Из книги:
Жегалова С.К. Русская деревянная резьба XIX века. Украшения крестьянских изб Верхнего Поволжья. Труды Государственного исторического музея / Памятники культуры. Выпуск XXVII. Под ред. С.К. Просвиркиной — М., Советская Россия, 1957


В XVIII–XIX веках правительство издало ряд указов для упорядочения застройки деревень [Введенская А.Г. К истории планировки русской деревни. Труды ГИМ. Вып. XV. М., 1941]. Однако фактически эти указы мало что меняли, так как выполнение их наталкивалось на целый ряд трудностей. С одной стороны, перестройка тормозилась отсутствием материальных возможностей у населения деревни. С другой стороны, тем, что в помещичьих владениях перестройка делалась по усмотрению владельцев деревень [О преобладающем хаотическом расположении селений говорит ряд источников XIX века, например, «Этнографический сборник», Т. I–VI. СПб., 1853–1864; «Нижегородский сборник», Т. I, II, V. Н. Новгород, 1867–1885].

Селения, расположенные по большим дорогам, находились в особом положении, так как указы правительства об упорядочении селений имели здесь значительно большую силу. Очевидно, этим можно объяснить преобладание прямолинейной и уличной застройки селений в Верхнем Поволжье. Показательны, например, статистические сведения Мельникова П.И. 1850-х годов по Нижегородской губернии. Характеризуя расположение селения, он показывает следующие разновидности его: «порядками, улицами, правильными улицами с интервалами и вразбитную». Порядком он называет расположение, когда жилые постройки с дворами находились только по одну сторону дороги, а усадьба крестьянина с огородом и хозяйственными постройками перед домом — по другую. Улица — это два порядка, с жилыми строениями по обе стороны дороги. Улицы с интервалами — селения, построенные по плану [«Крестьянские постройки в Лукояновском уезде разделяются на правильно и неправильно распланированные. Правильные можно видеть в некоторых сёлах государственных крестьян и сёлах удельного ведомства. Точно так же распланированы некоторые сёла и временно обязанных крестьян там, где на это было обращено внимание заботливых помещиков. Неправильно распланированными можно назвать большинство наших сёл и деревень». «Нижегородский сборник». Т. II. Н. Новгород, 1869, стр. 48–49].

Из 221 селения, обследованного (выборочно) Мельниковым, порядками было расположено 107 селений, улицами — 93, улицами с интервалами — 11 и «вразбитную» (хаотично) всего 10 селений [Архив Мельникова П.И. в Государственной публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина М.Е. (Ленинград), № 2280 и 2341 и в Ростовском (Ростов Ярославский) краеведческом музее, № 2304–2308].

При прямолинейной планировке все жилые постройки стояли на одной линии, обращённые фасадами на улицу. Своеобразие расположения построек Верхнего Поволжья заключалось в том, что дом щипцом кровли [Щипец — тот треугольник под кровлей, который образуется двумя скатами кровли и верхним венцом сруба (Бурнашов В. Опыт терминологического словаря. С.-Пб. 1843, стр. 368)] выходил на улицу. Рядом с ним, несколько дальше от улицы, строился двор с воротами, обращёнными сюда же [Средневеликорусский тип двора по этнографической классификации]. Крыльцо обычно выходило во двор, поэтому ворота имели отдельный вход и въезд и также украшались резьбой.

Двор и дом Золина П.И. с резными украшениями 1860-х годов. Деревня Новое Сологузово Городецкого р-на Нижегородской обл.
Двор и дом Золина П.И. с резными украшениями 1860-х годов.
Деревня Новое Сологузово Городецкого района Нижегородской области

Отметим ещё одну особенность в планировке, характерную, главным образом, для крупных торговых и промышленных селений по берегам Волги. Возможность различных неземледельческих доходов в этих селениях стягивала к ним крестьянское население не только окрестных, но и весьма отдалённых деревень. Примерами могут служить сёла Городец, Катунки, Василёва Слобода Нижегородской губернии, Пучеж Костромской и др. Вновь прибывавшее население начинало строиться вокруг старого центра, где обычно помещались торговая площадь, церковь и дома наиболее зажиточной крестьянской верхушки. Постройки в центре селения размером и качеством резко выделялись среди остальных построек. В такие селения судовая резьба с её особой пышностью проникала быстрее, чем в другие. В селе Городец, например, до последнего времени сохранялись купеческие дома, украшенные не только резьбой, но и скульптурой на сюжеты судовой резьбы.

Количество и качество резных украшений зависели от характера самой постройки, связанной с материальным благосостоянием владельца. Этим в значительной степени объясняется большое количество типов крестьянских построек. Они различались преимущественно размером постройки (количеством жилых помещений) и качеством её художественной отделки. Особенно большое разнообразие в постройках наблюдалось в приволжских торговых или промышленных селениях.

