Из книги:
Ведерникова Л.В. Балахнинское кружево. — Нижний Новгород: «Литера», 2010. — 144 с., 20 л. ил.


Какой же путь прошло кружево, всё более и более отличавшееся от существовавших ранее способов работы с нитью? Вышивание и другие виды рукоделия составляли любимое занятие женщин в Средние века, даже в знатных домах. В монастырях сохранилось много богатых образцов искусства этого времени. К Средним векам относится род вышивки квадратиками по ткани, напоминающей канву. Такая техника называется филейной вышивкой. Мода на эту вышивку была очень распространена в Европе. В России, в Нижегородской губернии филейная вышивка тоже была популярной.

История кружева теснейшим образом связана с историей костюма. Для этого достаточно внимательно рассмотреть многочисленные портреты и картины, хранящиеся ныне в знаменитых галереях мира. На художественных полотнах, написанных кистью старинных мастеров, запечатлено удивительное разнообразие кружева, используемого в одежде европейцев. В конце XV и в начале XVI века появляются новые ажурные ткани, быстро завоевавшие признание наряду с другими богатыми художественными украшениями своего времени. Такие ткани сразу стали важным предметом производства и торговли, поскольку из них шилась нарядная одежда. Изысканно украшать одежду становится всё более модным.

Кружево как особо нарядный и подчеркнуто элегантный элемент костюма и интерьера начинает преображаться вслед за изменениями в самом костюме и интерьере, отразившими перемены в культуре того времени. Эту культуру, сложившеюся на рубеже XVI–XVII веков, называют культурой барокко. Новые аксессуары потребовали новых украшений. Например, когда возникла «испанская» мода на большие белые воротники «фрез», окружавшие шею в несколько рядов, то появилась мысль украшать их зубчиками. Для получения этих зубчиков возник известный приём шитья «punto in aere» («стежки в воздухе»), что и было первым намеком на кружево. Шили «фрез» из тонкого полотна, делали складки, крахмалили или иногда сажали на проволочный каркас, по краю пришивали узкую кружевную тесьму. Такая форма воротника до сих пор встречается в национальных костюмах и является элементом классического костюма Пьеро (шута).

Это увлечение модой на причудливые гигантские воротники послужило одной из причин развития шитого иглой кружева. Сначала кружевная тесьма с зубчиками была очень узкая, а потом мало-помалу становилась всё шире и шире. Мастерицы стали выделывать узоры, соединяя их тончайшими нитками по разным направлениям и при помощи иголки связывая узелками и петельками «picots» («пико»). Для придания рельефности рисунку в контуры фантастических цветов и листьев стали всаживать конский волос, который тщательно обшивали, а серединки затягивали разнообразными нитяными узорами в виде тончайшей паутины.

Между прочим, самые ранние упоминания о кружеве в Европе относятся ещё к концу XIV века — например, в законе о запрете ввоза кружевных вуалей, изданном английским королем Эдуардом III в 1363 году. Но громкую славу кружевное искусство стало приобретать только с конца XV века, когда в Италии вошли в обиход кружева, шитые иглой и плетённые на коклюшках. Законодательницей мод в Европе того времени стала Венеция. Первоначально сеточка из золотистых нитей украшала прическу знатных итальянских дам. Мода быстро распространялась, и кружево стало всё чаще использоваться в костюме европейца.

Трудно сказать, какие женские рукоделия послужили образцом и способствовали появлению знаменитого венецианского кружева. О его художественных достоинствах говорит то, что на протяжении XVI и первой половины XVII века лучшие итальянские художники создали более двух десятков книг с великолепными кружевными узорами.

О первенстве Италии в изобретении новой технологии плетения нитей, давшей европейским мастерам удивительный по красоте и выразительности кружевной материал, свидетельствует зарождение ещё одного центра кружевоплетения в Генуе. Известно, что генуэзская торговля преобладала в Европе в 1550–1620-х годах, которые историки назвали «веком генуэзцев». Здесь, как затем и в другом экономическом центре Европы — Нидерландах, появляются условия для развития кружевного производства. Техника плетения кружева на коклюшках зародилась, по-видимому, в прибрежных рыбачьих посёлках вокруг Генуи, где женщины издавна занимались плетением и починкой сетей. Согласно старинному поэтичному сказанию, молодой матрос подарил возлюбленной веточку кораллов, она оплела её тонкой сеткой и стала носить как украшение. По свидетельствам исследователей и путешественников, итальянки — жёны и дочери рыбаков и лодочников, пока их глаза хорошо видели, а руки были способны выводить тонкие узоры, плели кружева, в то время как пожилым женщинам оставалось на долю менее прибыльное занятие — чинить истрёпанные сети, вооружившись челночками. Приёмы того и другого плетения очень просты и доступны. Плетённое кружево изначально своим появлением в Италии было обязано беднейшим слоям населения, оно с самого начала существовало там как промысел. Подсобного хозяйства семьи моряков не имели, поэтому женщины, девушки и девочки посвящали кружевоплетению круглый год. Рисунки для своих изделий они во многом заимствовали у венецианских кружев.

