Гончарный промысел

Как известно, глина — один из самых древних материалов, освоенных человеком. Уже на первых стоянках археологи обнаружили не только глиняные горшки для варки и хранения пищи, но и всевозможные ритуальные статуэтки, выполненные в этом материале. Гончары ваяли из глины и медальоны и формы для меднолитейного дела, грузила рыбакам и баночки для помады, курительные трубки и штампики для оттиска рисунка на хлебных лепёшках, подсвечники и противни.

Древнейшим периодом, по отношению к которому можно говорить о глиняных изделиях славян являются I–V века н.э. Вначале это были простейшие горшки, выполненные вручную. С появлением гончарного круга улучшилась техника. На горшках по отогнутой шейке помещали простые украшения в виде рельефных выпуклостей. В других случаях делали более совершенные по технике чёрные морёные миски и кувшины, подражавшие металлическим сосудам. Их украшали различным орнаментом в виде решёток и волн, реже розетками с крестом посередине, имевшим, вероятно, магическое значение. Некоторые из этих сосудов отличаются весьма изящной формой и говорят о довольно развитом эстетическом вкусе создавших их мастеров.

В VI веке произошли большие изменения в материальной культуре, в частности, в керамике. Изделия из глины VI–VII веков отличаются от изделий предыдущего периода более грубой формой. Исчез гончарный круг, сосуды стали неправильной формы, толстостенными. Но постепенно техника керамики стала совершенствоваться. Наряду с лепкой посуды от руки появляется как новшество лепка на подставке.

В VIII–IX веках совершенствуется глиняная масса, стенки сосудов становятся тоньше и к концу этого периода снова появляется гончарный круг.

В X–XIII веках техника продолжает совершенствоваться. Появляется горновой обжиг, достигающий весьма высокой температуры. Продолжают развиваться формы. Приднепровские гончары стали вырабатывать двуручные сосуды-амфоры. Кроме того, делали различные миски, блюда, ковши, рукомойники, светильники и другие предметы. Развивается и орнаментика. В одних случаях это широкий размашистый линейно-волнистый орнамент, в других случаях это как бы следы гребёнки. Для нанесения орнаментов стали пользоваться различными штампами: в виде ромба с решётчатым узором, трубчатой кистью, зубчатым колёсиком и т.д. Все эти незатейливые орнаменты явились самым первым шагом в деле художественного преобразования вещи.

Высшим техническим достижением керамики Киевской Руси было глазурование гончарных изделий, появившееся в результате переноса в керамику опыта эмальерного искусства глазури различных цветов и оттенков, употребляемых для украшения облицовочных плиток и предметов домашнего обихода.

Новое развитие гончарного искусства начинается в XV веке и идёт очень медленно.

В XVI веке распространяются изделия из белой глины, служившей первоначально для изготовления высокосортной посуды. Появляется морёная (копчёная) чёрная керамика, а несколько позже распространяется техника лощения всех трёх видов керамики: красной, белой, чёрной. Одновременно распространяется техника белого ангоба на красном черепке. В XVI–XVII веках наибольшее развитие получила чёрная лощёная керамика. Формы сосудов, выточенных на кругу, становятся более разнообразными, иногда достигают значительной художественной завершённости и при чёрной лощёной поверхности производят прекрасное впечатление. Лучшие рукомои представляли собой обобщённую и стилизованную фигуру барана с кольцом на спине, на четырёх коротких ножках, придающих сосуду устойчивость. Вода выливается через рот, сделанный в виде круглого отверстия. Наполнялся сосуд через широкое отверстие в верхней части крупа животного. Позднее, в конце XVII – начале XVIII вв. эта конструкция была перенесена и в настольную посуду. Подобные гончарные изделия характеризуют высшую степень совершенства, доступную технике чёрного лощения.

Гончарные изделия того времени свидетельствуют о значительном уровне развития, достигнутом русскими мастерами. Сильно возросший ассортимент изделий от самых простых кубышек до больших кумганов, сложных по форме и украшениям, применение в производстве не только гончарного круга, но и форм и штампов, разнообразие способов художественного оформления (применение глазури, умение окрашивать её в зелёный, коричневый, жёлтый цвет разных оттенков), растущее чувство форм и пропорций, переход от простых геометрических узоров к фигурным изображениям и композициям — всё это говорит об очень большом шаге вперёд по сравнению с  бедной керамикой XIV–XVI веков, о творческой изобретательности, о поисках, обещающих в будущем новые интересные достижения.

