Мазин Игнатий Андреевич
Мазин Игнатий Андреевич

К 150-летию городецкой росписи Городецкий краеведческий музей выпустил шестой рукописный журнал, посвящённый старым мастерам уникального промысла. Сегодня мы публикуем несколько страниц этого журнала, рассказывающих об Игнатии Андреевиче Мазине.

Игнатий Андреевич Мазин (1876–1942) родился в селе Боярском, недалеко от Курцева. Ребёнком он был взят в семью Сидора Коновалова — одного из потомственных курцевских мастеров. «Характер он имел добрый, мягкий, всегда держался приветливо, словоохотлив не был, но шутку любил, — вспоминал об Игнатии Мазине в своей книге «Городецкая роспись» А.Е. Коновалов. — Имел большую семью: 6 сыновей и 6 дочерей. Причём первым был сын, второй — дочь, третьим — сын, четвертой — дочь и т.д. «И нигде не смешался», — говорил он шутя. Меня всегда поражала лёгкость его характера и та же лёгкость в работе».

Доска расписная. Мазин И.А., 1935 год
Доска расписная. Мазин И.А., 1935 год

Наделённый от природы незаурядными способностями к живописи, Игнатий с детства начал осваивать приёмы городецкой росписи. Работать он научился смело, «машисто», свободно владел живописным мазком. Рано у него появилось стремление писать ближе к натуре, чем это было характерно для большинства красильщиков, привыкших к большой условности.

Из воспоминаний А.Е. Коновалова: «В годы своего ученичества я постоянно сравнивал роспись Мазина с работой моего наставника Игнатия Клементьевича Лебедева. Наблюдая работу Мазина, приметил, что он никаких предварительных разметок композиции не применял. Детали он тщательно не прорисовывал, но старался выявить характеристику каждого персонажа, выделяя что-то главное. Он умел, например, передать фигуру девушки, изображая несколькими мазками её платье, или лихо крутануть мазком, рисуя залихватские усы у жениха. Некоторые мастера упрекали Мазина в том, что он работает «оляповато». Но в этой «оляповатости» его письма была своя прелесть, милая наивность, непосредственность и весёлая удаль».

Писал он быстро и прямо кистью начинал без всякого предварительного наброска. Брался за любой сюжет: огромные застолья, влюбленные парочки, ярмарки, косцы и цыгане с медведями, охота и сельские школы. В своём творчестве Игнатий Мазин был исключительно плодовит и неистощим на выдумки. Одним из первых среди мастеров Игнатий стал писать сюжеты на тему деревни: «Сережка-пастушок», «Подарок невесте от свекрови», «Посиделки», «В сенокос». Главным моментом, уводящим его работы от декоративной условности обычной городецкой росписи, является детальная разработка пейзажного фона. Натуре этого мастера была свойственна любовь и к животным, и к птицам, которым он также находит место в своих росписях. Многочисленные кошачьи головки, помещавшиеся Мазиным на донцах, по-детски наивны, таковы и сопутствующие им трогательные надписи: «Выся» или «Мулька». В таких изображениях раскрывалось своеобразие душевного склада художника, проявлявшего иногда совсем по-детски свое жизнелюбие.

'Изготовление донец', доска расписная. Мазин И.А., 20-е годы XX века
«Изготовление донец», доска расписная. Мазин И.А.,
20-е годы XX века

Посланный в 1935 году из Москвы в помощь городец­ким масте­рам худож­ник И.И.Овеш­ков вдох­нов­лял Ма­зи­на на поиски но­вых сюже­тов. Вско­ре Игна­тий Андрее­вич был выз­ван в Мос­кву для учас­тия в под­го­тов­ке выс­тав­ки «Народ­ного твор­чества». В Мос­кве Игна­тий Ма­зин весьма успеш­но написал пан­но «Красно­армейцы», на кото­ром изобра­зил четы­ре па­ры кон­ников-красно­армей­цев с подня­ты­ми саб­лями. Пан­но бы­ло пред­став­ле­но на выс­тав­ке «На­род­ное твор­чес­тво» в Третья­ков­ской га­ле­рее, а имя мас­тера по­лучи­ло извест­ность. Для той же выставки Мазин выполнил и другие работы: панно «Дети украшают школу», а также несколько небольших досок-панно на разные сюжеты. Все они вошли в коллекцию музея народных художественных ремёсел в городе Загорске (теперь г. Сергиев Посад).

Здесь же, в Москве, Мазин написал одно из лучших своих произведений — панно «Моя жизнь, или жизнь Мазина». Это своеобразная автобиография в картинах. На большой доске, расположенной горизонтально и разделенной на два яруса, он разместил 11 сюжетных клейм, посвятив их росписи различных моментов своей жизни: на одном изобразил себя ещё совсем маленьким, а на другом — уже юношей плывет Мазин на лодке по реке, на третьем — он гуляет на своей первой вечеринке и т.д. Красок в этой картине много, преобладают золотистые и сиренево-голубоватые цвета, удивительно ясные и добрые, и кажется, — это голос доброго человека в такие цвета переплавился и рассказывает, какая интересная и счастливая жизнь у него получилась.