Наибольшего совершенства и художественной выразительности генуэзское плетеное коклюшечное кружево достигло к XVII столетию, а когда металлические булавки стали общедоступными, этот способ широко распространился по всем странам мира. Итальянские рыбаки, отправляясь в плавание, брали с собой кружева домашнего производства и выгодно продавали их на стороне. Улов зависел от капризной погоды, а кружева помогали поддерживать благосостояние семьи. Нитки закупались в Милане, где существовали мануфактуры, обрабатывающие шёлк и лён.

Одним из естественных способов распространения искусства кружевоплетения становились браки. Выйдя замуж и уехав из родительского дома, женщина, владеющая мастерством кружевоплетения, обучала на новом месте всех желающих.

В инвентарях княжеских домов Европы встречаются записи об итальянских кружевах, пользовавшихся особым спросом во Франции и Англии. Выплетались кружева из разных нитей: шёлковых чёрных, льняных белых, цветных, часто с использованием золотных или серебряных. Плетённое кружево употреблялось для обшивки носовых платков, косынок, мантилий, вуалей, для отделки платьев, а также для украшения алтарей и разных церковных принадлежностей.

Для отделки края изделий в Генуе выплетался позумент (passement) — плотное кружево из одних плетешков, образующих ромбическую решётку. Другим видом генуэзского кружева был гипюр — кружево с плотным рисунком, шитое иглой или плетённое на коклюшках. В орнаментах присутствуют розетки, раковины и стилизованные гвоздики. Гвоздика, один из символов Возрождения, означала связь с высшим духовным миром и также была символом счастливого брака. Подобные кружевные изделия так раскупались, что стали предметом значительных торговых оборотов. Кружево наряду с драгоценностями стало показателем состоятельности и позволяло демонстрировать социальный и имущественный статус.

В течение нескольких веков кружево исправно выполняло эту функцию. Дорогие генуэзские кружева, в больших количествах ввозившиеся в европейские страны, причиняли немалый ущерб казне. А. Ильг приводит слова, обращённые к французской королеве Анне Австрийской, где так описано это «бедствие»:

Десять лет уже страна разорена; крестьяне лежат на соломе, их домашняя утварь распродана, и несчастные вынуждены питаться овсяным хлебом, между тем парижские франты позволяют себе бродить по улицам известного своею грязью города в высоких сапогах, широчайшие голенища которых украшены целыми клубами дорогих генуэзских кружев, подобно вазе, набитой букетами цветов; ни одна часть одежды, ни башмаки, ни сапоги, ни домашний и выездной наряд, ни постель и обеденный стол, ни колыбель и гроб, ни даже лошадь и экипаж не обходятся без кружева … ко всему, как паразитический нарост, прикрепляется эта кудрявая отделка.

Правительство Франции вынуждено было строгими законами ограничить употребление кружев. Но купцы провозили «запретный товар» контрабандой. Корабли с драгоценностями и кружевом преследовались пиратами, многие были разграблены и затоплены, но тем дороже становился уцелевший груз. Известно немало драматических случаев, когда за отступление от правил, регламентировавших иметь определенную ширину кружевного воротника в зависимости от знатности, нарушители жестоко наказывались.

Для того, чтобы насытить рынок кружевным товаром, оставался один путь — развивать национальные центры производства. Одной из первых после Италии уникальный промысел стала развивать южная область Нидерландов — Фландрия. Отсюда европейские города получали новое кружево. Вначале центром производства был Брюссель, затем выдвинулся Брабант. В Бельгии выращивали лён высокого качества, была налажена выработка тончайшей льняной нити, из которой выплетали ажурное кружево.

Ко второй половине XVII века и во Франции, где традиционно процветали женские рукоделия и почва для промысла была уже подготовлена, сумели начать собственное производство. Супруга Генриха II, Екатерина Медичи, выписала из Италии художника, который в 1587 году издал подробный сборник всех существовавших в то время кружевных узоров. К концу следующего века в Алансоне и других французских городах были основаны королевские мануфактуры, куда были вызваны 30 мастериц из Венеции и 200 из Фландрии. Успех предприятия превзошёл все ожидания: способные ученицы не только быстро освоили технику производства, но со свойственным француженкам вкусом внесли в изделия ещё более утончённое изящество.

