Из книги:
Коновалов А.Е. Городецкая роспись. Рассказы о народном искусстве. — Горький, Волго-Вятское книжное издательство, 1988.


В августе 1986 года исполнилось ровно 50 лет с того дня, когда я начал свою трудовую деятельность учеником в курцевском красильном цехе. Сейчас я как бы стою на горе, с которой далеко видны и прошлое, и дорога вперёд. Вся история возрождения нашего промысла представляется в живых лицах её участников, в эпизодах упорной борьбы за то, чтобы наше традиционное искусство не оказалось стёртым с лица земли. Мечты моей жизни сбываются. Промысел городецкой росписи получил реальные условия для развития и подъёма. У нас есть свой производственный корпус из стекла и бетона. Наша продукция имеет постоянный сбыт. Воспитан творческий коллектив мастеров, способный осваивать традиции и нести их как эстафету большого искусства в будущее.

Самым значительным достижением общей работы я считаю первые успехи в возрождении сюжетных росписей, некогда прославивших искусство городецких красильщиков. Я высоко ценю и хороший спрос на наши изделия, искусство растительного орнамента, зазвучавшего по-новому в оформлении разнообразных вещей для современного быта, но именно в сюжетных росписях вижу обращение к самой ценной части нашего художественного наследия, с которой связано неповторимое своеобразие росписей городецких, способных снова заговорить своим особым художественным языком.

Признаю правомерными все три направления, складывающиеся в этой области в среде мастеров нашего коллектива. Первое — это обращение к темам и сюжетам глубоко традиционным, но весьма ёмким по способности отразить содержание, близкое и сегодня. Это темы застолий, праздничных выездов, событий, связанных со свадьбой. Темы вечные, нестареющие со временем. Второе направление близко к первому, но отличается современным озвучиванием традиционных сюжетов. Таковы, например, темы застолья и гуляний в композиции Соколовой А.В. «Праздник Победы». Третье направление основано на поисках новых тем и сюжетов в самой современной жизни и появлении композиций, ранее никогда не бывалых. Оно, пожалуй, наиболее ярко свидетельствует о большой жизнеспособности нашего искусства, способного находить новые источники вдохновения. О том, что это направление уже прочно завоевало своё место в нашем искусстве, свидетельствуют такие удачи, как панно Беспаловой Л.Ф. «Городецкие мастера», Кубаткиной Л.А. «Хлеб всему голова», Чертковой В.А. «Улица мастеров на празднике города Городца» и «Любимая работа». Наше искусство пополнилось и темами, отражающими героические события в истории нашей Родины, вдохновляется образами и сюжетами классическойC литературы. Обогащаются традиционные типы композиций, освоены новые приёмы.

Большая и трудная работа была проделана над ассортиментом изделий, который пользовался бы спросом. После долгих лет поисков он был найден — это детская мебель и предметы декоративного характера: блюда, панно, скамеечки, шкафчики; бытовые вещи: солонки, поставки, хлебницы, разнообразные кухонные наборы; сувениры. Большой любовью детворы пользуются конь-качалка, петух-каталка.

Современная городецкая роспись от клеевых перешла на масляные краски. Большая плотность цвета и его яркость усиливается обязательной лакировкой изделий.

Если бы сейчас пришли к нам старые мастера Лебедев И.К., Мазин И.А., Краснояров Ф.С. и Крюков Д.И. и посмотрели на современные работы мастеров, они были бы довольны и благодарны им за сохранение традиций и дальнейшее их развитие. Они бы высоко оценили богатство и разнообразие нового ассортимента изделий, то, чего они не могли добиться в своё время, убедились бы, что городецкая роспись не использует художественные приёмы хохломских мастеров, что городецкий орнамент стал ещё более красочным и технически совершенным, что он отвечает духу современности, оставаясь в своих основах традиционным.

Я постараюсь возможно подробнее рассказать о ведущих мастерах, зачинателях нового в нашем традиционном искусстве, о работе современного коллектива.


Беспалова Л.Ф.
Беспалова
Лилия Фёдоровна

Первый рассказ мой будет о БЕСПАЛОВОЙ Лилии Фёдоровне — самой смелой и активной из моих учениц.

Она по рождению из Кронштадта, попала в наши края по месту работы отца. Беспалова Л.Ф. в 1959 году окончила отделение городецкой росписи в Семёновской профтехшколе. Работала в Курцеве художницей, в 1966 году была переведена в Городец на фабрику «Городецкая роспись». Через четыре года уже работала в составе экспериментально-творческой лаборатории. Здесь создала десятки новых произведений, вошедших в массовый ассортимент или получивших признание на выставках и приобретённых музеями. Среди разработанных ею образцов изделий утилитарного назначения наиболее интересны ларец «Чаепитие», набор к чаю «Лакомка», сундучок «Свадебный», а также комплекты полочек с поставками и разделочными досками, ставшими весьма популярными в украшении кухонь.

