Бюст Матрёны Вольской. Скульптор Л.Ф. Кулакова
 

Её давно уже нет на этой земле. Больше пятнадцати лет назад от тяжёлой болезни скончалась учительница начальных классов Смольковской школы Матрёна Исаевна Вольская. Но живы сотни мальчишек и девчонок военной поры, которых она вывела с оккупированной фашистами Смоленщины, живы их дети, их внуки. И это — по праву второй раз подарившей жизнь — её дети.

В нашей стране тысячи Героев Советского Союза, которые получили высокое звание за убийство врагов, а вот Матрёна Исаевна не удостоилась никакой государственной награды за спасение жизней трёх тысяч детей. Только в 1998 году общественная организация «Постоянно действующий Президиум Верховного Совета СССР» Сажи Умалатовой посмертно наградила её Звездой Героя Советского Союза.

В Смольковской средней школе в начале 80-х годов, через несколько лет после смерти Вольской, был создан музей боевой славы. А начало ему положил бюст Матрёны Исаевны, изваянный её однополчанкой, партизанкой из соединения «Батя», которое обеспечивало подготовку и проведение операцию «Дети», скульптором Людмилой Фёдоровной Кулаковой. В школе работает клуб «Следопыт», который собирает и изучает материалы, связанный с той операцией, поддерживает переписку с оставшимися в живых участниками легендарного перехода. Об этой потрясающей истории рассказал в своих книгах и бывший партизан из соединения «Батя» Леонид Кондратьевич Новиков.

В оккупации

С первых дней оккупации Смоленской области гитлеровскими войсками супруги Вольские вместе с другими учителями создали в Дорогобужском районе подпольную группу. Мотя (Матрёной Исаевной её называли только в школе) размножала и распространяла сводки Совинформбюро и листовки, собирала оружие, занималась разведкой. С начала сентября по ноябрь 1941 года в доме Вольских была конспиративная квартира секретаря Духовщинского райкома партии Петра Цуранова. Причём их дом находился всего в 75 м от бывшего сельсовета, где немцы разместили полицейский участок. Связь с партизанами осуществлялась через Мотю, в отряде её знали по кличке Месяц.

В конце ноября 1941 года подпольная группа (и Мотя в том числе) ушла в партизанский отряд. В отряде она была разведчицей участвовала в боевых действиях. За одну из операций в 1942 году Матрёна Вольская была награждена орденом Боевого Красного Знамени.

И неудивительно, что, когда возникла необходимость вывести детей на Большую землю, возглавить колонну поручили Моте Вольской. А необходимость спасать детей действительно была острой.

«Немцы совсем озверели. Фашистские банды за три дня сожгли 24 деревни, — писал на Большую землю Пётр Цуранов. — Деревню Кишкинцы сожгли, население поголовно уничтожили. Чудом спаслись двое из 75 жителей. Детей рядами клали на дорогах. Затем подавили их танками. Одну женщину бросили в огонь, когда её дом уже догорал, затем туда же бросили трех её малюток».

В деревне Марково фашисты привязали к березкам двух девочек, облили бензином и подожгли за то, что варили партизанам картошку.

Тогда же, в апреле 1942 года в фашистских штабах появилась директива, предписывающая «немедленно приступить к изъятию или принудительной депортации… всего пригодного к работе населения» для отправки в Германию.

Для того, чтобы спасти от расправы и от угона в рабство детей и подростков на Смоленщине была разработана операция «Дети»: ребят решили вывести в советский тыл, на Большую землю. Партизаны из соединения «Батя» обследовали вероятные маршруты прорыва, составили карты заминированных участков, обратились за помощью к регулярной армии.

Было решено выводить детей на станцию Торопец Тверской области (Торопецкий район был освобождён в январе-феврале 1942 года) через Ильино и Старую Торопу. Длина маршрута около 200 километров.

По вражеским тылам

Утром 24 июля от ворот школы в Елисеевичах отошла колонна детей партизан и военнослужащих, крестьянских сирот, собранных из разных районов Смоленской области, — около 2000 человек. Этот необычный отряд был разбит на три части. Вести его помогали Матрёне Исаевне учительница Варвара Сергеевна Полякова и фельдшер Екатерина Ивановна Громова.

