Городецкая живопись, известная больше под названием городецкой росписи по дереву, — одно из наиболее ярких и самобытных явлений в русском народном искусстве XIX — первой половины XX века.

Родина городецкой живописи — Верхнее Поволжье. Резьба и роспись по дереву широко применялась здесь в убранстве крестьянских изб, в украшении предметов быта — прялок, посуды, игрушек.

Ещё в XIX веке по Волге, Оке и Каме плавали расшивы, мокшаны, коноводки и другие деревянные суда, украшенные «корабельной резью» — сложной плетёнкой растительного орнамента, рельефными изображениями человеческих фигур, сирен и львов. По свесам кровель, карнизам, фризовым доскам, наличникам окон деревянных домов распластаны резные гроздья винограда; в затенённых углах фронтонов притаились львы с добродушными мордами, с пышным цветком на хвосте.

Неистощимая фантазия поволжских мастеров не менее ярко проявилась и в оформлении бытовых предметов. Ещё в древности целые деревни занимались производством и сбытом определённого вида «щепного товара», как называли в старину мелкие деревянные изделия. Каждая из деревень выработала свою неповторимую манеру резьбы, свои рецепты составления красок, свои излюбленные орнаменты.

Городец и окрестные деревни, давно известные иконописным делом и перепиской книг, в XVIII – начале XIX века прославились изготовлением щегольских экипажей и резьбой на прялочных донцах.

Тонким народным юмором отмечено темпераментное искусство мастеров-донечников. В Поволжье, в Нижегородской губернии в то время были распространены прялки с тонким кленовым гребнем, укреплённым в фигурном выступе сиденья для пряхи — донца. Археологические находки подобных прялок XII века в древнем Новгороде и XVI века в Зарядье в Москве указывают на то, что их конструкция многие столетия оставалась неизменной, менялись лишь приёмы декора. Городецкие донца, которые одновременно служили и украшением стен крестьянской избы, являлись подлинными жемчужинами народного искусства. Декоративная смелость рисунка, своеобразная утончённость художественного вкуса мастеров характеризуют период расцвета этого редкого вида народной резьбы по дереву.

Во второй половине XIX века вблизи Городца (деревни Курцево, Косково и Хлебаиха на реке Узоле) сложился новый художественный промысел, где многодельная резьба с инкрустацией на донцах и других предметах была заменена живописью. Опираясь на опыт и навыки иконописного дела и украшения книг, на хорошее знание приёмов традиционной цветочной росписи, переняв некоторые мотивы у старых донечников, городецкие художники создали оригинальный стиль, стройную систему украшения предметов.

Время возникновения и формирования стиля городецкой живописи совпало с резким сдвигом жизненного уклада, с волной предпринимательства и кипучей торговли, которая охватила во второй половине XIX века не только города и слободы, но и земледельческие деревни Поволжья. Тяга к городу, к захватывающей пестроте гуляний и балаганных зрелищ, знакомство с купеческим бытом подсказали городецким художникам новые темы. Вместо парадных выездов и других сценок из жизни дворянской усадьбы появились мещанские «столования», купеческие «пировые» и «чаепития», «хоры». На расписных донцах, лубяных коробах и мочесниках эти сценки то превращаются в волшебную красочную сказку, то передаются во всей обыденности и простоте. Нарядные, преисполненные торжественностью момента «кавалеры и барыньки» гарцуют на поджарых, с ярыми очами, игрушечно-хрупких конях, восседают на стульях с высокими спинками, стоят группами на фоне интерьера причудливой архитектуры или обрамления из занавесей и цветочных гирлянд. Художники насыщают картинки предметами обстановки, любовно прорисовывают сложные контуры и орнамент, тщательно передают оттенки цвета.

С большой достоверностью, графически чётко рисовались волжские пароходы с дымящими трубами. На палубах — капитаны, застывшие с флагом-отмашкой в руках, словно в ритуальном действии, матросы…

В росписи на донцах жизненные наблюдения иногда удивительно переплетаются со знакомыми мастерам лубочными картинками. Особенно при изображении многолюдных военных сражений и осад, где высятся крепости, развеваются знамёна, скачут генералы, стреляют пушки и падают враги. Авторство большинства из них местная традиция приписывает «умевшему полки солдат становить» талантливому мастеру Полякову Гавриле Лаврентьевичу, работавшему в 1870–1880 годах в деревне Хлебаиха.

