Смирнова Мария Фёдоровна
Смирнова Мария Фёдоровна
(1920–1943)

Победа над фашистской Германией была поистине всенародной. Взяли в руки оружие не только мужчины, но и дети, старики, даже женщины. Пожалуй, ни одна из одна из стран-участниц Второй мировой войны не имела такого большого числа женщин-военнослужащих, как Советский Союз.

На фронты Великой Отечественной уходили не только сыновья, но и дочери советского народа. Кто-то уходил по призыву, а многие — добровольцами. Городчанки служили радистками, зенитчицами, медработниками, военными шофёрами, воевали в партизанских отрядах. 18 из них пали смертью храбрых:

Баранова Нина 1923 г.р.
Волгунова Таисья 1922 г.р.
Гиличенко Наталья 1923 г.р.
Жилова Александра
Королёва Вера 1923 г.р.
Кузнецова Антонина 1921 г.р.
Лысова Тамара 1925 г.р.
Малышева Тамара 1923 г.р.
Медведева Анна 1922 г.р.
Мишанова Любовь
Овчинникова Зоя 1918 г.р.
Половинкина Леонора 1924 г.р.
Пушлова Мария
Смирнова Мария 1922 г.р.
Солодова Ульяна 1923 г.р.
Хрипунова Тамара 1923 г.р.
Шипкова Мария 1922 г.р.
Шмелёва Татьяна 1916 г.р.

Самым дорогим подарком для бойца была весточка от родных, а письма с фронта становились порой последней памятью о близких людях, не вернувшихся с войны.

В фондах Краеведческого музея хранится переписка семьи Смирновых, проживавшей в доме № 6 по улице 2-й Нагорной (ныне ул. Шевченко), со своей дочерью-фронтовичкой Марией и её однополчанами.

Мария Смирнова (1920 г.р.) ушла на фронт добровольцем вместе с другими девушками-комсомолками. Окончила Горьковскую школу радистов и с конца 1942 года была в действующей армии. Видимо, там же находились её братья Александр и Павел.

Сохранились 3 письма Марии к родителям.

Первое письмо-открытку она написала 22 ноября 1942 года:

Первое письмо
Первое письмо

«Привет 22/XI–1942 г.

Здравствуйте любимые родители папочка и мамочка, c приветом к Вам Мария! Должна сообщить, что ещё нахожусь в Москве, о выезде неизвестно. Живу хорошо, здоровье ничего. Мамочка, прошу не расстраивайся, береги своё здоровье. Пишите, как живёте, как ваше здоровье и что пишут братья». Далее Мария упоминает о своей подруге и соседке по 2-й Нагорной улице: «Плохо, не знаю Нины Барановой адрес. Возможно бы она выбрала время ко мне прийти…». И заканчивается короткое письмецо словами: «Не скучайте. До свидания».

Брат Марии Павел так вспоминал о ней: «Марусю я помню всегда весёлой, жизнерадостной. Она замечательно пела, играла на гитаре. До войны сестра окончила курсы немецкого языка, много читала. Круг её интересов был обширен. В любой обстановке Мария не терялась, не падала духом…».

Большое письмо М. Смирнова написала домой 7 декабря 1942 года:

«Горьковская обл. г. Городец на Волге
2-я Нагорная 6
Смирновой Евгении Ивановне
7/XII–42 г.

Здравствуйте дорогие родители папочка и мамочка с приветом к Вам Мария. Сообщаю, что нахожусь на формировке нахожусь среди мужчин одна, девушек никого нет, но хорошо мне дали квартиру. Живу с хозяйкой хорошо, она мне заменяет родную мать. Да, папочка, пока нахожусь близь города, но часто вспоминаю осень, какую вместе с тобою ходили в Рязань, то были для меня лишь цветики, а сейчас зима, но хорошо у нас обмундирование тёплое, а то я очень мёрзлая. Пока что ничего, но после госпиталя отражается. Мне хочется знать, где София Дорофеева и что пишут Овсяникова Шарапова и Баранова. Папочка, я прошу как побыстрее узнать адреса братьев где Саша что пишет и как его здоровье, Павлик, надеюсь, что ещё в городе. Как установлю точный адрес, то пишите как ваша жизнь и здоровье. Я прошу очень мамочку чтобы не расстраивалась и папочка берегите своё здоровье. Моя жизнь в данный момент хорошо. Сейчас пока ещё место и адрес не постоянный, потому что я нахожусь, как Павлик приезжал ко мне ещё в школу. Да, сейчас вспоминаешь как учились как будто это было давно. Мамочка, в жизни моей прошёл большой переворот как я уехала из родного очага. Вот вспоминаешь как с тобою жили вместе только двое, а сейчас ты одна, но ничего мамочка не скучай, а поезжай к папочке ещё. Надеюсь, он останется дома он уже стар, но у него только год в запасе. Если что пишите и как братья. Передайте привет всем знакомым и близким. Остаюся ваша дочь Мария. Досвидания крепко целую. Досвидания.

