Ангел (2011). Сосна тонированная
Ангел (2011).
Сосна тонированная

Сергей Соколов. Путь мастера из Городца

Городец — древний город в Нижегородской области. Когда-то он был столицей княжества. Потом запустел и превратился в село. Славу ему стали добывать не князья, а искусные мастера, виртуозно владевшие топором. Вроде бы этим на Руси никого не удивишь. Но городецкие мужики, за чтобы не брались, творили нечто особенное. В бурях ХХ века многие из их умений забылись, и в XXI вполне могли бы кануть в Лету. Если бы не Сергей Соколов — хранитель городецкой художественной работы с деревом.

Сергей Фёдорович родился в 1960 году. Детство будущего резчика-виртуоза прошло на Студёной — одной из улочек старого Городца. В этом городе всё напоминает о седой старине. В центре едва ли не каждый дом украшен удивительной красоты резьбой. Но к середине ХХ века резчиков здесь почти не осталось. Городецкие мужчины теперь работали с железом, а не с деревом. Вот и отец Сергея, Фёдор Агапович Соколов, был токарем по металлу.

Сергей в отца рос парнем рукастым. И в то же время с детства в нём жила тяга к художественному творчеству.

Путь к своему делу, делу жизни, для Сергея Фёдоровича не был простым. Как положено два года он отслужил в армии (1978–1980). Окончил Горьковское профессионально-техническое училище № 6, где получил востребованную профессию радиомеханика. Работал телевизионным мастером. Душа, однако, жаждала чего-то большего. Молодой телемастер обожал всякие выставки, собирал художественные открытки. Но просто созерцать красоту, ему было мало. Жила потребность сотворить нечто собственными руками.

Солонка (2005). Липа тонированная, льняное масло
Солонка (2005). Липа тонированная, льняное масло
Солонка (2005).
Липа тонированная, льняное масло

В 1983 году Соколов увидел альбом Сергея Тимофеевича Коненкова, скульптора удивительной судьбы и чрезвычайно широкого диапазона дарования. Сергею особенно запали в душу чудные деревянные скульптуры Коненкова из «лесного цикла»: «Старенький старичок» (1909), «Старичок-полевичок» (1910), «Старик-лесовик» (1917). Захотелось сделать что-то подобное. Сергей достал из поленницы берёзовую плаху и начал вырезать. Сразу конечно воплотить задуманное не удалось. Тем более, что инструментов у него, по сути, не было. Вырезал Сергей просто заточенной отвёрткой. Упорство взяло своё, стало получаться. А тут вмешался случай.

Зимой 1990 года Сергей Соколов пришёл ремонтировать телевизор к очередному клиенту. А это был не кто-нибудь, а Валерий Георгиевич Зеленин — легенда городецкой резьбы по дереву. Зеленин помог инструментами, советами. Соколов считает его своим учителем.

После этой судьбоносной встречи Сергей Фёдорович Соколов оставил работу радиомеханика и засел за резьбу. Ушёл, что называется в свободное плавание. В тридцать лет, имея семью и двоих детей, не побоялся круто изменить свой жизненный путь.

Волк (2010). Липа тонированная
Волк (2010). Липа тонированная
Волк (2010).
Липа тонированная

Начинал Сергей Соколов с небольших деревянных скульптурок. Главные герои — мудрые и улыбчивые старички — дед и бабка. От коненковских вещей Сергей взял для них прищур и взгляд с хитринкой. Стесняясь, начинающий мастер принёс несколько своих резных старичков в Городецкий краеведческий музей, показал директору, Вере Викторовне Бровиной. С трепетом ждал оценки. А заезжие туристы их вдруг разом купили. Да ещё других запросили.

Скульптур из этой серии Сергей Фёдорович сделал много, благо спрос был большой. Людям сразу полюбился образ обаятельного дедушки. Старичок с гармошкой, с котом — все работы сразу находили покупателя. Практически все скульптуры из этого цикла сейчас находятся в частных коллекциях. Вырезал их Соколов из берёзы и немножко тонировал.

