнем жил он в семье своей тётушки.

В 1910 году Александр успешно окончил гимназию. Учитывая, что осиротевшая семья доктора оказалась в стеснённом материальном положении после смерти кормильца, Балахнинское земство для продолжения образования назначило юноше стипендию. Эта материальная поддержка позволила ему поступить в Московский университет. Он выбрал медицинский факультет — хотел идти дорогой отца. Заметим, что стипендия земства была небольшой, всего 150 рублей в год, поэтому в студенческие годы он, как и его отец, вынужден был подрабатывать, главным образом занимаясь репетиторством.

С началом первой мировой войны Александр под влиянием патриотических настроений, свойственных большой части русской интеллигенции, добровольно ушёл на фронт, прервав занятия в университете. Попал в подразделение Красного Креста на голицынском направлении. Здесь за самоотверженную службу он получил свою первую награду — серебряный Георгиевский крест. В конце 1915 года Александр вернулся в университет, а в 1916 году его закончил, получив диплом с отличием. В этом же году он женился на студентке четвертого курса Московских Высших женских курсов Марии Тимофеевне Нартовой.

Сразу же после окончания университета Александр был мобилизован и назначен полковым врачом в 202-й запасной пехотный полк, дислоцированный в Костроме. В конце 1917 года этот полк перешёл на сторону Советской власти, и с этого времени по 1922 год Александр Рюриков — военный хирург, но уже в Красной Армии. Он прошёл нелегкий путь от Костромы до Барнаула, принимал участие в боях за Ростов-на-Дону, вместе с армией Тухачевского двигался в варшавском направлении. Он стал хорошим хирургом и, несмотря на молодость, занимал ответственные посты вплоть до начальника медсанслужбы дивизии.

В 1922 году Александр Христофорович перевёлся в Нижний Новгород, где одновременно со службой в Красной Армии стажировался у известного нижегородского акушера-гинеколога К.Ф. Богуша.

Через год, демобилизовавшись из рядов Красной Армии, он вернулся на городецкую землю. Первое его место работы — село Зиняки. В 1924 году здесь под его руководством была создана первая в уезде сельская больница.

С 1925 года по август 1980-го, с перерывом в военные годы он работал в Городецкой районной больнице. Начал как акушер-гинеколог, затем второй хирург хирургического отделения, а с 1932 года — заведующий этим отделением. С первых дней Великой Отечественной войны военврач первого ранга А.X. Рюриков опять в армии — до конца войны он служил ведущим хирургом госпиталей в г.Горьком, сам сделал свыше двух тысяч операций, освоив особо сложные случаи извлечения осколков и резекцию крупных суставов. В годы войны сотни жизней солдат и офицеров спас квалифицированный и опытный хирург.

Рюриков Александр Христофорович — хирург
Рюриков Александр Христофорович — хирург.
Из архива Рюрикова А.А.

После войны он возвратился в Городец. Александр Христофорович принадлежал к тем счастливым людям, которые влюблены в свою специальность, отдавая ей себя целиком. От своего отца он унаследовал не только профессиональный интерес, но и жажду знаний. И судьба к нему благоволила. При всей несхожести эпох, когда творили его отец и он, внимание останавливают некоторые весьма существенные совпадения их врачебных карьер. Александр Христофорович постоянно профессионально совершенствовался, следил за всеми достижениями в медицине, выезжал в научные командировки. Даже в первые трудные после гражданской войны годы он проходил научную стажировку в одной из петроградских клиник. В последующие годы, когда ещё не существовало современной системы повышения квалификации врачей, он неоднократно стажировался у таких известных хирургов, как А.В. Вишневский (в его клинике выполнял научные исследования), Н.Н. Бурденко, С.С. Юдин, А.Н. Бакулев и другие. Большинство из этих командировок он организовывал сам путем личной переписки с крупными учеными. Его особо интересовала онкологическая хирургия, изучал он новейшие достижения лёгочной хирургии. Он стал хирургом-универсалом, практически блестяще оперируя на всех органах человеческого тела. Александр Христофорович был участником многих Всесоюзных съездов хирургов и до последних лет жизни — активным Почётным членом Горьковского хирургического общества. Ему было далеко за восемьдесят, а он старался не пропустить ни одного заседания этого общества.

Доктор был, опять-таки как и его отец, и общественным деятелем. Не однажды его избирали депутатом районного Совета, в Городце он организовал школу медицинских сестёр, где сам и преподавал. Доктор Рюриков был частым гостем в городецких колхозах, выступал с докладами, просвещая народ, и, что особенно интересно, с докладами не только на медицинские темы, но и общеобразовательные, на темы литературы и искусства. Он был широко и прекрасно образованным человеком и нёс свои знания «в народ», продолжая добрые традиции русской интеллигенции и своих предков.

Кроме серебряного Георгиевского креста, за участие в гражданской войне у него был боевой орден Красного Знамени. Среди его наград и орден Ленина. В 1949 году Александру Христофоровичу было присвоено звание заслуженного врача РСФСР. В 1971 году Александр Христофорович за большие заслуги в области отечественной хирургии награждён памятной медалью имени Н.И. Пирогова. Когда-то участником Всероссийских Пироговских чтений был городецкий врач Христофор Александрович Рюриков, и вот спустя много десятилетий, на XVIII Всесоюзных Пироговских чтениях, его сын удостоился высшей для хирурга награды — медали Н.И. Пирогова.