Примерами крестьянских жилищ Поволжья могут служить постройки середины XIX века, сохранявшиеся до недавнего времени и обследованные экспедицией Государственного исторического музея в 1949 году.

Фасад и план дома Александровой Л.Г. 1850-х годов. Деревня Пестово Городецкого р-на Горьковской обл.
Фасад и план дома Александровой Л.Г.
1850-х годов.

Деревня Пестово Городецкого района Горьковской области

Самая бедная из известных нам изб состояла из одного жилого помещения с пристроенными к нему сенями. Такой постройкой является, например, дом Александровой 1850-х годов в деревне Пестово Городецкого района Горьковской области [Материалы Верхневолжской экспедиции 1949 года. Государственного исторического музея (ГИМ)] (эта деревня — один из крупных центров судостроения бывшего Балахнинского уезда Нижегородской губернии). Дом принадлежал крестьянину Александрову, служившему работником у местного богатого крестьянина-хлеботорговца Лапшина [Торговля хлебом была одной из главнейших статей торговли Верхнего Поволжья. (Крживоблоцкий Я. Костромская губерния. СПб., 1861, стр. 400–403)]. Вся постройка, вместе с двором, крытая одной кровлей, располагалась в длину перпендикулярно улице.

Фасад дома был украшен резьбой: карниз над окнами, щипец кровли и наличники окон. Резьбу выполняли плотники, строившие дом.

У более состоятельных крестьян жилая постройка состояла из двух срубов, соединённых сенями, причём первый ставился фасадом к улице, к нему с задней стороны примыкали сени, а за ними ставился второй сруб, служивший кладовой или добавочным жилым помещением. Если помещение строилось с одним маленьким окном и без печи, то называлось клетью, если же с окнами, но без печи, то — холодной горницей, которая изредка утеплялась голландской печью. Иногда в обоих срубах устраивались русские печи, тогда они назывались зимней и летней избами. Таковы варианты жилища из двух срубов, широко распространённые в Верхнем Поволжье в середине XIX века.

План дома Хошевой Е. 1860-х годов. Деревня Старый Юг Городецкого района Горьковской области
План дома Хошевой Е. 1860-х годов.
Деревня Старый Юг Городецкого района Горьковской области

Примером избы с горницей может служить дом Хошевой 1860-х годов в деревне Старый Юг Городецкого района Горьковской области (в прошлом один из центров судостроения). Население этой деревни состояло в основном из плотников, работавших на постройке барок. Плотником был и владелец указанного дома с двумя срубами, из которых один служил избой, второй — горницей.

Рядом с домом, вдоль боковых сторон обоих срубов, стоял крытый тёплый двор с двумя воротами; одни выходили на улицу, другие — на заднюю часть усадьбы. Ворота и фасадная сторона дома были богато украшены корабельной резьбой.

Одновременно с постройками из двух отдельных срубов в Верхнем Поволжье начинают распространяться пятистенки — дома из двух сращённых друг с другом срубов с одной общей капитальной стеной. Такая постройка располагалась вдоль улицы широкой стороной, а к задней пристраивались общие сени. Покрывались пятистенки чаще всего на четыре ската, в то время как изба с горницей — на два. Пятистенком был, например, дом Волковой П.Д. в деревне Блиново Чкаловского района Горьковской области с датой «1860 года» на карнизной доске, богато украшенной судовой резьбой. К дому был пристроен мезонин с двумя крыльями, с самостоятельным двускатным покрытием.

Дом с пристройкой над воротами Содомовского И. с резной датой 1878 года. Деревня Осинки Городецкого р-на Нижегородской обл.
Дом с пристройкой над воротами Содомовского И. с резной датой 1878 года.
Деревня Осинки Городецкого района Нижегородской области

Для увеличения жилой площади к домам нередко делались разнообразные пристройки. Такой пристройкой была «горница на вереях», расположенная над воротами у боковой стороны дома. Двор, как уже говорилось, обычно был рядом с домом, вдоль его боковой стороны. На улицу выходили ворота со створами, укреплёнными на массивных столбах — вереях. Воротные вереи служили опорой для таких горниц. Подобную пристройку можно увидеть у дома Садомовского, выстроенного в 1878 году в деревне Осинки Городецкого района, в 20 километрах от берега Волги. И дом и пристройка украшены резьбой.

План дома Зуева Н.А. 1849 года. Деревня Опалиха Чкаловского р-на Горьковской обл.
План дома Зуева Н.А. 1849 года.
Деревня Опалиха Чкаловского района Горьковской области

Ещё большими по размеру были двухэтажные дома, хотя по планировке они повторяли предыдущие — двухсрубные или пятистенные постройки: у одного из них каждый этаж состоял из избы и горницы, разделённых сенями, у другого — изба и горница имели общую стену и сени. Примером постройки первого типа может служить дом Зуева Н.А. в деревне Опалихе Чкаловского района Горьковской области, построенный в 1849 году. Прадед хозяина Алексей Зуев работал подрядчиком в артели по каменным постройкам и был одним из самых богатых крестьян деревни. Помимо описываемого дома, ему принадлежал ещё один двухэтажный дом, разрушенный в 1929 году. Каждый этаж дома имел избу и горницу, нижние сени соединялись лестницей с верхними, рядом с домом располагался крытый тёплый двор с воротами на улицу. Фасад избы, боковые его стороны и ворота украшены судовой резьбой высокого мастерства, красные окна с резными наличниками имеются не только на лицевой, но и на боковой стороне дома.

