Я помню из детства первую поездку в дом-музей В.П. Чкалова. Яркое июльское утро, автобусы везут нас из пионерского лагеря по шоссе, по краям которого раскинулись моря желтеющей ржи. А впереди будет и другое рукотворное море — Горьковское. На пристани в среднем бьефе уже ожидает теплоходик. И мы, шумные, переполненные весельем от этого фантастически далекого путешествия, поднимаемся на борт по деревянному трапу. Минуем шлюз, за иллюминаторами ласково плещется близкая речная гладь, а вдалеке узкими полосами тянутся волжские берега.

Конечно, мы все прекрасно знаем, куда и зачем едем. Уже не один раз просмотрен кинофильм о Чкалове и прочитана книга. Образ легендарного лётчика занимает в уме одно место с персонажами Жюля Верна, Гагариным и героями-лётчиками Великой Отечественной войны. Полумифическое существо, почти небожитель. Вот поэтому дом его, наполненный самыми обычными вещами, производит странное впечатление. Но это не разочарование, скорее удивление, рождающее новое понимание Чкалова — земного человека.

С тех пор прошло два десятилетия. Вновь мне пришлось побывать в музее Чкалова накануне празднования столетия со дня рождения летчика.

Портрет Чкалова. Художник Н.А. Маркин
Портрет Чкалова.
Художник Н.А. Маркин

Герой на все времена

Обычные до начала 90-х годов XX века школьные экскурсии в Чкаловск практически прекратились. И если раньше трудно было найти в Городце мальчишку или девчонку, которые хотя бы раз не побывали в музее Чкалова, то теперь даже имя летчика у иных школьников может вызвать недоумение. Тот, кто был одним из символов героизма советской эпохи, начал превращаться в апокриф. Сейчас на устах другие имена. Любой подросток объяснит, кто такие Ван Дамм или Шварценегер, Саша Белый или Блэйд, расскажет о «Матрице», «Звёздных войнах» и «Властелине колец».

Крах политической системы и идеологический коллапс едва не привели к потере и некоторых вневременных ценностей — таких, как Чкалов.

«Имя Чкалова теперь навечно вписано в историю человеческой цивилизации. Именно в нем персонифицирована человеческая идея покорения воздушного пространства. Он был бесстрашным экспериментатором, разведчиком, испытателем новых машин, новых фигур высшего пилотажа. Вся его жизнь была дерзким вызовом косности и рутине.

Бесстрашие и мужество — вот главные составляющие его жизни-подвига. От людей старшего поколения, его современников, можно было услышать: «Знаете, пока на земле есть такие люди, как Чкалов, нам не страшно жить».

«В деле, защите, борьбе против несправедливости он был суровым и твёрдым, как сталь, из которой были сделаны его летающие машины», — так написал известный нижегородский журналист Сергей Чуянов.

Чкалов прожил недолго (1904–1938 г.г.), но за свою короткую жизнь сделал очень многое. Как лётчик-истребитель он внедрил в авиации свою чкаловскую наступательную тактику ведения воздушного боя. Как лётчик-испытатель он испытал и дал путевку в жизнь лучшим в то время в мире самолётам-истребителям. Наконец, два дальних беспосадочных перелёта, совершённых под его командованием, навсегда вошли в историю отечественной и мировой авиации.

Будем надеяться, что в дом-музей Чкалова снова потянутся вереницы экскурсий в том числе и из Городца и что ещё одно поколение россиян будет черпать вдохновение из яркой жизни лётчика. Нам это сделать ещё легче, потому что до Чкаловска-то рукой подать.

Два города у одной реки

Городец и Чкаловск (в прошлом Василёва Слобода) издавна были тесно связаны друг с другом. Василёва Слобода — одно из древнейших поселений нижегородчины, корни которого уходят в глубину веков.