Очень скоро кружево, изготовляемое на королевских мануфактурах, достигло совершенства, особенно знаменитый алансонский гипюр.

Французское кружево использовалось не только в одежде, но и в интерьере: в украшении мебели, умывальников и туалетных столиков. Орнаменты из экзотических цветов, пальм, гранатов, другие восточные мотивы, обогатившие кружево, были скопированы с модных широко распространенных тканей того времени. Много кружева изготовляли по церковным заказам. Духовные лица были особенными «заказчиками», их одежда не имела ничего общего со светской модой, тем не менее одеяния и плащи, ризы, епитрахили, покровы для алтаря — всё было обильно украшено.

Войны были неблагоприятны для торговли кружевом, и наоборот, рождения, свадьбы королевских особ и празднества очень ей способствовали. Свадьба Марин-Антуанетты и Людовика XVI в 1770 году оказала положительное влияние на производство кружев. Король решил надеть широкие кружевные манжеты, и все приглашенные были вынуждены последовать его примеру.

Манжеты — съёмная или пришитая отделка разнообразной формы на нижнем крае рукава сорочки, блузки, платья. Они одновременно стягивают край рукава и украшают его, материалом для их изготовления служат ткань и особенно кружево. В конце XVII века понятие «манжеты» распространилось из Франции по всей Европе: в то время оно обозначало модную кружевную оборку на рукавах. Манжеты, в особенности элегантные кружевные, ниспадающие на руку, были декоративной деталью преимущественно мужской одежды. В европейской студенческой среде в XVIII веке даже возникло выражение «иметь манжеты», означающее «опасаться». Владелец этого роскошного украшения не мог себе позволить отличиться в драке, потому что опасался испортить его. Возможно, выражение «иметь манжеты» означало «иметь власть».

В женской моде, где украшение рукавов играет важную роль, в первой половине XVIII века впервые появляются пышные рукава, украшенные кружевом; изнутри они поддерживались проволокой, а их манжеты иногда состояли из нескольких рядов кружев. При грациозном движении руки под кружевом приоткрывалось предплечье. К изысканному туалету присоединились длинные перчатки (в моде всегда одно новшество обусловливает другое). Как только найдут распространение кринолины, проволочная поддержка «переместится» туда и «исчезнет» в облаке тюля, батиста и кружев.

Необходимо подчеркнуть единство оформления манжет и воротника, которое сохраняется до нашего времени. Например, в испанской моде манжеты и воротник делаются из дорогих кружев. Во второй половине XVIII века манжеты становятся более узкими, появилась новая деталь костюма — жабо (передняя отделка блузки, платья, мужской сорочки в виде оборки из ткани или кружев).

Богатая нарождающаяся буржуазия заказывала особенно элегантные головные уборы, галстуки и тонкое бельё. Всё это украшалось кружевом. Головные уборы считались обязательным элементом дамского туалета. Причём повсеместно. Поэтому кружевным делом заниматься было выгодно, в немецкой Силезин за коклюшки усаживались целыми семьями, плели и мужчины.

В течение всего XVIII века, и особенно во второй его половине, Италия. Испания, её колонии и другие страны часто пользовались дешевым французским кружевом, которое выдавалось за итальянское и не без успеха соперничало с последним. Изяществом работы и филигранностью рисунка французские кружева вскоре превзошли итальянские. В конце XVIII столетия Франция считалась одним из главных центров изготовления кружев, но в связи с Великой французской революцией (1789–1794) производство их сильно сократилось. Знаменитые центры — Седан, Орильяк, Дьепп и другие — приходят в упадок. В начале XIX века прекращается производство в Аржантане. В других странах Европы, в частности в крупнейшем центре кружевоплетения — Бельгии, производство сохраняет прежний уровень.

В период Первой империи (1804–1814, 1815) во Франции снова наступает оживление производства кружев. Наполеон поощряет возрождение художественной промышленности, в том числе кружевной в Алансоне. После нового взлёта популярности кру́жева в эпоху второй Реставрации (1815–1830), с 1830-х годов появляются машинные кружева, что нанесло чувствительный удар по трудоёмкому и дорогому ручному производству.