Беспалова Л. Панно «Старый и новый Городец»
Беспалова Л.Ф. Панно
«Старый и новый Городец»


Беспалова Л. Панно «Была бы только тройка». 1980 год
Беспалова Л.Ф. Панно «Была бы только тройка». 1980 год.
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Беспалова Л. Декоративная тарелка «Чаепитие». 1986 год
Беспалова Л.Ф. Тарелка «Чаепитие». 1986 год.
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Свою работу в сюжетной росписи Лилия Беспалова начала с большим увлечением. Принимая участие в семинарах, проводившихся Институтом художественной промышленности, она стала автором декоративного панно «Городецкие мастера», явившегося первой значительной удачей в сюжетной росписи. Панно это известно также под названием «Старый и новый Городец». Оно особенно обрадовало меня тем, что в центре внимания художницы стало само искусство городецкой росписи. В омпозиции этого панно использован характерный для росписи донец приём размещения различных сцен в самостоятельных клеймах. Беспалова расположила клейма с двумя сюжетами по горизонтали, в один ряд на плоскости панно. В каждом из них изображены интерьеры комнат с круглым столом посередине, а около него группы мастеров. В комнате, расположенной справа, старшее поколение — добрые мужи и молодцы-богатыри с окладистыми бородами, а в комнате рядом, слева, — современные мастерицы. Те и другие показывают зрителям изделия своего мастерства. Судя по тому, что в руках у мужчин не прядильные донца, а декоративные панно и лубяной короб, в них можно угадать наших ближайших предшественников, мастеров 30-х годов, из поколения Красноярова, Лебедева, Мазина. В этих сценах, как и в клеймах старинных донец, сюжеты помещены на фонах, различных по цвету. В интерьере со старыми мастерами фон красного, вернее красно-коричневого, цвета, а комната, в которой расположились современные мастерицы, имеет фон светлый, солнечный, золотистый. В интерьерах цветы, но там, где работают девушки, их больше, и это, как и светлый фон, создаёт атмосферу труда более радостного. Оба интерьера включены в узорное обрамление с арками и колоннами, которые образуют традиционное для городецкой росписи условное архитектурное обрамление. Эти сцены — традиционны.

Большой удачей Беспаловой стало панно на темы популярной народной песни «Была бы только тройка». Оно написано в широкой свободной манере, с особой лёгкостью её виртуозного почерка. По улице мчится тройка удалых коней, увозящая счастливую влюблённую пару к венцу. Жених нежно обнимает невесту, которая едет спокойная и счастливая. А вдоль улицы толпится народ. Кто смотрит на молодых с восхищением, а некоторые с завистью. А кони, прекрасные городецкие кони, везут молодых к жизни счастливой и доброй, и на их пути расцветают цветы. Изображён праздник молодости, праздник жизни. Краски росписи светлые, радостные, ритмы бодрые, динамичные.


Кубаткина Л.А.
Кубаткина
Лидия Александровна

КУБАТКИНА Лидия Александровна — наша местная мастерица. Она происходит из деревни Тяблино Городецкого района. Окончила Семёновскую профтехшколу с первым выпуском отделения городецкой росписи. Прошла весь сложный путь становления нашего художественного производства, проработав шесть лет в курцевских мастерских. В 1975 году была переведена в Городец на головное предприятие. Через три года включилась в работу экспериментальной художественной лаборатории.

Кубаткина Л. Пирожная доска «Птицы»
Кубаткина Л.А. Пирожная доска «Птицы».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Кубаткина Л. Крышка сундучка для приданого новорождённому
Кубаткина Л.А. Крышка сундучка для приданого новорождённому.
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Кубаткина Л.А. обладает оригинальным самобытным дарованием и принадлежит к числу самых талантливых художниц современной как сюжетной, так и цветочной росписи. Она умеет находить сочетания красок очень сочных, свежих и пишет на традиционных фонах охристого, жёлтого цвета, владеет виртуозной техникой исполнения.

Работы Кубаткиной вызывают всеобщее восхищение. Они близки к традиционному народному творчеству не только декоративному, но и словесному — к русским песням, пословицам, поговоркам. Яркости образов и жизнерадостности колорита в них часто сопутствуют и поэтические надписи, тексты которых помогают острее почувствовать сюжет. Приём этот использовали и старые нижегородские мастера. Для своих росписей Кубаткина находит и темы совсем неожиданные и умеет решать их оригинально, по-своему. Наиболее удачным я считаю её панно «Хлеб всему голова». На нём изображена семья за столом. Дедушка поучает внука словами: «Ты запомни, сынок, золотые слова: есть на свете молва — хлеб всему голова». Тема этого панно всегда современна.

Кубаткина Л. Шкатулка «Катание в тарантасе»
Кубаткина Л.А. Шкатулка «Катание в тарантасе».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Интересны надписи и на других панно Лидии Кубаткиной, например «У колодца». Идёт девушка, с ней парень, в стороне женщины судачат про неё. Надпись: «Я прохожу, а у колодца судачат бабы про меня». Композиция этого панно решена на звучном, красочном фоне, который хорошо соответствует радостному настроению девушки, смело идущей по сельской улице под руку со своим любимым. Большое цветущее дерево, разделяющее плоскость панно в высоту, напоминает традиционное для городецкой росписи «древо жизни». Благодаря этому мотиву тема, выбранная художницей, читается как праздник жизни, праздник молодости и торжествующей любви.

Сюжетам песен посвящены также панно «Шла девица за водой», «В низенькой светёлке», «Светит месяц», «Моя деревенька». Порадовала наш коллектив Лидия Кубаткина и росписью ларца, предназначенного для приданого новорождённому. На крышке ларца художница изобразила сцену в ЗАГСе, куда пришли две молодые семьи со своими друзьями. На столе цветы, с цветами в руках стоят и участники сцены, а двое мужчин торжественно держат на руках новорождённых. Стол накрыт красочной скатертью, на нём голубая ваза с цветами. Праздник жизни и праздник красок в этой росписи звучат в нерасторжимом единстве.