На обороте письма внизу:

«Папочка, как только пришлю постоянный адрес, то как можно быстрее опишите о братьях и адреса их и где Саша как его здоровье. Досвидания С приветом Ваша дочь Мария Смирнова (роспись)

В июле 1943 года в Городец на ул. 2-Нагорную дом № 6 пришло ещё одно письмо от Марии:

Второе письмо

Второе письмо
Второе письмо

«Здравствуйте дорогие родители, с приветом ваша дочь Мария. Сообщаю о себе я живу хорошо сейчас находимся в тылу, отдыхаем, жизнь весёлая не расстраивайтесь. Мамочка, погода стоит неважная, грязь, дождь, ягод нет т.к. всё болота. Вот вся наша обстановка. Здоровье хорошее, настроение бодрое. Папочка часто вспоминаю Вас. Вот Павлик пишет, что снова с Сашей были дома. Хорошо, я очень довольная, так как я думаю Вам веселее на душе. Папочка, вспоминается летний день твоего приезда, но конечно здесь этого нет, и не то что было школа выходной день. Папочка, но я мирюсь со всем, т.к. этого требует вся страна и о доме сейчас я не мечтаю. После разгрома врага мы все вернёмся с победою и тогда снова заживём счастливой весёлой жизнью. До свидания дорогие, крепко целую дочь Мария жду ответа. 2.07.43».

Последнее письмо Марии родителям в Городец было написано через месяц — 12 августа 1943 года. К сожалению, оригинал письма не сохранился, но в фондах музея есть его цитата, опубликованная в районной газете после войны. Брат Марии Смирновой — Павел — написал заметку в «Городецкую правду» под названием «ГВАРДИИ РАДИСТКА. Из семейного архива». Маруся писала:

«…Живу я хорошо, на здоровье не жалуюсь. В эти дни было жарко, продвинулись крепко, следите по радио. Сейчас нам дали отдых, и я под грохот и шум моторов пишу письмо. Всё кругом дрожит. Сегодня потеряли любимого командира Костю Самарина, вынесли его труп с поля боя. Похоронили с воинскими почестями, но не могу смириться, что Кости нет с нами. Но что делать, сегодня он, завтра один из нас ведь война. Если бы мы встретились, вы не узнали бы меня: я очень состарилась, волосы седые… На встречу я мало рассчитываю…».

Предчувствие Марии, к несчастью, сбылись — вскоре молодая радистка пала в бою. 19 сентября об этом горьком событии командование части известило её маму Евгению Ивановну.

В письме с фронта сообщалось, что 18 сентября в 20:00 в районе дер. Натальино Ельненского района Смоленской области во время исполнения боевой задачи гвардии красноармеец Мария Смирнова погибла смертью храбрых. В конце письма стояли подписи начальника связи ст. лейтенанта В. Кравцова, командира роты связи капитана Тихонова, командира радиозвзвода лейтенанта Кроткова, а также бойцов-радистов Жбанкова и Пенькова.

Спустя два месяца ст. лейтенант В. Кравцов подробно рассказал родным Марии Смирновой о её гибели:

«20 ноября 1943 года.

Здравствуйте, многоуважаемые родители Маруси Фёдор Павлович, Евгения Ивановна и её брат Павлик! — писал боевой товарищ Марии старший лейтенант Кравцов.

Примите мой офицерский привет и наилучшие пожелания в вашей жизни и работе. Простите меня, что так долго не писал Вам ответа. Только вчера прибыл с командировки и прочёл ваши 2 письма ко мне. Я очень был рад этим близким письмам. Они для меня дороги, напоминая нашу боевую воспитательницу радистку Марусю. Так я её звал в нашем обществе. Её образ, её весёлый жизнерадостный характер на века запечатлел в моей памяти. Не один раз в свободные минуты фронтовой жизни мы пели с ней вместе песни под гитару. Не один раз звучали в наших с нею руках мандолина и гитара. Очень жаль, что не пришлось нам дожить вместе до окончания войны.

