Евгений Анатольевич Расторгуев. Городецкие фантазии

Евгений Анатольевич Расторгуев выработал узнаваемый индивидуальный художественный язык. Его условность и гротескность вписываются в рамки «неопримитивизма», однако для Расторгуева обращение к традиционному народному творчеству — не просто возможность заимствовать острый и выразительный язык красок и форм фольклора, а возврат к истокам.

Он открыл свой путь, выработал самостоятельный пластический язык. Но нельзя не заметить, что есть некое стилистическое сходство и с Городецкими росписями на донцах прялок — те же персонажи и перекличка сюжетов, та же степень отвлечённости от натуры, натуральности.

Суть творчества последних 30 лет можно определить словами художника: «Хочу создать свою землю и назвать её “Городец” — со своим небом и своими героями, где нет злодеев, а населяют её милые моему сердцу чудаки».

Обаяние произведений художника держится на доброте и мудрости его художественного взора. Волшебная кисть безошибочно выбирает из жизни то, что имело ценность и в эпоху Возрождения, и будет иметь эту же непреходящую ценность Человека, Жизни, Природы, Красоты и в грядущие времена.