В творчестве Лидии Кубаткиной появились темы русской истории, народного патриотизма: «Призыв Минина», «Нижегородское ополчение в походе». Эти сюжеты изображены на панно, близком по форме старинному городецкому донцу. Они расположены, как и на донцах, в два яруса, один над другим, разделённые традиционной орнаментальной полосой с цветами. Кубаткина Л.А. пишет просто, без особых украс, но всегда выразительно, красочно, с умением искусно преподнести сюжет. Таков и её ларец «Счастливые часов не наблюдают». На его крышке застолье, в котором участвуют только двое — парень и девушка, а над ними тут же и часы, которые хорошо соответствуют сюжету.

Удачны и образцы изделий, которые художница подготавливает для массового выпуска в цехе. Они красочны, отличаются чёткостью орнаментального ритма, на них рядом с цветами зачастую появляются и сказочные птицы. Все эти достоинства позволяют признать Кубаткину одним из лучших продолжателей традиции старых городецких мастеров. Недаром она выросла в Городецком районе. Её творчество полно здорового оптимизма, поэтичности, доброго и весёлого народного юмора.


Соколова А.В.
Соколова Александра Васильевна

СОКОЛОВА Александра Васильевна также принадлежит к числу лучших мастериц. Обучалась в Семёновской профтехшколе. По рождению из деревни Горево соседнего Ковернинского района. В 1966 году по окончании профтехшколы была направлена в Городец, а с 1970 года стала работать в экспериментально-творческой лаборатории. Ныне главный художник предприятия.

Её творчество отличается своеобразным лирическим направлением, проявившимся особенно ярко в композиции на тему повести Пушкина А.С. «Барышня-крестьянка», над которой она работала на семинаре, проведённом в 1977 году Институтом художественной промышленности. Образы этой повести привлекли художницу красотой, чистотой бескорыстной любви.

Как пересказать всем знакомый пушкинский сюжет нашими условными средствами? Поиски декоративного решения темы, выбранной Александрой Соколовой, привели её к созданию триптиха с тремя клеймами. Они объединены общим обрамлением с колоннами и завершением более крупного среднего клейма роскошным большим картушем со свисающими занавесями. Два картуша поменьше, перекрывают более узкие боковые клейма. В этих трёх клеймах художница разместила сцены, которые, по её замыслу, должны выразить самую главную суть содержания повести. В крайнем левом клейме она поместила на фоне условного пейзажа охотника на коне, а в правом — девушку в крестьянском платье, испуганно остановившуюся у дерева в момент, когда появился охотник с собакой. Центральное, самое крупное клеймо она посвятила счастливой развязке. В интерьере гостиной помещичьего дома неожиданно встречаются барышня и охотник. Оба изумлены переменой в обстоятельствах их судьбы. Удаче этой композиции весьма способствовало изучение росписей с интерьерами по произведениям старых мастеров. Интерьер гостиной Соколова выделила росписью в более тёмных тонах, благодаря чему сцены, помещённые в боковых, более светлых клеймах воспринимаются как происходящие вне дома. Тому способствовали и размещённые в них деревья и цветы.

Соколова А. Панно «Проводы». 1986 год
Соколова А.В. Панно «Проводы». 1986 год.
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

В дальнейшем по уже найденному типу композиции Александра Соколова выполняла и другие панно. Создавала и самостоятельные композиции по типу росписи донец. На её панно «Застолье» интерьер комнаты, окна, занавеси, паркетный пол, скатерть на столе, платья, причёски — всё напоминает росписи старых мастеров. Тему застолья художница умело включила и в композицию своего декоративного панно «Праздник Победы». Это панно получило форму прямоугольника, округлённую сверху, близкую к очертаниям донец. Так же, как и на донцах, здесь две сюжетные сцены, размещённые ярусами одна над другой. В верхнем ярусе исполнена сцена праздничного застолья, героями которого являются воины, вернувшиеся с победой и ещё не снявшие свою форменную одежду с погонами. В нижнем ярусе сцена гуляния. Те же воины и их невесты и жёны встречают свой долгожданный великий праздник. Оба яруса разделены орнаментальной каймой, в центре которой изображён голубь мира среди цветов.

Патриотической теме посвящено и панно Соколовой «Проводы». Она изобразила девушек, пришедших проводить бойцов на фронт, одетыми в тёмные, даже чёрные платья. Так ли это было? Печаль расставания, конечно, велика. Но русские матери, жёны и невесты, провожая бойцов, стремились внушить им надежду на победу, на возвращение. Поэтому воины уносили в своих сердцах мужественные и просветлённые великой любовью образы дорогих им женщин. Я никогда не забуду, как на моих глазах бойцы уходили на фронт со старинной русской песней: «Ты стояла в белом платье и платком махала». И в песне, уже более близкой молодёжи наших дней, также звучат слова о мужественном расставании: «Я тебя провожала, но слёзы сдержала, и были сухими глаза».

Именно эту песню выбрала другая художница нашего коллектива Черткова В.А., озаглавив своё панно на тему проводов «Я тебя провожала», решив её уже более оптимистично.

К сожалению, Соколова А. и Кубаткина Л. увлекаются живописью затемнённой, характерной и для Беспаловой Л., а ведь это искажает смысл народного декоративного творчества, которое самим своим существованием отражает характерное для многих поколений мастеров, стремление приносить людям радость.