Такой исторический путь развития прошло одно из древнейших ремёсел — гончарное. Действительно, гончар — одна из древнейших профессий. На Руси говорили когда-то не «гончар», а «горньчар» — от слова «горн». Свои первые горшки гончар лепил из лент глины налепом, не зная ещё гончарного круга. Готовое изделие он богато украшал давленным узором, при помощи своих ногтей, пальцев, камешков. Вылепленный сосуд после сушки люди обжигали на костре. Любили делать посуду яйцевидной формы с заострённым дном, хорошо втыкавшемся в песок. Толстые глиняные стенки имели примесь толчёного гранита-дресвы. Во время работы их выравнивали деревяшкой или кистью вроде ножа, гладили мокрым куском кожи, украшали ямками, поясками, зигзагами, ёлочками, которые придавали большую прочность посуде. Ямки — особенно любимый узор, которому человек придавал магическую силу, очевидно считая, что их ряды и переплетения будут оберегать хранящуюся в посуде пищу от действия непонятных для него сил природы.

Ручная техника лепки горшка господствует в наших широтах долго: вылепленные горшки встречаются даже в начале II тысячелетия. Гончарный круг, который знали древние египтяне и прославленные гончары античных стран, дорожили им и приписывали ему божественное происхождение, — приходит в культуру Нижегородской области очень поздно. В нём не было надобности, пока горшки лепились для себя — каждая хозяйка делала их сама.

С развитием торговли гончарство стало выгодным промыслом. Всюду, где была хорошая глина, дешёвое топливо и удобный сбыт, возникало гончарное ремесло. Его мастерство и приёмы стали делом мужчин и постоянным занятием, сочетаемым с земледельческим трудом.

Смиркинские гончары

Наиболее интересные очаги гончарного промысла в Нижегородской области — Арзамас, Ардатов, Болдино, Богородск, Чкаловск, Городец. Старое Василёво (Чкаловск) выпускало чёрно-морёную керамику с лощением. Особенно искусными выходили печные трубы, корчаги и кувшины для кваса. Славились квасники с красиво выгнутыми «городецкими горлышками». На квасник всегда обращали много внимания — в старину он играл почётную роль самовара, — и украшали его разнообразнее других изделий давлеными, лепными узорами и живописью. Сине-серый аспидный цвет глине придаёт «томление», для чего горн с посудой во время обжига замазывают, оставляя сначала маленькое отверстие, а потом закрывая и его. Потом посуду «лощат» камешками, наводя рисунки.

В середине XIX века выдвинулась интересной расписной посудой городецкая деревня Репино. В музеях сохранилось несколько квасников с репинской росписью. Репинцы олифили кувшины, т.е. крыли варёным льняным маслом и по этому грунту наносили узор. Эффектным и лёгким приёмом была «тропочка» — ноздреватый слой краски, нанесённый губкой. На городецких изделиях ставились даты — на горлышках кувшинов. Обычно это 1850-е годы, когда деревня Репино славилась ещё росписью конских дуг. В 1930-е годы в Городецком промколхозе имени XVI партсъезда пытались выпускать расписную гончарную посуду. За основу брали стиль и приёмы хохломской росписи по дереву, которая на глине выглядела значительно хуже.

Гончарство — важный народный промысел, не испытывал особого давления фабричной продукции. Перед войной по губернии насчитывалось 1 200 гончаров, хранивших традиции и несложные приёмы промысла, дававших почти на 140 тысяч рублей хрупкого товара.

По сей день в деревне Смиркино работают мастера гончарного искусства. Один из них — Алексей Викулович Иванов. Гончарному делу обучил его дядя Меркурий Михайлович. Летом 1998 года приезжал к мастеру митрополит Николай. Он увидел на Нижегородской ярмарке ивановские горшки и привёз заказ мастеру на большие напольные цветочники. Мастер заказ принял и на октябрьском форуме «Новая Россия» в 1998 году вручил митрополиту выполненную работу. Работы А.В. Иванова очень популярны, его часто приглашают на ярмарки, фестивали, форумы. Сейчас мастеру за 70, из них 50 лет отдал гончарному делу. Днём работал в колхозе, а вечером месил глину, лепил горшки. Сам мастер признавался, что мог бы работать интереснее, но мало образован и потому не удалось все свои мечты осуществить.

Среди изделий есть у Иванова одно необычное. Это кубок замысловатой формы — шутильница, а проще «Напейся — не облейся». Алексей Викулович рассказывал, что шутильницу ему предложил сделать по фотографии из Болгарии Александр Васильевич Веселов, директор «Хохломского художника» (где Иванов отработал 20 лет и откуда ушёл на пенсию).

