Задача иконы не изобразить окружающий мир, а создать у верующих молитвенное, покаянное, благочестивое и просветлённое настроение, вызвать представление о мире потустороннем.

Икона выражала не земное, то есть конкретное, бытовое и сиюминутное, но вечное, небесное — духовную основу мира и жизни, их самые существенные черты.

Отсюда строгая каноничная определённость сюжетов иконы, ограниченный набор поз и жестов персонажей, атрибуты и т.д. Икона всегда богата содержанием, но сдержанна по форме. Икона не многословна, но всё изображённое имеет глубокий и сложный смысл.

Икона оперирует условными формами: предметы, люди и животные изображаются здесь не совсем такими, каковы они есть в действительности. Фигуры и предметы даются как намёки, знаки. Кусочек камня обозначает гору, а несколько таких иконных горок — всю земную поверхность. Небольшой куст обозначает рощу, маленькое строение — дом или дворец, скорлупка — лодку, и т.д.

Большинство икон традиционно имеют вертикальный формат. Дело не только в том, что персонажи зачастую изображены в полный рост. Вертикальной была сама средневековая картина мира. Все мысли были о Царствии Божием, что над землей, или о преисподней, что под землёй. Кроме того, икона предназначалась в основном для храмов, где вертикали имели огромное значение.

Композиция читается быстро, как плакат. Персонажи часто изображены в полный рост и фронтально. Контуры и очертания строго изящны, что приводит к монументальности образа.

Цвет и колорит никогда не были случайны. Цвет не только изображал предметы, но выполнял и ещё две функции — символическую и декоративную. Символическое значение было поистине неисчерпаемым. Особенно многозначен красный цвет: божественную любовь, жизнь, небесный огонь, в ряде случаев небесный свет и др. Но вместе с тем цвет обладал и самоценностью, создавал определённый эмоциональный настрой, придавал образу яркую декоративность.

Самым главным в цветовом настрое было выражение радости, ликования. Насколько сам облик святых должен был говорить об аскетизме и горестях, настолько в красках воплощалось совершенно противоположное состояние. Открытый, чистый цвет, словно бы нездешнее звучание красок — это мысль о блаженстве, которое приходит на смену страданию, как результат любви к Богу.

* * *

Икона является видом станковой живописи и одной из вершин православного искусства. Русь приняла крещение от Византии и вместе с ним унаследовала представление о том, что задача иконописи — воплотить в художественные образы христианское вероучение. «Образ» по-гречески — икона. «Умозрением в красках» назвал икону русский философ Е. Трубецкой.

Основные сюжеты иконы — это сцены из Священного Писания, жития святых, церковные праздники. Доска, на которой должна была быть написана икона, покрывалась загрунтованной тканью — паволокой, и само изображение наносилось на паволоку темперой, т.е. минеральными красками. А сверху изображение покрывалось прозрачной олифой. Олифа хорошо проявляла цвет и, что ещё важнее, прекрасно предохраняла живопись от повреждений. Но при этом олифа обладает свойством со временем темнеть, и за 70–100 лет она темнела настолько, что почти совсем скрывала находящуюся под ней живопись. В древности на Руси знали и применяли способы удаления потемневшей олифы, но способы эти были достаточно трудоёмки, и со временем иконы стали не расчищаться, а «поновляться», т.е. поверх потемневшей олифы писалось новое изображение.

Русская иконопись достигла своего расцвета к началу XV века, но затем её высокое искусство, как и вся допетровская культура, было во многом предано забвению. После реформ Петра I самобытная живопись, берущая начало в византийской традиции, заменялась живописью западноевропейского типа.

Только в начале XIX века, вместе с открытием величайшего произведения древнерусской литературы — «Слова о полку Игореве», в обществе растёт интерес к культуре Древней Руси, в частности, к иконописи. Но к этому времени произведения старых мастеров, даже XVII века, потемнели. На всех древних иконных досках представали лишь силуэты, контуры изображений. Иконная чернота стала восприниматься как исходное свойство самой древней живописи. В то время немногочисленные любители древностей собирали иконы вместе с другими предметами старины. Но только редкие ценители угадывали в древних иконах выдающиеся памятники искусства. Большинство признавало за древней живописью лишь историческое, археологическое значение.

Во второй половине XIX столетия такое представление было поколеблено. А на исходе века древние иконы стали уже предметом серьёзного научного изучения и коллекционирования. Складываются многочисленные коллекции; самые знаменитые из них — коллекции Морозова А.В., Остроухова И.С. в Москве, в которых иконы были собраны уже не как памятники старины, а как произведения искусства. В конце жизни начинает собирать иконы и знаменитый Третьяков П.М. И, подтверждая художественное значение собранной им иконной коллекции, он завещает её своей картинной (Третьяковской) галерее. Появляются крупные коллекционеры и в провинции, в частности купец-старообрядец Прянишников Г.М. в селе Городце.

Настоящее открытие древнерусской иконописи началось в начале XX века, когда были предприняты попытки расчистки старых икон от потемневшей олифы и поздних записей. Инициатором этих расчисток главным образом являлся Остроухов И.С., бывший к тому времени не только владельцем собственного иконного собрания, но и попечителем Третьяковской галереи. К работе по реставрации икон были привлечены мастера-иконописцы, уроженцы древних иконописных сёл. Хорошо зная технологию иконы, вспомнив дедовские приёмы, они справились с поставленной перед ними задачей и открыли первоначальную древнюю живопись.

Отреставрированные иконы являлись в ослепительном, недоступном современной живописи сиянии красок. Происходило признание высокого художественного значения иконописи, понимание её подлинного духовного смысла.

Октябрьская революция 1917 года привела к новым гонениям на христианскую церковь. Были закрыты тысячи храмов, многие иконы были уничтожены. В эти годы для икон открыли свои двери музеи, и под их крышей на долгие годы обрели они дом и пристанище. Спустя десятилетия, в начале 1990-х годов значительная часть икон из музейных коллекций вернулась в восстановленные храмы.