Касатова Ф.Н.
Касатова Фаина Никифоровна

КАСАТОВА Фаина Никифоровна пришла в наш коллектив уже опытным мастером декоративной росписи, ранее удачно проявившим себя в искусстве золотой хохломы. Она родом из Семёнова. С 1952 года весьма успешно работала на сёминской фабрике «Хохломский художник», выступала на многих выставках вместе с коллективом мастеров хохломы. Переехав в Городец, она в совершенстве овладела и нашей росписью. В живописном цехе фабрики «Городецкая роспись» начала работать в 1968 году, через год была переведена в экспериментально-творческую лабораторию, став первым художником в её штате.

Развитию творчества Фаины Никифоровны способствовало превосходное владение свободным кистевым письмом. Переход на работу в Городец открыл ещё одну ценнейшую особенность её художественного мышления: она проявила себя и как прирождённый колорист, способный обрести своё особое творческое лицо и в городецкой многоцветной декоративной живописи. Участие в творческих семинарах весьма укрепило её навыки и в композиции, всегда отличающейся тонким чувством декоративного ритма и музыкальной плавностью линий.

Касатова Ф. Панно «Вечерком»
Касатова Ф.Н. Панно «Вечерком».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Касатова Ф. Панно «Подвиг Минина». 1985 год
Касатова Ф.Н. Панно «Подвиг Минина». 1985 год.
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

К работе над созданием сюжетных росписей она приступила в нашем коллективе одной из первых. Повторяя сюжетные сцены, выполнявшиеся на донцах, стремилась понять особенности их декоративного строя. Её панно «Волжские напевы» уже самой своей темой связано с творчеством музыкальным. Ритмичны движения участниц народного хора. Тонко сгармонированы яркие и светлые краски их одежды.

Касатова Ф. Декоративное панно «Осень золотая»
Касатова Ф.Н. Декоративное панно «Осень золотая».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Касатова Ф.Н. Панно «Зимушка-зима»
Касатова Ф.Н. Панно
«Зимушка-зима».

Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Из серии её композиций орнаментально-музыкального типа наиболее интересно панно «На лучший танец». На нём мы видим уже знакомую нам клубную сцену, по которой плавно танцуют три пары. Ритмы движения их так выразительны, что они подчиняют себе и восприятие зрителя. Такое волшебное чувство ритма художница принесла из Золотой Хохломы.

Касатову Ф.Н. привлекает и природа. Совсем неожиданно для всех прозвучала её композиция из четырёх панно, объединённых общим названием «Времена года». Все четыре панно она написала на близком по рисунку пейзажном фоне с домиком и парными деревьями по его сторонам, которые приобретают различную окраску в зависимости от изображаемого времени года. Каждое её панно имеет свою цветовую гамму, соответствующую нежному колориту весны, голубой зиме, красному лету и золотистой осени. И сюжетные сцены этих панно также подчинены характеристике времени года и могли бы прозвучать как тема «Человек и природа». На фоне природы, весьма многообразной в различные времена года, Касатова пыталась показать, как по-разному протекает жизнь человека в зависимости от изменений, ежегодно происходящих в мире природы. На фоне пейзажа художница изобразила небольшую группу молодёжи, которая радуется красотам весны, отдыхает после полевых работ на лужайке красным летом, убирает обильные урожаи осенью, а на фоне зимнего пейзажа ею изображён выезд на санях. Все четыре панно украшены орнаментальным обрамлением, соответствующим характеру пейзажа.

Замысел художницы оригинален и смел. Очень красиво каждое панно в отдельности. Единство человека и природы воспето в них с тонким поэтическим чувством. Однако при этом не лишены основания и вопросы, возникающие у многих зрителей: а насколько этот замысел выполнен по-городецки? а не превратились ли эти четыре панно в картинки? Не будем спешить с ответом на эти вопросы. Поиски новых тем и новых решений требуют длительной и сложной работы. Тема «Времена года» по своему содержанию достаточно значительна и глубока и может быть выражена даже словами «течение жизни». Где уж глубже взять тему! В том, что решение этой темы художница искала по пути создания росписей декоративных, я тоже не сомневаюсь. Оно частично и удалось, только сами сюжетные сцены оказались здесь лишь частными, бытовыми эпизодами, недостаточно раскрывающими большую, я бы сказал, философскую тему. Но, может быть, дальнейшее продолжение работы над этой темой и завершится обновлением художественного языка традиционной росписи. Фаина Касатова — художник, умеющий серьёзно мыслить и понимать особенности различных видов искусства. Что же касается правомерности появления в городецкой росписи пейзажа, то он вторгается в неё уже давно, только в более условных изображениях. Он был и у старых мастеров в сценах охоты за птицей-невестой, гуляний.

Касатова Ф.Н. одновременно со своей личной творческой деятельностью занимается обучением городецкой росписи детей в средней школе и кружках. За успехи во Всероссийской выставке детского художественного творчества она награждена дипломом Министерства культуры РСФСР и Союза художников СССР.


Рукина Т.М.
Рукина
Тамара Михайловна

РУКИНА Тамара Михайловна также в своём творчестве самостоятельна. Она окончила в 1959 году отделение городецкой росписи в Семёновской профтехшколе и начала свою работу в Курцеве. С 1978 года в составе экспериментально-творческой лаборатории для живописного цеха предприятия ею создано много интересных образцов и в том числе набор «Модница» для хранения предметов женского туалета, шестипредметный кухонный набор, четырёхпредметный набор для специй, а также многие орнаментальные росписи, украсившие изделия массового ассортимента. В сюжетных композициях первый успех принесла ей декоративная тарелка «Конный спорт», где ей удалось по-новому осмыслить традиционный образ городецкого всадника.