Как полагают в Чкаловске, «князь Юрий Долгорукий отвоевал в 1152 году у черемисов малый Китеж, поименовал его Городцом Радиловом и посадил княжить в нём своего сына Василия. Василий Юрьевич, чтобы иметь резерв на случай обороны Городца от набегов волжских болгар, мордвы, черемисов, основал на другом берегу Волги невдалеке от своей резиденции ещё одну крепость. Первые её поселенцы, служилые люди князя, были свободны от податей. Отсюда и пошло название — Василёва Слобода. В XV веке Василёва Слобода принадлежала двоюродному брату Дмитрия Донского Владимиру Андреевичу, затем Василию Шуйскому. Жена Шуйского умерла, будучи монахиней Московского Вознесенского женского монастыря, этому монастырю она и отказала село на поминовение душ Шуйских».

Жители Василевой Слободы вместе с городчанами не раз участвовали в междоусобных стычках князей, в войнах с угрофинскими племенами, а в Смутное время с поляками. Так, в Василёвой Слободе 4 января 1615 года ополченцы, возглавляемые Д.М. Пожарским, и отряд конных рейтар князя Лыкова-Оболенского разбили войска панов Заруцкого и Яцкого.

До начала XIX века Василёва Слобода — небольшое ничем не примечательное поселение. Начало строительства в 1883 году казенных мастерских по ремонту дноуглубительного флота дало мощный толчок развитию села. Вскоре сюда из Сормова переехал отец великого летчика отличный котельщик Павел Григорьевич Чкалов. На берегу Волги в 1896 году он построил крепкий просторный дом (нынешний музей), а в 1904 году в его семье родился сын Валерий.

Кстати, Василёва Слобода была переименована в Чкаловск ещё при жизни Валерия Павловича по просьбе местных жителей в августе 1937 года после его знаменитого перелета через Северный полюс, когда чкаловский экипаж вернулся на родину из США. А после гибели Чкалова, в июле 1940 года открылся его музей.

В 1955 году Чкаловск стал городом и начал обретать черты нового, сегодняшнего своего облика. Стала развиваться промышленность, возникли новые предприятия. В настоящее время в городе работают АО «Чкаловская судоверфь», АО «Полёт», швейная и строчевышивальная фабрики.

Под крышей чкаловского дома

Дом Чкалова. Как всякий музей, он хранит в себе особую атмосферу того времени. Многочисленные экспонаты, фотографии, картины — безмолвные свидетели жизни летчика. Но не даром говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, а ещё лучше почувствовать сердцем — тогда былое вдруг встанет во всей полноте не иссякшей жизни.

Первая комната дома-музея, бывшая кухня, посредине которой стоит большая русская печь, рассказывает о детских и юношеских годах будущего летчика. Лото, в которое с увлечением играла вся семья, железные санки, лихо возившие Валерия с длинного затонского съезда, его школьные сумка-ранец и учебники… Детство было светлым в родном доме, в дружной семье.

Вот фотография земмашины «Волжская-1» и парохода «Баян», на которых Валерий Чкалов работает в 1918–1919 годах после того, как закрылось Череповецкое техническое училище, где он учился после школы. Кстати, с палубы парохода «Баян» он впервые увидел самолёт, тогда-то и зародилась мечта о небе. В экспозиции есть также лётный шлем. Этот шлем помнит первые полёты Чкалова, ещё не пилота, а слесаря Канавинского авиапарка. Лётчики, испытывавшие отремонтированные самолёты, иногда брали паренька в полёт.

Следующая комната посвящена учёбе Чкалова в лётных школах, службе в ВВС, испытательской работе. Здесь интереснейшие фотографии самолетов, самого Чкалова, его товарищей и командиров. Один фотоснимок запечатлел Чкалова среди участников военно-воздушного парада в Москве, посвященного 10-й годовщине Октябрьской революции. За блестящее лётное мастерство он получил благодарность в приказе наркома обороны К.Е.Ворошилова.

А вот ещё один очень любопытный экспонат — лопнувший цилиндр двигателя самолета «Юнкерс-13». На этом самолёте во время работы в Осоавиахиме Чкалов катал туристов над Ленинградом. В одном из полетов лопнул цилиндр двигателя. Тут понадобилось всё мастерство Чкалова, чтобы благополучно посадить самолет на аэродром.

В экспозиции представлены фотографии и модели самолетов, испытанных Чкаловым, планшет, карты полётов, лётные очки. В начале 30-х годов Чкалов освоил более 30 различных самолётов. Им испытаны знаменитые советские истребители авиаконструктора Н.Н. Поликарпова И-15 и И-16. Последний истребитель отлично зарекомендовал себя на первом этапе войны в Испании, по основным параметрам превосходя немецкий истребитель МЕ-109В.