Профессионально занявшись резьбой по дереву, Сергей Фёдорович стал изучать городецкие традиции этого вида искусства. Он с головой погрузился в мир нижегородской «глухой» резьбы. Само это название действовало на него завораживающе.

Глухой такая резьба называется потому, что в обрабатываемой доске не пробивали отверстий. Мастер формировал на её плоскости рельеф узора с помощью долота. Так украшали корму и борта волжских судов и лобовую доску крестьянской избы (эта доска закрывает место соприкосновения фронтона крыши с верхним венцом сруба).

Основой узора нижегородской глухой резьбы является волнообразно идущая растительная ветвь. В прибрежных районах Волги в орнамент часто вводили изображения полуженщин-полурыб (здесь их величают «фараонками»), львов, двуглавых орлов, сказочной птицы Сирин и прочих диковинных существ.

Деревянные резные ворота у дома-музея графини Паниной на улице А. Рублёва
Деревянные резные ворота у дома-музея графини Паниной на улице А. Рублёва

Самый известный образец глухой домовой резьбы в Городце, своего рода символ города — это доска с дельфинами над воротами дома графини Паниной (улица Андрея Рублёва, дом 16). Щит с двумя дельфинами — родовой герб Паниных. Неизвестный мастер в середине XIX века выполнил его в стиле городецкой домовой резьбы. В бурном ХХ веке шедевр едва не погиб. В музее уцелела только его верхняя часть. В 1994 году Сергею Соколову доверили воссоздать это чудо искусства, и с тех пор оно не перестаёт радовать жителей и гостей Городца.

Работа над надвратной доской дома графини Паниной принесла Соколову известность и ещё большую востребованность. С 1995 года он режет доски для производства печатных пряников. Массовое производство печатных пряников в Городце началось в XVII веке. С помощью пряничной доски отпечатывали лицевую сторону пряника. Отсюда и название — печатный пряник. Изображения на пряничных досках были чрезвычайно разнообразны. Это сказочные птицы, рыбы, весёлые лошадки, симпатичные котики. С середины XIX века на пряниках появляются пароходы и паровозы. После революции 1917 года промысел затух. Его возрождение произошло в 1970-е. Тогда пряничные доски начал делать резчик фабрики «Городецкая роспись» Валерий Зеленин. Сейчас без покупки местного печатного пряника из Городца не уезжает ни один турист. И многие из этих сладких шедевров созданы фантазией Сергея Соколова.

Традиционные сюжеты городецких пряничных досок и домовой резьбы в середине 1990-х вдохновили Сергея Соколова на создание цикла резных панно. Эта форма художественной обработки дерева начала развиваться мастерами фабрики «Городецкая роспись» (Логинов М.А., Зеленин В.Г., Колов А.Я.) в 1970-е годы. Соколов сумел здесь сказать своё слово. Панно Сергея Фёдоровича «Птица Алконост» и «Китоврас» привлекли внимание главного знатока городецкого народного искусства Чуянова С.П., который в 1996 году написал о молодом мастере в областной газете «Нижегородская правда». Чуянову особенно понравился добрый крестьянский юмор, пронизывающий вещи Соколова.

Ещё один источник вдохновения для Сергея Фёдоровича в этот время — Библия, жития святых. Он с увлечением копирует древние иконы. Плодом осмысления библейских сюжетов в крестьянском, народном восприятии стало панно «Искушение Адама».

В это время к Соколову приходит признание уже и на всероссийском уровне. В 1997 году на II Всероссийском фестивале «Тайны дерева» он занимает третье место. А в 1998 году на III фестивале с панно «Борис и Глеб» и «Застолье» завоёвывает Гран-при.

Что дальше? Совершенствовать себя в резьбе или искать новые формы самовыражения? Возникает мысль попробовать себя в живописи. Его привлекает творчество Кандинского, городецкого художника Расторгуева. Однако мастера ожидает совсем другой поворот биографии.