Тамара Рукина неразлучна с книгами и коллекцией репродукций, которую собирает многие годы. По мотивам сказок она расписала сундучок «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка» и панно «Посадил дед репку», но эти росписи страдают излишней иллюстративностью. Значительно успешнее была её работа по созданию панно на темы русской истории. В этом Рукиной Т.М. всегда помогало изучение опыта художников графики и её классика Фаворского В.А., обладавшего особым чувством декоративности, основанным на изучении русской иконы, миниатюры и народного декоративного творчества. В его произведениях художница почувствовала родство и с лучшими произведениями старых городецких мастеров, которые также по мере своих возможностей пытались учиться мастерству по известным им работам иконописцев и графиков книжной миниатюры.

Рукина Т.М. Панно «Нижегородское ополчение». Собственность фабрики «Городецкая роспись»
Рукина Т.М. Панно «Нижегородское ополчение».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Рукина Т. Панно «Городецкая роспись»
Рукина Т.М. Панно
«Городецкая роспись».

Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Примеры книжной гравюры весьма помогали Тамаре Михайловне в её работе над такими сложными темами, как «Ледовое побоище», «Куликовская битва», «Нижегородское ополчение». И пусть её работы несут на себе следы активного воздействия книжной гравюры, она неизменно служит художнице источником вдохновения. К чести Рукиной Т.М. следует отметить, что она искренне стремилась выполнить свои исторические композиции по-городецки. Композицию «Ледовое побоище» она решила по типу расписных донец, в два яруса. В верхнем из них на золотистом охристом фоне она поместила русских всадников, тесно сплочённых в едином могучем строю в ожидании приказания их вождя Александра Невского. В нижнем ярусе на красном фоне показан момент самой битвы. Два всадника уже вступили в борьбу не на жизнь, а на смерть. Городецкий орнамент с цветами, удачно включённый в это панно, как бы прославляет героизм русских воинов. Роспись панно явно графична. Она составлена из чётких чёрных силуэтов людей и лошадей, которые близки городецким всадникам. Ещё более графично панно Тамары Рукиной «Куликовская битва». Фигуры русских воинов и врагов, плотно сомкнувшиеся попарно, почти сливаются в своём чётком силуэтном рисунке. Если бы не пример графики, художнице никогда бы не найти такое решение. Однако уже само обращение к этим примерам и их использование свидетельствуют об одарённости автора, выбравшего для своей работы весьма достойные источники и сумевшего ими воспользоваться творчески.

Рукиной Т.М. удаётся и тема мирного труда. На её панно «Художницы Городца» изображены вышивальщицы и мастерицы росписи. Создавая это панно, Рукина уже целиком ориентировалась на приёмы росписи и композиции городецкого живописного стиля и опыт художниц своего коллектива. Панно привлекает свежестью красок и своей чисто орнаментальной композицией с двумя почти одинаковыми интерьерами, где чинно восседают девушки. Условный декоративный рисунок интерьера и фигур здесь весьма согласован с орнаментом нарядного обрамления.

Рассказав об успехах самых активных в творчестве художниц нашего коллектива, вошедших в состав экспериментально-творческой лаборатории, нужно в заключение сказать и о том, что, выполняя одновременно весьма многогранную работу по оказанию помощи живописному цеху, все они являются постоянными участницами выставок внутрифабричных, областных, республиканских и международных. Многим из них приходилось выезжать и за рубеж и демонстрировать не только экспонаты промысла, но и своё личное мастерство в городецкой росписи.

В декабре 1985 года постановлением Совета министров РСФСР Беспалова Л.Ф., Кубаткина Л.А., Соколова А.В., Касатова Ф.Н. и Рукина Т.М., а вместе с ними и я, их учитель и воспитатель, удостоены Государственной премии РСФСР имени Репина за создание художественных изделий в традициях Городца.

Работа в области сюжетных композиций продолжается и за пределами экспериментальной лаборатории.


Черткова В.А.
Черткова Валентина Анатольевна

В 1985 году в состав лаборатории из мебельного цеха № 1, где также работают способные художницы росписи, переведена ЧЕРТКОВА Валентина Анатольевна.

Черткова В. Панно «Улица городецких мастеров»
Черткова В.А. Панно «Улица городецких мастеров».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Черткова В. Панно «У колодца»
Черткова В.А. Панно «У колодца».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»


Черткова В. Панно «Оба сына возвратилися в село»
Черткова В.А. Панно «Оба сына возвратилися в село».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Она тоже выпускница Семёновской профтехшколы, работает на нашем предприятии с 1966 года. По праву была признана одной из лучших художниц цеха. Фантазии Чертковой нет предела. Особенно ярко проявляется её талант в орнаменте, где ей хорошо удаются составление композиций, подбор цвета, использование при декорировке изделий городецких роз-купавок, кистей винограда и других элементов, а также выполнение мелких приписок к основной композиции. Не менее талантливо она начала себя проявлять и в росписи сюжетной, создав за сравнительно короткий срок богатую серию новых оригинальных композиций. В светлой радостной гамме написано её панно «Первый каравай», созвучное работе Кубаткиной Л.А. «Хлеб всему голова».