Цветистая броская живопись, выразительные фигурки, занимательные балаганные и военные сценки создали изделиям городецких мастеров большую популярность и превратили их в праздничный дорогой подарок. С шумной ярмарки в Нижнем Новгороде крестьяне и скупщики развозили донца, лукошки и мочесники по окрестностям и в дальние деревни соседней Владимирской губернии. Промысел разрастался. В 80-е годы только в небольшой деревне Косково им занималось 15 семей, каждая изготовляла от 500 до 2000 донец в год, один мастер за неделю мог украсить до 40 донец. Чтобы не отстать от спроса, живописцы выполняли только основную, наиболее ответственную часть работы. Подготовительный же процесс: заготовка сырья, плотницкая и столярная обработка, грунтовка, предварительная окраска и окончательная отделка, лакировка изделий — переходит в руки членов семьи или специальных работников.

Напряжённый ритм жизни и оживлённая торговля не влияли на качество изделий, отличавшихся завершённостью и насыщенностью декора. В эту пору городецкие мастера создали наиболее значительные произведения. Именно в этот период в полную силу раскрылось дарование художников из семей Коноваловых, Краснояровых, Колесовых, Крюковых, братьев Мельниковых, Сундуковых, а также прошедшего большую выучку в иконописи и украшении книг Лебедева И.К. С этими именами связаны лучшие достижения городецкой живописи.

После бурного расцвета городецкий промысел в начале XX века быстро приходит в упадок. Распространение фабричных тканей сокращает потребность в пряже, падает спрос на донца. Мастера не сразу отказались от привычного, освоенного круга предметов. Стойкой оказалась и приверженность к определенным сюжетам, композиционным схемам. Ряд мастеров, перешедших на роспись мебели, используют те же сценки «столований» и «чаепитий», невероятно увеличивая размер фигур и цветов в ущерб свежести и декоративной звучности красок.

Последний, наиболее чувствительный удар по промыслу наносит Первая мировая война. Многие мастера уходят на фронт, и массовое производство городецких расписных изделий почти полностью прекращается.

После Октябрьской революции 1917 года возрос интерес к произведениям народного творчества. Первыми декретами Советской власти и Постановлением ВЦИК и СНК «О кустарной и мелкой промышленности» проводятся мероприятия по освоению, и дальнейшему развитию художественного наследия прошлого. В периферийных городах и сёлах создавались музеи; для выявления, изучения и помощи центрам народного ремесла направлялись научные экспедиции, открывались выставки. Среди них особенно значительны выставка крестьянском искусства (1923 год) в Государственном Историческом музее, выставка народного творчества в Государственной Третьяковской галерее и экспозиции Кустарного музея при ВСНХ. Возрождались художественные промыслы, осваивались приёмы забытого ремесла, возникали новые артели и мастерские, был налажен сбыт изделий через государственную систему торговли. Произведения народных художников отправлялись на международные выставки в Венецию, Париж и другие города.

Оживилась и художественная жизнь Поволжья. В близком к Городцу городе Семёнове в 1918 году были организованы художественная школа, мастерская по обработке дерева и всемирно известной в наше время хохломской росписи. В 1930-е годы возрождается и промысел городецкой росписи по дереву. Хранители лучших традиций городецкого искусства Лебедев И.К., Мазин И.А., Краснояров Ф.С., Колесов П.А., Ретичев М.А., при активном участии присланного из Загорска художника Овешкова И.И. объединяются в артель. Сначала в доме Лебедева И.К., а затем в специальном помещении (деревня Курцево) открывается мастерская росписи, в которой наряду с опытными живописцами начинают работать около двадцати учеников.

Детская мебель, игрушки, деревянные пластины, ширмы, донца и другие изделия мастеров той поры заполнены пёстрой россыпью цветов на ярко-жёлтом, красном, синем, иногда чёрном фоне. На многих предметах развернуты выразительные картинки новой, современной художнику жизни. Здесь и быт деревни, и работа на колхозном поле, и отряды красноармейцев на сказочных «городецких» конях, и летящие самолеты.

Развитие городецкого промысла было прервано Великой Отечественной войной. Погибло немало молодых одарённых художников, умерло большинство старых мастеров. По окончании войны потребовалось большое напряжение сил, понадобились организаторские способности местных мастеров, сотрудников и художников Научно-исследовательского института художественной промышленности, чтобы вновь наладить производство красочных нарядных изделий древнего Городца.

Изделия городецких художников с успехом экспонируются на многочисленных выставках. Они не только радуют своей красотой и узорочьем, но и утверждают удивительную жизненность древнего и вечно нового искусства народа. Городецкая живопись послевоенных лет представляет несомненный самостоятельный интерес.