Толчок к нему дала выставка деревянной игрушки из Германии и России «Хапельман & матрёшка», которая проходила в Нижнем Новгороде с 12 августа по 19 сентября 1999 года. Там Соколов обратил внимание на произведения своих земляков-городчан (Мазина И.А., Краснояровых Ф.С. и Т.Ф.) и поразился, насколько они обаятельные и, что называется, живые. Немедленно захотелось заняться именно этим.

История городецкой игрушки насчитывает как минимум полтора века. Один её вид берёт начало от балбешек середины XIX века. Согласно Далю «балбёшка» — это «чурбашек», «чурка», «болвашек». Такой чурбашек раскалывали пополам. Получалось поленце, плоское спереди и полукруглое сзади. На его передней ровной поверхности ножом создавали контур фигуры. Заднюю часть обстругивали, но не шлифовали. Ведь её не нужно было покрывать краской. Переднюю часть раскрашивали. Эти куклы-балбешки чаще всего изображали «барынь», «нянек» и «кормилиц». А ещё котов и петухов. Главным средоточием промысла являлось село Курцево.

Мужик с птицей (2009). Липа тонированная
Мужик с птицей (2009). Липа тонированная
Мужик с птицей (2009).
Липа тонированная

В более-менее крупных размерах этот промысел существовал недолго. В начале ХХ века топорно-щепная балбёшка не выдержала конкуренции фабричной игрушки, а также кустарной игрушки из Сергиева Посада и правобережной части Балахнинского уезда (современный Чкаловский район).

С 1922 года центром бывшего Балахнинского уезда стал Городец. Естественно игрушки сделанные в правобережной части уезда, в Новинках, Леденцове, Телячьеве (запряжки коней, «колески»-каталки) в искусствоведческой литературе тоже стали называть «городецкими». А во второй половине ХХ века с лёгкой руки основателя фабрики «Городецкая роспись» Коновалова Аристарха Евстафьевича эти «тройки», «кони в упряжи», каталки стали делаться уже в самом Городце. Это и есть второй вид городецкой игрушки.

Особого искусства в изготовлении таких вещичек достиг Краснояров Тимофей Фёдорович из Курцева. Кроме того, этот мастер разработал уникальные движущиеся композиции с использованием музыкальной шкатулки. Это уже третий вид городецкой игрушки.

Сергей Соколов освоил все три её ипостаси. Начал с топорно-щепной балбешки. Поначалу использовал реальные щепки, которые всегда остаются после колки дров. Потом стал делать полукруглые берёзовые щепки специально. Выпиливал нужный контур электрическим лобзиком. Лицевую сторону расписывал. Причём наносил краску (акварель) сразу на дерево без грунтовки. Потом покрывал олифой. Позднее Сергей Фёдорович стал грунтовать свои вещи натуральной олифой и перешёл от акварели к темпере, которая даёт более насыщенный яркий цвет.

Образцом служили фотографии шедевров старых мастеров. Соколов работал строго в рамках их канонов. Поэтому тыльную сторону куклы он лишь обстругивал, но не шлифовал и не раскрашивал, чтобы было можно видеть фактуру необработанного дерева. Сюжеты традиционны для городецкой росписи. Особенно милы его парень в синей рубахе с барышней-скромницей. В соответствии с традицией лица их белы, а на белом фоне уверенными чёрными штрихами даны глаза, носы, губы. А как точны движения губ и бровей!

Есть у Соколова и серия красных и бурых коней на колёсиках. Это дань той городецкой игрушке, которая родом из Новинок, Леденцова, Телячьева — из нынешнего Чкаловского района. Кстати колёсики это отдельная история. Как сделать так, чтобы колёсики свободно крутились, но не слетали — без клея, гвоздей или других приспособлений? Эта старинная хитрость народных мастеров Сергею Соколову хорошо известна.

Параллельно Сергей Фёдорович научился делать игрушки в стиле Тимофея Красноярова. Начал с упряжек. Эти забавные лошадки с лихими возницами пользовались особым спросом.

Потом Соколов стал разгадывать секрет знаменитых движущихся игрушек Тимофея Красноярова. Всё оказалось просто и гениально… По принципу действия «Карусели» Красноярова и других его шедевров Соколов сделал свою «Карусель», которая быстро нашла покупателя.