Оно трёхчастное. В центре помещена главная сцена, в которой хозяйка на вышитом полотенце подносит своей семье первый каравай. Его встречают с почётом как самый драгоценный дар. Справа, рядом, изображена жатва, а с левой стороны — первый сноп в руках мальчика, которого сопровождают с поля отец и мать. Черткова В.А., выполняя это панно, использует богатую палитру красок. Сочетание золотистых тонов с синим, зелёным, красным и коричневым в её росписи звучно и вместе с тем гармонично.

Своей свежей красочностью привлекает и настенная декоративная тарелка Чертковой с росписью на тему «Любимая работа». Нашему искусству посвящена и самая большая и серьёзная работа художницы, известная под названием «Улица мастеров».

За последние годы в нашей жизни появился новый обычай — ежегодно в  первое воскресенье сентября отмечать праздник города Городца. В 1986 году праздник проводился в третий раз. Этот обычай дружески сплачивает своей хорошо подготовленной программой население и города, и соседних деревень.

У горьковского поэта Адрианова Юрия есть стихотворение «Городецкие кони». Оно вошло в его книгу «Прощание славянки». В этом стихотворении есть такие строки:

Если бы люди мечтать перестали,
Песенных красок забыли цвет,
Кони рванули бы,
Громко заржали
И улетели бы на рассвет.
И ускакали бы,
Откопытили
Вдоль по просёлку в седой пыли…
Только бы деды сказку увидели,
Нам бы сказку не донесли.

Успех нашего искусства на празднике города Городца вдохновил Валентину Анатольевну Черткову на создание одной из самых интересных современных композиций. Традиционные приёмы росписи Городецких донец тут не могли выручить. Надо было обращаться к новым. После долгих раздумий от изображения городского пейзажа она совсем отказалась, решив всё внимание сосредоточить только на нашем искусстве. Все сцены она чётко выстроила рядами, как бы вдоль улицы, развернув их параллельно нижнему краю панно, и многоплановая композиция стройно разместилась на его плоскости. Тут и люди, уже купившие наши изделия, и балалаечник, под музыку которого приплясывают гуляющие. Мастера зазывают их, показывая свою продукцию, расставленную на прилавке, а рядом с ними несколько человек демонстрируют приёмы росписи. А ещё дальше выставка городецких изделий.

Подобная сложная многофигурная композиция в нашей росписи нова, но она решена условно, декоративно, красива по колориту и вполне в городецких традициях.


Сорина П. Панно «Семейное чаепитие»
Сорина П.Ф. Панно
«Семейное чаепитие».

Собственность фабрики «Городецкая роспись»

Сюжетные композиции создают и мастера живописного цеха, выполняя их на панно, которые уже поступают потребителю малыми сериями. Среди них самая опытная и умелая СОРИНА Прасковья Фёдоровна из деревни Анисимово Ковернинского района. Она, как и мастера лаборатории, окончила Семёновскую профтехшколу. Её обычная работа — виртуозная роспись наборов кукольной мебели и чайного набора «Малютка». Но она расписывает и декоративные тарелки, и ларцы. Ей удаются и сюжетные панно в стиле прялочных донец. Примером работы Сориной П.Ф. в области сюжета может служить панно «Семейное чаепитие».


Тимофеева Г. Панно по мотивам «Сказки о мёртвой царевне и о семи богатырях»
Тимофеева Г.Н. Панно по мотивам «Сказки о мёртвой царевне и о семи богатырях».
Собственность фабрики «Городецкая роспись»

В книге приводится работа и совсем молодой мастерицы ТИМОФЕЕВОЙ Галины Николаевны, прошедшей обучение у нас в цехе. Её авторская композиция — роспись ларца на сюжет «Сказки о мёртвой царевне» Пушкина А.С. — по своему характеру ещё иллюстративна, но мягкая живописная манера росписи и светлые гармоничные краски убеждают в том, что художница сможет достойно продолжить творческие поиски мастеров старшего поколения.


Не могу не сказать и о других мастерах цеха росписи. Кстати, художественный цех — самое благоустроенное, просторное и красивое помещение на фабрике. При входе в него как бы попадаешь в особый сказочный мир, подобный цветущему саду, — так много в нём света и радостных красок. На столиках, за которыми работают художницы, кроме изделий и ярких палитр с разведёнными колерами, стоят и живые цветы, а между столами размещены стеллажи, на которых мастера просушивают роспись в процессе её исполнения и уже готовые работы. В цехе одновременно трудятся до 90 художниц. Среди них особую группу составляют мастерицы, расписывающие игрушки: коней-качалок, кресла-качалки и петухов-каталок. Их формы специально рассчитаны на роспись в городецком стиле, они красивы по пластике и удобны для детской игры. Соответственно им выполняется яркая, весёлая роспись, рисунки которой мастера составляют по воле фантазии и повторяют их в различных вариантах. При этом они пишут по традиционным цветным фонам с яркими красными розами по чёрному фону, разноцветными гирляндами и венками по золотистому или зелёному. На этом участке работают художницы, большая часть которых перешла в городецкий цех из Курцева. Это Шканина Галина, Шкапина Надежда, Романова Ирина и другие. Лучшей художницей этой группы является Полякова Елена Макарьевна. Она наша, местная, родом из Коскова. Начала свою работу ещё совсем молодой девушкой в курцевском раскройном цехе — пилила детали на детскую мебель. Затем перешла ученицей-художницей, и вот уже 21 год работает художницей. В сентябре 1980 года ей присвоено звание «Мастер-художник высшего класса». В её исполнении особенно удачны рисунки на конях-качалках и петухах-каталках. Они отличаются особым богатством и разнообразием композиций, яркостью красок, хорошей техникой исполнения. Полякова смело пишет Городецкие розы, а её птицы всегда как бы устремлены в полёт. Яркая, сочная роспись этой художницы радует глаз не только детей, но и взрослых.

