(беседа с художником)

Городец — родной город известного петербургского художника Виктора Ануфриева, здесь он отдыхает от ритма больших городов, черпает вдохновение.

Людей интересуют самые разные работы. И в России, и на Западе. По всему миру несметное количество галерей. Одни ориентированы на абстрактное искусство, другие на реализм, третьи на модерн и т.д. Можно найти всё… Нужно сказать, что когда изображается природа, то людям больше нравятся тёплые работы, чтобы присутствовало солнце, а вот специалистам, хорошо разбирающимся в живописи, всё равно, какое состояние природы — было бы хорошо написано.

Если бы работы не продавались, было бы не на что жить. В жизни я занимаюсь только живописью. Когда картины продаются, это позволяет художнику нормально существовать и заниматься творчеством. А с другой стороны, когда уходят лучшие работы, то немного жаль, так как их присутствие в мастерской даёт возможность идти дальше, подпитываясь от них, они являются мощным положительным стимулом для дальнейшего развития творчества. А если работы «чуть похуже», то развитие может идти, питаясь уже от других корешков, поэтому художнику очень важно, чтобы ряд его лучших работ был вместе с ним, в поле зрения, давая мощный творческий заряд. Бывают такие «космические прорывы», когда в картине всё мощно, оказывает сильное воздействие. Я говорю именно о них.

Главное — работать. Если бы не замечали — было бы худо. А так — грех жаловаться, мои работы пока востребованы. Надо сказать, давно уже прошло то время, когда занятие искусством было на грани «полуудовольствия». Сейчас в мире всё очень жёстко. Даже очень успешные художники, модные, востребованные — все находятся в постоянном напряжении, много перемещаются, работают. Нужно прилагать огромные усилия (и денежные средства, естественно), чтобы продвигаться на рынке. Под лежачий камень вода не течёт. Приходится заявлять о себе и через интернет, где есть мои странички…

Начиная с 1991 года я сделал тысячи цветных работ в смешанной технике на бумаге (финский картон) — масло, акрил на грунтованном картоне. Стиль этих работ считаю своим «ноу-хау». Картоны все эти годы пользуются довольно устойчивым успехом. Сначала делаю эскиз, подготавливаю бумагу и начинаю «колдовать». Техника выработалась в процессе обучения ещё в академии имени Веры Мухиной в Санкт-Петербурге (1982–1991 годы, факультеты архитектурный и монументальной живописи), когда много приходилось работать над иконами, расчищать их, реставрировать, «укладывать». Это нашло отпечаток в моих «фигуративных» работах. Большое влияние оказало творчество художника Либерова, который занимался монотипией на холсте, а я вот на бумаге…

Городец — это моя родина. Здесь я родился и получил первые навыки живописи в школе и на худграфе в педучилище. Сюда я возвращаюсь снова и снова. Но чтобы стать профессиональным художником или, например, хорошо научиться играть на рояле, приходится ехать в большие города, где отлажена система обучения. Там же и большой бизнес.

Мы рассматриваем картины, которые привёз художник для доработки перед тем, как отправить их на выставку в Гаагу. Ануфриев комментирует, говорит названия работ: «Зима священная», «Женщина с букетом», «Похищение Европы». Рассказывает истории с юмором. Я спрашиваю: «Виктор, а хорошо, наверное, быть свободным художником?». «Наверное, — отвечает, — только я работаю, как рабочие хлеб на хлебозаводе пекут — в три смены».

2007 год