Городецкий гражданин с кошкой (2011). Липа тонированная
Городецкий гражданин с кошкой (2011). Липа тонированная
Городецкий гражданин с кошкой (2011).
Липа тонированная

Целый ряд чудесных работ Сергея Соколова радует посетителей Детского музея в Городце. Вот принц верхом на скакуне. Конь стоит на колёсиках и когда катится, доблестный принц взмахивает мечом. Ну, чем не диво для ребёнка? А это заяц с печальными глазами. Глядя на него, сразу в памяти всплывают строки Рубцова, Помните? «Заяц в лес бежал по лугу, я из лесу шёл домой. Бедный заяц с перепугу так и сел передо мной». В спинке у зайца тайничок. Такие любил делать в своих игрушках Тимофей Краснояров.

Ну и, конечно, нельзя без кота. Кот Соколова мудр. Глаза его зелены. Игрушка плоская. Изображение создаётся выемками, которые подкрашены акварелью. Здесь мастер вплотную подошёл к созданию нового типа городецкой игрушки — игрушки собственно Соколовской.

Поиски мастера в этой области видны уже в панно «Падение Икара» (2003). Оно выполнено в технике контурной резьбы с подкраской акварелью. Похожая техника будет использована Соколовым и при создании его новых авторских игрушек.

Для городецкой игрушки — это совершенно новый тип. Такого не делал никто. И в то же время по манере, по духу — эти вещи на 100% городецкие. Традиционные городецкие игрушки всегда раскрашивались. Но Соколову, как резчику хотелось сохранить фактуру дерева. Как же тогда создать на плоскости изображение? Вот здесь-то на помощь и приходят контурная резьба, плосковыемчатая резьба и украшение плоскости геометрическим узором. Цвет же или совсем не используется и или играет вспомогательную роль подкраски. С его помощью мастер делает акцент на отдельных выемках.

К вершинным достижениям игрушек этого типа следует отнести серию, сделанную Сергеем Фёдоровичем в 2010 году. Начнём с добрых единорога и оленя и разъярённого льва. Вообще то в городецкой традиции гнев для царя зверей совсем не характерен. Впрочем, и злой лев Соколова внутри добр и разгневан скорее несовершенством мира, нежели чем-то иным. Во всех трёх игрушках краска не используется совсем. Не коснулась кисть и кота-философа, равно как и держащего его в объятиях весёлого парня. Обошёлся без подкраски кот и в другой ситуации. Теперь он держит в лапах птицу. (Впрочем, и он, и она переживают эту ситуацию поистине философски).

А вот ряд игрушек с другим художественным решением. Птица-Сирин. Выемки в её короне и ожерелье имеют цветовые акценты. Но форма создаётся прежде всего инструментами резчика. Лик же крылатой птицы-девицы сделан в стиле балбешек: на белом фоне вычерчены чёрные линии бровей, глаз, носа и губ. Впрочем, присутствие белого у Соколова — это теперь скорее исключение. Гораздо характернее для нынешнего этапа творчества мастера «Кот и кошка». Здесь цвет используется лишь, чтобы направить внимание зрителя к глазам прекрасных животных и тут же отвлечь от них ярким шейным бантом.

Большинство новых игрушек Соколова — на радость детям — снабжены колёсиками. А есть и те, которые способны к механическому движению. Например, удивительный Георгий Победоносец, на ходу методично, обрушивающий на голову змея удары копья.

В 2010 году Соколов представил свои шедевры на выставке «И дерево расскажет сказку…» в доме-музее графини Паниной в Городце. Творить сказку мастер продолжает и дальше. В игрушке он по-настоящему нашёл себя. В его стиле — стиле «наива» (в лучшем смысле этого слова!) огромное количество возможностей и тем. «Все мы дети», — говорит Сергей Фёдорович, — «может степень детскости разная». А поскольку народное искусство обращено именно к детскому в человеке, искусство Соколова всегда будет востребовано.