За остальными двенадцатью столиками более 70 художниц заняты декорировкой разнообразных токарных и столярных изделий и детской мебели: шкафчиков, полочек и вешалок для полотенец, полочек с наборами кухонных досок, солонок, роспись которых производится прямо по светлой текстуре древесины. Среди них работает Муравьёва Анна Петровна. Пришла она на фабрику после окончания хохломского отделения Семёновской профтехшколы в 1966 году, но стала художницей городецкой росписи. В этом же цехе трудятся и другие, в прошлом занимавшиеся хохломской росписью — Волкова Е.А., которая уже более 15 лет успешно выполняет городецкую роспись; Разгулова В.И., Страхова А.М., Гребнева Г.П., Мухина Е.И. У каждой из них свой замысел, свои авторские композиции, цветовые решения орнамента. Каждая в своей манере выполняет городецких коней и птиц, городецкие розы. Свободным кистевым приёмом прекрасно владеют и Белоус Антонина Петровна, и Гороженцева Лидия Михайловна. Всем им присвоено звание «Мастер-художник первого класса». Они состоят в авторской группе. За время своей работы они обучили не один десяток молодых художниц, передав им свой опыт.

За остальными двенадцатью столиками более 70 художниц заняты декорировкой разнообразных токарных и столярных изделий и детской мебели: шкафчиков, полочек и вешалок для полотенец, полочек с наборами кухонных досок, солонок, роспись которых производится прямо по светлой текстуре древесины. Среди них работает Муравьёва Анна Петровна. Пришла она на фабрику после окончания хохломского отделения Семёновской профтехшколы в 1966 году, но стала художницей городецкой росписи. В этом же цехе трудятся и другие, в прошлом занимавшиеся хохломской росписью — Волкова Е.А., которая уже более 15 лет успешно выполняет городецкую роспись; Разгулова В.И., Страхова А.М., Гребнева Г.П., Мухина Е.И. У каждой из них свой замысел, свои авторские композиции, цветовые решения орнамента. Каждая в своей манере выполняет городецких коней и птиц, городецкие розы. Свободным кистевым приёмом прекрасно владеют и Белоус Антонина Петровна, и Гороженцева Лидия Михайловна. Всем им присвоено звание «Мастер-художник первого класса». Они состоят в авторской группе. За время своей работы они обучили не один десяток молодых художниц, передав им свой опыт.

В этом же цехе работают и молодые художницы, такие, как Саврова Тоня, Седова Галина, Веселова Ираида, Крупина Лиза, Макарова Надежда, Рукина Надежда, Маслова Галина и другие, которые также в совершенстве владеют орнаментом и расписывают не только рядовую продукцию, но и высокохудожественные изделия.

В цехе размещается и группа учеников. Они прикреплены к опытным мастерам — их наставникам.

Наблюдая за работой в живописном цехе, я задумываюсь о том, полезно ли размещать в одном большом помещении одновременно по 80–90 человек? На пользу ли это процессу коллективности творчества? На первый взгляд, будто бы и да. Но вспомнишь, как раньше мастера трудились небольшими семейными мастерскими, каждая в своей избе. Это ведь не нарушало коллективности творчества. Каждая семья и каждый мастер выходили на базар со своими изделиями, а появлялись они потому, что все стремились достойно представить себя, и общее мастерство от этого возрастало. Многие мастера в цехе расписывают в индивидуальной манере. Но размещение столов в одном помещении близко друг от друга, к сожалению, способствует появлению общего усреднённого уровня росписи. Наблюдается равнение на общий уровень, на одинаковый тип росписи.

Значит, не всё ещё у нас додумано до конца, хотя о развитии творчества мы заботимся повседневно. В тех условиях, в которых нам приходится работать, мы можем в настоящее время стремиться к дальнейшему подъёму нашего искусства, используя новые формы организации творческой работы, уже ставшие за последние годы весьма распространёнными на передовых предприятиях народных художественных промыслов.

Особого внимания к себе требует живописный цех № 1, расположенный в Курцеве. На живописных берегах Узолы, среди зелени стоит этот старый деревянный цех, в котором многие годы работала артель «Стахановец». Курцево и сам этот цех можно отнести к тем историческим местам, вокруг которых в соответствии с постановлением партии и правительства о народных художественных промыслах рекомендовано учреждать заповедные зоны, включая в них и ныне действующие художественные цеха. Здесь в настоящее время работают 110 мастеров — жителей приузольских деревень, из которых 20 художников. Надо признать, что, уделяя в последние годы много времени и сил укреплению производства на городецком предприятии, мы ещё не проявили всех необходимых усилий для сохранения и развития живых корней в исторически сложившемся центре его возникновения и бытования.

В курцевском цехе работали со дня его основания, трудятся и сейчас потомки лучших Городецких мастеров.

Из династии художников Сундуковых ещё до войны начал работать в Курцеве столяром Сундуков Пётр Михайлович. Назначенный старшим художником фабрики, Сундуков П.М. вместе со мной организовал экспериментально-художественную группу. Много сил и творческой энергии вложил он в художественный поиск ведущих мастеров городецкой росписи.