Стремление к механизации привело к тому, что в Бельгии при изготовлении кружев плетённый на коклюшках орнамент стали нашивать на машинный тюль. Расцвет производства машинных кружев падает на период Второй империи (1852–1870) во Франции, когда кружева становятся неотъемлемой частью женского костюма, чему немало способствовали вкусы императрицы Евгении, супруги Наполеона III.

Мода на различные виды кружев, их рисунки развивалась в рамках французских стилей; симметрия стиля Людовика XIV, фривольность стиля Людовика XV, типичные орнаменты шёлковых тканей того времени в полной мере были использованы кружевницами. Самыми популярными были кружева с растительным орнаментом на тонкой тюлевой сетке (решётке): «валансье́н», «шантийи́», «мали́н», «блонди́», а также кружевной гипюр «клюни́». Именно они в последующем особенно полюбились балихнинскнм мастерицам, которые дополнили и обогатили их своими местными узорами.

Великолепное кружево плели в Валансьенне. Сначала город принадлежал Фландрии, в XVII веке был завоеван Францией, и тончайшие кружева на тюлевой сетке — «валансьен» — стали считаться французскими. Однако они могут быть рассмотрены как истинно фламандские, так как их место рождения и развития находилось в Нидерландах. Город стал французским в 1678 году, но ещё долгое время сохранял влияние фламандской культуры. Кружева «валансьен» имели успех в связи с высоким качеством местного льна и прославились благодаря Франсуазе Бодар (1624–1677), молодой валансьенки, основавшей кружевное ателье.

Вначале «валансьен» было обычным кружевом, отличить его от других стало возможным только со второй половины XVIII века, когда была достигнута своеобразная красота благодаря характерному орнаменту: на сетчатом фоне кружева располагались композиции из цветов и листьев. В 1791 году один из известных брюссельских художников отметил, что «два рисунка мужских манжет с жабо являются выдающимися достижениями в области художественного вкуса, что кружево имеет свой шарм, который в дальнейшем станет его стилем». При работе над его рисунком художники использовали орнаменты шёлковых французских тканей. Кружево было нежным на ощупь. Плетение «валансьен» было долгим и утомительным, так как использовали очень тонкие нитки. Один комплект, состоящий из воротника и манжет, кружевница плела целый год, это не могло не отражаться на цене. Кружева были очень изящными, имели особенный оттенок, и, чтобы его сохранить, их плели в помещениях, укрытых от солнца. Условия труда были тяжёлыми, при плетении использовали до 800 коклюшек. Этими кружевами украшали главным образом бельё и постельные принадлежности, они также использовались для рюшей на манжетах.

В 1722 году владелец ателье, созданного для обучения молодых бедных девушек, писал, что производство кружев падает по причине нехватки искусных кружевниц. Работа требовала особого таланта и усердия. В течение всего XVIII века спрос на кружева «валансьен» был очень высоким, они экспортировались в разные страны мира.

Некоторые французские женщины освоили ремесло рисовальщиц кружев. Можно привести фрагмент переписки одной из владелиц фирмы, торгующей кружевом: «Я надеюсь, месье, что вы найдёте замечательным один из хороших рисунков, потому что это моя дочь нарисовала, когда она была в Брюсселе…» Хозяйка вела переговоры о продаже рисунка и не хотела продавать его дёшево, так как все рисунки, которые были особенно удачными, хранились в тайне.

Во второй половине XVIII века Мария-Антуанетта, супруга Людовика XVI ввела во Франции моду на чёрные кружева, которые впервые появились в Испании и там традиционно считались самыми модными. Королева оказала высочайшее покровительство производителям шёлковых кружев в маленьком городе Шантийи (к северу от Парижа), где существовала мануфактура по производству шёлковых ниток, и город стал центром производства кружев для королевского двора. В Шантийи ещё в XVII веке выплетали эффектные шёлковые кружева как чёрного, так и кремового цвета с растительным орнаментом и добавлением золотых и серебряных нитей.

Революция почти разрушила производство, к 1830 году оно упало практически до нуля. Но когда в моду вошли кринолины, «шантийи» обрели вторую жизнь. Кому-то пришла в голову идея соединять узкие полосы кружев в одно полотно, что позволило создавать такие большие изделия, как шали, вуали и широкие воланы, которые оригинально дополнили дамские туалеты в XIX веке. Мода той эпохи диктовала орнамент в виде ваз, букетов, корзинок и гирлянд, в кружеве «шантийи» он проявился наиболее ярко. Кружево «шантийи» завоевало первый приз на выставке в Париже в 1855 году. Оно трудно поддавалось машинной имитации и поэтому оказывалось более конкурентоспособным, чем появившиеся машинные кружева.