Рядом с домом, огибая углом две его стороны, размещался двор с двумя воротами на улицу. На каждом этаже дома находилась изба с русской печью и горница — с голландской. Двое ворот, фасадные стороны дома и кровля богато орнаментированы судовой резьбой, на карнизной доске резная дата — «1860 год»

План дома Короткова А.К. 1860 года. Деревня Чёрная Балахнинского р-на Горьковской обл.
План дома Короткова А.К. 1860 года.
Деревня Чёрная Балахнинского района Горьковской области

Примером двухэтажного пятистенка является дом Короткова А.К. в деревне Чёрная Городецкого района Горьковской области. Деревня эта, расположенная в устье реки Чёрной, впадавшей в Волгу, была в XIX веке, так же, как и деревни Юг и Пестово, центром постройки судов. Владелец дома Коротков А.К., работавший подрядчиком артели по постройке барж, был самым богатым крестьянином деревни Чёрной и имел даже свои суда на Волге. Его дом занимал центральное место в деревне, расположившись на углу улицы, в месте её крутого поворота. Поэтому обе стороны дома выходили на улицу.

В районах Верхнего Поволжья двухэтажные дома встречались довольно часто. Принадлежали они обычно самым богатым крестьянам деревни и отличались пышностью своих резных украшений.

В деревне Новый Юг двухэтажный дом типа дома Зуева принадлежал крестьянину-хлеботорговцу Дегтяряву, в деревне Тимонькино — подрядчикам Белогонову и Шапошникову, в деревне Пестово (двухэтажный пятистенок) — купцу Лапшину. Нередко подсобные дома строились так: нижний этаж из кирпича, верхний из дерева. Такими, например, были дома крестьян Малышевых в деревне Новое Малинино.

Обилием украшений выделялись и дома самих резчиков.

* * *

Наряду с наружными стенами судовой резьбой иногда украшались и предметы обстановки крестьянского жилища. Характер внутренней обстановки соответствовал общему облику жилища крестьянина, при этом обстановка собственно избы — основного жилого помещения крестьянина, значительно отличалась от обстановки горницы — дополнительного парадного помещения. В избе помещалась русская печь, здесь готовилась пища и жила вся семья крестьянина большую часть года. Горница обставлялась более изысканно, чем изба, и пользовались ею в исключительных случаях — во время праздников, приёма гостей.

Обстановка крестьянской избы была довольно однообразной не только в Верхнем Поволжье, но и во всей России. Состояла она преимущественно из шедших вдоль трёх стен неподвижных лавок, врубленных одним краем в стены избы, стола, божницы (или полочки с иконами), полатей для спанья, «полиц» — полок над лавками, «залавка» — стола для стряпни, и полок для кухонной посуды. Один из углов избы занимала большая русская печь. В отдельных районах обстановка изб отличалась главным образом не предметами, а их расположением. Эти различия заключались в расположении печи которая находилась у входа, устьем к передней стене, справа или слева от двери (планировка северновеликорусского типа, характерная для Верхнего Поволжья), а красный угол с иконами и обеденный стол — в углу, противоположном печи [В избах южновеликорусского типа стол и полочка с иконами помещались у двери, а печь — в дальнем углу, напротив]. Здесь же, у двери, находилась лавка — «коник», над дверью — полати для спанья. В угол против печи — «бабий кут» — обычно помещали кухонный стол («залавок») и полки для посуды. В благоустроенных избах стряпной угол отделялся занавеской или даже перегородкой. Кроме того, в них появлялись и дополнительные предметы обстановки: шкафчики для посуды, рукомойники и пр.

В дополнительных пристройках крестьянского жилища (горницах, светлицах, мезонинах и других помещениях) встречались предметы более тщательной отделки. Здесь наблюдалась даже тенденция к замене типичной крестьянской обстановки городской: вместо неподвижных лавок делались скамейки со спинками вроде диванов, вместо полатей — кровати, появлялись также стулья, шкафы, горки, зеркала и даже часы.

Так в горнице дома Короткова А.К., где в момент работы экспедиции ГИМ 1949 года сохранилась вся прежняя обстановка с 1860 года, находились: деревянная скамейка — диван, шкаф для посуды, кровать, божница, стол и стулья. Эта обстановка нередко украшалась судовой резьбой. В горнице Короткова такой резьбой были украшены божница, шкаф, кровать.