Одной из лучших художниц этого цеха является Кокурина Валентина Константиновна. Это правнучка того Шишкина Василия Ивановича, сторожа курцевской церкви, который в 1870 году начинал обучаться росписи у иконописца Огуречникова Н.И. Кокурина Валя весьма искусно продолжает их дело. Её роспись отличается особой душевностью и простотой орнаментальных композиций, выразительных и мелодичных. Традиционные розы-купавки звучат в них поэтично и празднично. Здесь же, в этом цеху, трудится и другой представитель того же семейства — Павел Петрович Шишкин. Это мастер на все руки. Его специальность по-местному называется «цулажник», то есть механик, налаживающий станки и инструменты. На нашем производстве он может работать на всех участках. Такая всесторонняя природная одарённость свойственна многим жителям приузольских деревень.

Коллектив художников цеха № 1 возглавляет Ершова Антонина Михайловна. Ей присвоено звание «Мастер-художник первого класса». Это младшая дочь Сундукова Михаила Александровича, одного из известных старых мастеров городецкой росписи.

Ершова Антонина в совершенстве владеет городецким орнаментом. Роспись её отличается изяществом композиции, гармоничным сочетанием красок и высокой техникой исполнения. Она работает сейчас мастером участка росписи, но с красками и кистями не расстаётся. Наблюдая за работой Антонины Михайловны, трудно оторвать глаза от спокойных и плавных движений её кисти, под которой рождается лёгкий узор, полный живого дыхания. Очевидно, недаром она родилась и выросла среди лесов и полей приузольской долины! Её орнамент звучит как песня. Подобный редкий творческий дар характерен для мастеров именно сельских промыслов. Мало кто может сравниться, например, с мастерами, выросшими в деревнях на родине хохломы, в искусстве орнамента с Лушиной О.П., Веселовой О.Н., Метельковой А.К., Удаловой В.А. Поэтому для нашей отечественной культуры сельские промыслы сохраняют неповторимую ценность. Их мастера всегда будут работать с особым поэтическим чувством природы.

В этом же курцевском цехе трудятся муж Антонины Михайловны, два её брата, Александр и Николай, их жёны и дети. Хорошей художницей в этом цехе зарекомендовала себя Сундукова Клавдия Григорьевна. Когда-то она занималась хохломской росписью. Вышла замуж в Курцево, в дом Сундуковых, и вот уже 23 года работает мастерицей городецкой росписи и хорошо владеет этой профессией. В этом же цехе работают и ещё две молодые художницы — Клещева Лида и Сундукова Александра. Их роспись также отличается красочностью и хорошим исполнением. Это тоже потомственные мастерицы из семьи известного старого курцевского мастера Сундукова Степана. Здесь же трудятся и мужья этих художниц. Работают в Курцеве Краснояровы Александр и Николай, внуки известного старого мастера Фёдора Семёновича. Краснояров Александр Карпович был связан с промыслом ещё до Великой Отечественной войны, подростком научившись резать половники. Сейчас он начальник курцевского цеха. Можно перебрать весь состав мастеров, и мы убедимся, что здесь немало семей потомственных мастеров.

Живописный цех № 1 постоянно пополняет коллектив городецких мастеров росписи художниками способными и умелыми. Но почему же все они переходят на работу в Городец, покидая Курцево? Некоторые девушки это делают по семейным обстоятельствам, выходя замуж за жителя города. Других же привлекают более благоприятные условия жизни и работы в Городце.

Побеседуем с мастерами цеха № 1. Они нам расскажут о том, что в Курцеве, к сожалению, остаётся в росписи только один вид изделий — детская мебель. Да и она украшается самой простейшей росписью.

Роспись изделий в Курцеве держится в основном на энтузиазме потомственных мастеров. Но промысел на родине городецкой росписи не должен заглохнуть.

Городецкие мастера во главе с главным художником сравнительно за короткий промежуток времени — 30 лет — непрерывно ищут новые формы, совершенствуют роспись, пытаясь более точно и логично следовать традициям городецкой росписи.

Экспериментальные образцы на выставках начиная с 1969 года — свидетельство неустанных, упорных творческих поисков коллектива и главного художника. Деревянные расписные на цветных фонах блюда, бураки, плошки — в 1969 году, сувениры — игрушки, разнообразные глиняные расписные изделия, гладильные доски — это далеко не полный перечень изделий, выполненных мастерами в их поисках новых форм и росписи.

Серьёзной проблемой до сих пор остаётся проблема более глубокого изучения системы художественных средств в условиях городецкого красильного промысла. Я всегда вспоминаю мудрые слова одного из крупнейших учёных в области народного искусства Бакушинского Анатолия Васильевича, отдавшего много сил работе с современными художественными промыслами: «Для того чтобы следовать традициям, необходимо осознать и проанализировать в каждом отдельном случае всю систему художественных образов и художественных приёмов народного изобразительного искусства».

Знание и понимание этой системы необходимы для практической работы как школа профессиональной грамоты, которая веками в устном изложении передавалась от поколения к поколению.

В возрождении художественной системы, свойственной городецкой росписи, неизбежно встают проблемы дальнейшего развития её сюжетных основ, более глубокого раскрытия закономерностей композиции, обогащения живописных приёмов путём освоения росписи темперой с доступным этой технике многослойным лессировочным наложением красок. Не менее важно и улучшение пластической формы изделий из дерева, сочетающих пользу и красоту.

Надеюсь, что книга, над которой я работал многие годы, сможет помочь изучению драгоценного народного опыта.