Уже в XVIII веке в искусстве мастеров-резчиков пряничных досок наряду с прежними, мифологическими образами появляются и светские мотивы, навеянные современным городским искусством. На творчество народных художников повлияли яркие и занимательные книжные иллюстрации, лубки, гравюры, многоцветные поливные изразцы — со всем этим мастера могли знакомиться на городских ярмарках, в дворянских усадьбах и богатых купеческих домах.

Особую категорию пряничных досок составляли так называемые «почётные». Их часто вырезали по специальному заказу и служили они для выпечки больших нарядных пряников. В торжественных случаях почётные пряники подносили самым близким и уважаемым людям, а также знатным гостям.

С большим мастерством выполнены две печатные доски XVIII века из коллекции Государственного исторического музея в Москве. Мы считаем, что их замечательный автор — Матвей Ворошин — был городецким мастером. К счастью, опубликована фотография одной из его работ.

На прямоугольной доске вырезан сказочный город-терем: на переднем плане красуются три башни, их островерхие шатры увенчаны двуглавыми орлами с царскими регалиями (тремя коронами над головой, скипетром и державой в лапах); на заднем плане, повыше шатров трёх главных башен виднеются ещё четыре маленьких островерхих шатра с развевающимися над ними флагами. Весь рисунок доски заключён мастером в толстую рамку с резной надписью, гласящей, что сия доска изготовлена Матвеем Ворошиным, по заказу Петра Кудрина 9 апреля 1776 года.

Эту доску Матвея Ворошина исследователи относят к категории «хоромных» (т.е. теремных) почётных досок. Другая работа Ворошина была вырезана им, судя по пояснительной надписи, два года спустя — 5 марта 1778 года. По описаниям историка Ю.С. Черняховской, «в центре её изображение двуглавого орла со знаками царского отличия — скипетром и державой, с короной над головой». По своему оформлению эта работа принадлежит уже к другому виду почётных досок, называемых «орлеными».

Почётные доски с изображением двуглавого царского орла были очень популярны. В государственном историческом музее в Москве хранится печатная доска с очень интересной надписью: «Радуйся, Российский орёл двоеглавый, ты бо еси во всём мире славный!».

Вместо двуглавого орла на почётных досках могут встречаться и изображения царской короны. Вот, например, большая красивая почётная пряничная доска из заведения городчан Бахаревых — она выставлена в экспозиции музея истории художественных промыслов Нижегородской области. Эта работа довольно внушительных размеров — квадрат со сторонами 45 и 44 см, толщина доски 4 см. С неё печатался квадратный пряник, на котором получались изображения обрамлённых ветвями короны, скипетра и державы, внизу стояли инициалы «Н II». По краю доски идёт крупная надпись церковнославянскими буквами: «Славянской фруктовый пряник. Пряничн — и кондитер, заведе. Але. Мак. Бахарева в с. Г.».

Одну из досок Городецкого музея тоже можно отнести к типу почётных досок, точнее, к «орлёному» их виду. Эта прямоугольная доска среднего размера предназначалась для печатания круглого пряника с довольно сложной композицией, в центре которой красовался двуглавый орёл с большой императорской короной, скипетром и державой в лапах. По краю пряника получалась круглая надпись из крупных высоких букв: «Подарок вечно для памяти существует с 1914 г.».

Такая шуточная надпись весьма подходила для украшения сладкого, но недолговечного пряника. Действительно, съесть такой подарок было жалко, ведь на нём были собраны вместе почти все характерные «пряничные» картинки: над двуглавым орлом — букет из крупных листьев, по бокам которого стоят спиной друг к другу два петуха; справа от орла — рог изобилия и стерлядка, слева — пирог и индюк; под лапами орла — большие круглые цветочные бутоны; наконец, в самом низу — сундук с накрытым на нём самоваром, чайником и стаканами!

Пряничная доска
Пряничная доска

Во второй половине XIX века в связи с быстрой ломкой старого патриархального крестьянского быта круг мотивов на пряничных досках значительно расширился. Резчики всё чаще стали украшать свои изделия изображениями разных бытовых предметов. Поскольку пряники были частью застольной церемонии, на печатных досках появились изображения пирогов, кувшинов, ножей и вилок, накрытых столов с самоварами и чайными приборами (или с винными бутылками, штофами и рюмками).

Интересная пряничная форма хранится в частном собрании нашего коллеги, научного сотрудника музея Н.П.Обрядиной. На этой небольшой прямоугольной дощечке в богатом ажурном восьмиугольном обрамлении вырезана рыба (очевидно, стерлядка), по одну сторону от неё — кувшин, а по другую — нож и вилка.

В нашем музее, а также в Нижегородском областном музее есть две очень похожие друг на друга пряничные доски. На них изображены столы, заставленные кувшинами, вазами, большими винными бутылями. Вокруг накрытых столов тянутся гирлянды какой-то снеди, видимо, это пироги.

Встречаются на печатных досках XIX века и такие прозаичные, будничные бытовые вещи, как ветряные мельницы, пушки, замки, часы с цепочкой, сапоги и пр. Так известны две городецкие наборные пряничные доски с изображениями конторских счёт: одна хранится в Городецком музее, другая — в Нижнем Новгороде. Поразительное сходство досок из разных музеев оказалось не случайным — описанные выше доски из областного музея принадлежали когда-то известным городецким пряничникам Беляевым.

Естественно, пряничники обращали внимание на всё новое и необычное. Они стремились привлечь к себе покупателей, прежде всего детей, и потому не могли пройти мимо технических диковинок своего времени. Так появились на досках изображения паровозов и пользовавшихся огромной популярностью волжских пароходов.

Новые бытовые темы в украшении пряничных досок порой недооценивались. Некоторые современники отдавали предпочтение старым зооморфным изображениям. Так «Нижегородские губернские ведомости» в N18 за 1896 год писали: «Прежде рисунки были весьма оригинальны: невиданные звери, птицы, драконы и т.п., теперь обычный рисунок — изображение, конечно, примитивное, какого-либо парохода».