…Двигались четвёртые сутки. Предполагалось, что самые опасные участки пути остались уже позади. Запасы еды подошли к концу. В послеполуденном мареве ребята молча переставляли ноги, спотыкаясь о корневища. Мечтали о привале в Ильине, где должен быть пункт питания.

У Моти ныло все тело. Начал беспокоить будущий ребёнок. Перед глазами вспыхивали радужные пятна, и вдруг полыхнуло целое зарево. Это была не галлюцинация — впереди раздавались взрывы. Немцы бомбили Ильино. Всем стало страшно: до села оставалось всего полчаса ходу… А что, если бы они были уже там? Снова спрятались в лесу.

Сильнее голода мучила жажда. Линия фронта была уже позади, голодные, измученные, с многочисленными синяками и кровоподтеками дети брели мимо освобождённых деревень. Жителей в них почти не было. Кругом были одни развалины. В колодцы были завалены трупами, либо вода в них либо отравлена. Подходы к ручейкам и водоёмам заминированы.

Моте нужно было находить безопасные места привалов, как-то пополнять скудные запасы продовольствия и, главное, подбодрить, вдохнуть надежду в уставших детей.

Утром 28 июля колонна вышла на берег Северной Двины. Дети, только увидев блеск воды, неудержимой лавиной бросились к реке. И на беду тут же появились три немецких самолёта, низко-низко пронеслись над берегом. Вольская со своими помощницами стала распихивать детей в ямы и канавы, кто пошустрей — помчались к ближайшему лесу. На втором заходе немецкие лётчики обстреляли детвору. К счастью, пострадавших было не много — убита лошадь и ранена одна девочка.

В начале августа основное ядро детского отряда дошло до Торопца. Измученные путники рухнули на землю без сил около железнодорожной станции. Однако надежды, что все беды уже позади, не оправдались.

Последний переход

Эшелон, который должен был вывести детей на Урал, был ещё не сформирован. Прежде, чем железнодорожники подготовят нужное количество вагонов, нужно было подождать несколько дней. Ребятню расселили по воинским подразделениям, красноармейцы поделились сними своими пайками.

Практически каждый день на станции выли сирены, в небе развертывались воздушные бои.

А на станцию приходили новые и новые группы детей из разоренных войной городков, посёлков, деревень, изможденные голодом, усталостью, болезнями. В ночь на 5 августа, перед отправкой эшелона, в команде Вольской числилось уже 3240 детей.

На крыше каждого вагона крупными буквами было написано «Дети», но налёты фашистской авиации на эшелон в прифронтовой полосе не прекращались. Несколько раз ребята становились свидетелями воздушных боев: советские истребители не подпускали немецких стервятников к поезду.

Еды всё так же не хватало. На станции Бологое для детей было приготовлено 500 килограмм хлеба, испечённого из жмыха, картофеля и мякины. Но что такое эти пятьсот килограмм на три тысячи голодных ртов — по 150 грамм! И как обрадовались ребятишки, что стоявшие в соседнем эшелоне красноармейцы решили поделиться сухарями, дали 100 килограмм. Каждый ребёнок получил почти по целому сухарю! Радости войны…

Вольская Матрёна Исаевна
(19??–1978)

До Урала эшелон так и не дошёл. Дети были слишком измождены, да и Матрёна Вольская еле держалась на ногах. Последняя остановка — город Горький. «Дети имеют ужасный вид, совершенно не имеют одежды и обуви, — было записано в акте приемки. — Приняли от Вольской 3225 детей». Они имели ужасный вид, но все-таки остались живы, почти все.

Кто-то из них после войны вернулся в родные края, кто-то остался в Горьком, Дзержинске, Балахне, Муроме, Выксе, на Бору, в Городце…

Матрёна Исаевна Вольская была направлена на работу в Городецкий район. И с начала 1943 года до конца 1976 учебного года работала учителем начальных классов. Насколько известно, с теми, кого выводила она из смоленских лесов, встретилась она за год до своей смерти — в 1977 году. Впоследствии участники знаменитого перехода неоднократно приезжали в Смольки, приезжала и единственная из трех оставшаяся в живых руководительница колонны Варвара Сергеевна Полякова.

В школьном музее есть макет памятника подвигу Вольской. К сожалению, этот проект уже долгие годы остается не осуществленным.