Вы просите рассказать подробно о её гибели. Это было уже вечером, мы подошли к реке Десна. Здесь проходила оборона противника, проволочное ограждение и минное поле. Наши части, передовые подразделения уже перешли реку, и мы подходили следом с командиром полка, останавливались и разворачивали радиостанцию, связывали передовые подразделения.

Проходя ранее занимаемую местность противником, Маруся метрах в 70 шла сзади вместе с товарищами радистами, то и дело доносился её весёлый хохот. Но вдруг раздался взрыв, я оглянулся и сразу крикнул: «Маруся!», но в ответ ничего не последовало, только стон раздался тяжело раненого радиста Молчанова.

Я подскочил, схватил на руки Марусю, она ещё дышала, но не могла придти в сознание. Руками прижал сочившуюся кровь из левого бока и головы, позвал к себе ребят и быстро перевязал раны и держал её на руках. Но напрасны были наши ожидания. Сердце перестало биться любимой боевой девушки, и с нею погиб радист Молчанов.

Слёзы у многих блеснули в глазах у боевых товарищей-радистов. Я осторожно положил её тело на шинель и тихо произнес: «Не стало больше у нас радистки Марии Смирновой». Все товарищи простились с телом Марии и глубоко поклялись отомстить за кровь Марии немецко-фашистским гадам.

Я приказал отнести тело Марии в деревню, и утром их похоронили. Много волнующе выступали товарищи и горячи клялись мстить немецким убийцам.

Ваше первое письмо я прочитал всем товарищам, и прочитал перед строем подразделения роты связи, в котором она находилась. Это письмо мы отослали в нашу фронтовую газету «За Родину!».

Спасибо вам за ответные письма. В сердцах у нас одна тяжесть, одна печаль, одна тяжёлая утрата.

За её смерть мы будем мстить до полного уничтожения немецко-фашистских захватчиков.

Смерть немецким оккупантам!

К вам с горячим приветом ст. лейтенант (роспись) /Кравцов/.

Пишите ответ».

О том, как сложилась дальнейшая судьба родных Марии Смирновой — ещё предстоит выяснить. Книга Памяти павших нижегородцев в Великой Отечественной войне о Марии Смирновой приводит такие данные: «СМИРНОВА Мария Федоровна, род. 1922, г. Городец Нижегородской обл. Погибла в бою 18 сент. 1943. Похоронена в дер. Дуброво Смоленской обл.» (Т. 7. С. 619).

За полгода до гибели М.Ф. Смирновой не стало её подруги Нины Барановой — она тоже погибла на фронте. Обе девушки были ровесницами и жили по-соседству: Мария — на ул. 2-й Нагорной (с 1960-х годов — ул. Шевченко), д. 6, а Нина — в доме № 6 по 2-му Нагорному переулку (ныне переулку Шевченко). В Книге Памяти указано: «БАРАНОВА Нина Ивановна, род. 1923, г. Городец Нижегородской обл. Ефрейтор. Умерла от ран 21 марта 1943. Похоронена в г. Миллерово Ростовской обл.» (Т. 7, С. 521).

История подвига Марии Смирновой получила продолжение 20 лет после Победы. В 1964 году завязалась переписка её родных и военкомата г. Ельня Смоленской области. Смирновым сообщили: «Останки погибшей в Великой Отечественной войне Вашей сестры перезахоронены на воинское кладбище, расположенное в центральном сквере г. Ельни… Из опроса местных жителей деревни Дубровка известно, что сестра Ваша умерла от тяжелого ранения в этой деревне».

Павел Смирнов побывал на могиле сестры, а потом вкратце рассказал историю судьбы Марии читателям районной газеты:

«В 1965 году, 30 августа, в день освобождения Ельни от немецко-фашистских захватчиков, я ездил туда. На братской могиле установлен памятник, а на мемориальной доске четвертая сверху надпись: «Смирнова М.Ф., гвардии радистка». Короткую жизнь прожила Мария, но вся её жизнь является образцом служения Родине».

Опубликовано в «Городецком вестнике»
8 мая 2016 года