Другое популярное кружево под именем «малин» появилось в XVII веке в городе Малин, который находился на территории, в то время принадлежавшей Фландрии. Но только с середины XVIII века своеобразная сетчатая основа «малин» придала этому кружеву окончательный стиль: его отличала тонкая сетка, образующая общий фон.

Кружева имели огромный торговый успех, их стали изготовлять и в других местах, например в некоторых городах Италии и в скандинавских странах. В течение всего XVIII века это был один из самых красивых видов кружев, хотя качество «малин», изготовленных в других местах, было иногда весьма посредственным.

Большое количество кружева из Малина вывозилось во Францию, здесь было решено основать собственное производство. Проект удался, и в 1668 году кружева «малин» стали выплетаться севернее Парижа. Стиль Людовика XV, который называют фривольным, как нельзя лучше проявился в этих невероятно лёгких кружевах, заслуживших титул королевских. «Малин» воспринималось при французском дворе как летнее кружево. Тонкий сетчатый фон, использование разнообразных решёток в орнаменте, узоры, напоминающие мозаику из четырёхлистного клевера, создавали впечатление легкости и непринуждённости. Необыкновенно воздушное и мягкое, это кружево могло быть популярным только в ту пору, когда в моде были присборенные ленты, поэтому, несмотря на свою славу, производство кружев не избежало кризиса, связанного с понижением спроса на них из-за новых тенденций. Однако, когда с конца XVIII века стало востребованным широкое кружево для вуалей и шалей, имитирующее сетчатую ткань, «малин» по стилю своего рисунка оказалось очень кстати, и полосы «малин» стали соединять в целое полотно. В начале XIX века заказы Марии-Луизы, супруги Наполеона, оживили производство кружева, и «малин» с традиционно утончённым орнаментом удачно вписалось в стиль головных уборов для обеспеченных женщин. Но в 1820–1830 годах оно уступило место своему брюссельскому конкуренту — шёлковым кружевам «блонди»: пришла мода на более крупные рисунки. Машинная имитация кружев «малин» была достаточно простой. В начале 1840 года она практически достигла совершенства, что со временем вызвало упадок ручного (коклюшечного) кружева.

Воротник, балахнинские блонды с золотной нитью. Сер. XIX в.
Воротник (деталь), балахнинские блонды с золотной нитью.
Середина XIX века, МНИ

В XVIII веке вошло в моду кружево «блонди» белого и чёрного цвета. Но известно оно было ранее. В числе французских картин в Версальском музее, на которых можно увидеть подобное кружево, обращает на себя внимание портрет Генриха II середины XVI века При описании въезда короля в Лион в 1548 году отмечаются его богатые наряды, украшенные шнурами и кружевами цвета небелёного полотна, в дальнейшем эти кружева получили название «blonde» («светлый») — «блонди́» или, как их называли в России, «бло́нды». Первоначальное название произошло, вероятно, от цвета этих кружев. В блондах цветочный мотив, который гирляндами украшал края шалей и вуалей, был очень прост. Главная отличительная особенность блонд заключалась в сочетании невероятно тонкой сетки фона с массивностью цветочного орнамента из шёлка-сырца.

Во второй половине XIX века для французского двора производились «блонди» из различных по сорту и цвету ниток, а также «блонди» в сочетании с металлической нитью. Испания импортировала из Франции множество этих кружев для мантилий. «Блонди», произведённые в Испании и Италии, были преимущественно чёрного цвета, часто позолоченные или инкрустированные яркими дополнениями. До нашего времени сохранилось только очень небольшое их количество. Особенно прославились «фон тюль», «фон апуа», «фон д'элансон». В машинном кружеве эти названия существуют до сих пор.

Клюни балахонские. Сер. XIX в.
Клюни балахонские.
Середина XIX века. Музей ННГУ

В XVIII веке повсеместно в моду вошёл кружевной гипюр из шёлка. Гипюрное кружево отличается от других видов кружев большой рельефностью, плотно выплетенными формами орнамента и почти не имеет решёток. В зависимости от назначения костюма, с которым он должен был гармонировать, гипюр выполнялся разным по цвету. Среди видов гипюра выделялся гипюр «клюни», название свое он получил из-за схожести с кружевом XVII века, экспонируемым в музее Клюни в Париже.

Прекрасное кружево выплеталось в Лилле, Алансоне, Седане и других французских городах. Все перечисленные виды кружев с успехом экспонировались на многих международных выставках.