В этой же деревне живёт другой мастер Яков Захарович Антонычев. Гончарному делу его обучил отец, Захар Яковлевич. Яков Захарович работал на фабрике «Городецкая роспись» надомником, сейчас на пенсии.

Ещё одна фамилия известна в Смиркино — Батмановы. Фёдор Денисович — мастер известный, уважаемый. Юрий Николаевич работает в школе, ведёт кружок «Народная игрушка».

Жбанниковская свистулька

В лесистых верховьях Узолы лежат деревни Жбанниковор, Прокурино, Роймино и другие, где издавна занимались лепкой игрушечных коньков, птичек и барашков. Точное время происхождения промысла неизвестно, возможно даже в начале XX века. В числе первых мастеров-дудошников называют Макара Андреевича Белова (деревня Роймино, умер примерно 90 лет назад) и Василия Ефимовича Дудкина, который работал в соседней деревне Язвицы ещё до революции. В конце 1920-х годов Трифон Потатуев и Степан Сироткин лепили свистульки — солдат на конях.

В начале 1930-х годов становится известным мастер Ларион Трифонович Потатуев (1912–1941). Он придумывает новые фигурки, например необыкновенных коней. В одном из них (хранится в музее народной игрушки в Москве) ещё сохранена композиция обычной свистульки, но изящный изгиб крутой шеи и маленькая головка создают новый силуэт. Другой (из Загорского музея) является уже вполне самостоятельной скульптурой. Этот сказочный конь, пожалуй, лучшая работа Потатуева. В ряде работ мастер обращался к более сложным, чем в обычных свистульках, расчленённым формам. Таков, в частности, «Петух» из Музея игрушки.

О стремлении Потатуева перейти к реальным сюжетам говорят сделанные им фигурки: человек, играющий с собакой, рыболов с рыбой, всадник, стреляющий из ружья и т.п. (хранятся в Музее игрушки). Мастер соединяет традиционные конусообразные формы свистульки с фигурой человека или создаёт самостоятельные фигурки, ещё не совершенные по лепке.

В конце 1930-х годов Потатуев вытянул на гончарном круге две большие (около 30 см высотой) скульптуры, добавив к ним лепные детали. Это были фигуры солдата и няньки с младенцем, напоминающие традиционные деревянные игрушки. Интерес к игрушечнику, проявленный московскими музеями в 1930-е годы, был для него стимулом к работе. В инвентарной книге Музея народного искусства есть запись о том, что некоторые игрушки изготовлены Л. Потатуевым летом 1934 года. Только по специальному заказу деревенский мастер мог взяться в хлопотное летнее время за лепку игрушек. Обычно кустарь не заинтересован в этой работе из-за малого дохода. Но как только исследователь проявляет интерес к его искусству, обеспечивает ему сбыт при условии качества изделий, деревенский скульптор начинает работать творчески. И на свет появляются целые серии затейливых и радужных свистулек.

Ещё одна известная мастерица — Прасковья Степановна Тимофеева (1925). Её игрушки выгодно отличаются от обычных большей пластичностью и разнообразием. Она родилась в деревне Жбанниково, в семье известного мастера свистулечника Степана Григорьевича Сироткина. В 60-е годы Прасковья Степановна жила и работала в деревне Рыжухино, а позднее переехала в Первомайский посёлок. Дети Прасковьи Степановны пошли по её стопам: сыновья Евгений (в Балахне) и Константин (в Заволжье), дочь Анна (в Нижнем Новгороде).

2003 год

Список литературы

1. Прокопьев Д.В. Художественные промыслы Горьковской области. ОГИЗ. 1933.

2. Народные мастера. Традиции школы. В. 1. / Под редакцией М.А. Некрасовой. М., 1985.

3. Рогов А. Чёрная роза.v М., 1986.

4. Русская игрушка: из коллекции художественно-педагогического музея игрушки. М., 1987.

5. Якубовская М. Игрушка Горьковского края. ОГИЗ. 1934.

6. Черток М. Повесть о глине. М. 1968.

7. Вахто М. «Горшки не боги обжигают» / «Городецкий вестник». 1996 г. 2 апреля.

8. Вахто М. «Народный мастер с улицы Народной» / «Городецкий вестник». 1998 г. 5 февраля.

9. Михайлова Н. «Заветное слово мастерицы» / «Городецкий вестник». 1998 г. 20 января.

10. Гуляев В. Жбанниковские игрушки (источник неизвестен).