…Экспонаты последних лет жизни. Годы славы, начала головокружительного взлёта карьеры. Чкалов — Герой Советского Союза, Депутат Верховного Совета СССР, в июле 1937 года ему присваивают внеочередное звание полковника, а через полгода — комбрига. И вот — смерть на взлёте.

Хотя если быть совершенно точным — при посадке. Чкалов погиб 15 декабря 1938 года при испытании нового истребителя И-180. В экспозиции представлена модель этого самолета, а также лётный костюм, который был на Чкалове в его последнем полёте. На рукаве кожаной куртки, на шлеме до сих пор видны пятна запекшейся крови. Здесь же показан и парашют, которым Чкалов не пользовался ни разу, которым не воспользовался и в этом полёте.

Мост дружбы

Но главное из чкаловского мемориала всё же находится в павильоне, где выставлены самолёты, так или иначе связанные с жизнью великого летчика. И самый важный экспонат — тот самый АНТ-25, благодаря легендарным полётам на котором Чкалов и стал для нас незабываемым и великим Чкаловым.

Завоевать рекорд дальности по-прямой (кратчайшее расстояние между точками взлёта и посадки) в 30-е годы стремились самые развитые в научном и техническом отношении страны. Между собой соперничали Франция, Англия, США, Италия, Германия. Так, в 1931 году рекорд установили США (8560 км). В 1932 году он перешёл к Англии (8544 км), затем к Франции (9104,7 км). И то, что молодое советское государство включилось в середине 30-х годов в соревнование за этот рекорд, безусловно, было показателем его возросшей силы в авиации.

Самолёт АНТ-25 создавался в СССР специально для достижения предельной дальности полета. Он назывался ещё «РД» — «Рекорд дальности».

Строительство первого образца АНТ-25 было завершено 15 апреля 1933 года, а 22 июня этого года летчик-испытатель М.М.Громов на этом самолёте установил рекорд дальности полёта по замкнутому кругу, пролетев 12411 километров за 75 часов 2 минуты.

А 20 июля 1936 года на АНТ-25 стартовал из Москвы на Дальний Восток экипаж В.П. Чкалова. 22 июля через 56 часов полета в сложнейших метеорологических условиях Чкалов посадил гигантскую машину на узкой песчаной косе острова Удд. 9375 километров пройденного пути — таков итог этого перелёта.

А 18 июня 1937 года АНТ-25 взял старт для второго героического перелета. Полёт через Северный полюс был ещё более трудным, чем первый. Он был завершён 20 июня 1937 года в американском городе Ванкувер. Экипаж пробыл в воздухе без посадки 63 часа 25 минут и покрыл расстояние более 10 тысяч километров.

Мы знаем с какими трудностями столкнулись летчики. Гигантский АНТ-25 (размах крыльев — 34 м, вес — 4,2 т, грузоподъемность — более 6 т) имел всего один двигатель. Так что во время перелёта немало неприятных минут выпало на долю Чкалова, Байдукова и Белякова из-за сбоев в работе этого единственного двигателя. Но самой большой опасностью было обледенение самолёта, его крыльев и винта. Это уже грозило катастрофой. Чтобы избежать обледенения, приходилось подниматься над облаками на высоту 4000-6000 метров. А там трудно было дышать, не хватало кислорода…

Когда заглядываешь в кабину огромного самолета, то поражаешься, насколько мало (при таких-то размерах!) оставалось жизненного пространства для лётчиков. Как в течение двух с лишним суток можно было вести самолет в столь ужасных условиях?

И всё-таки они долетели. И что интересно, военный лётчик Чкалов на одной из многочисленных встреч с американцами заявил:

— Примите от ста семидесяти миллионов советских людей привет и дружбу, которую мы вам принесли на своих крыльях.

Он прилетел с вестью мира, так было положено начало взаимопонимания между советским и американским народами. Дружба между Ванкувером и родиной Чкалова продолжается до сих пор. В 1975 году в далёком американском городе был открыт памятник перелёту.