Пьянство на Руси является составной частью культурных традиций, но алкоголизм считается болезнью. У алкоголиков интуитивно отсутствует поведенческая модель «я — трезвенник». Более того, на глубинном уровне эта модель негативно воспринимается и жёнами алкоголиков. Исходя из того, что жизнь оценивается человеком через известные ему ощущения, кураж с морем по колено эмоционально знаком пьющим людям. В большинстве случаев это явление воспринимается с пониманием, даже в оправдательном регистре, а потому известные способы лечения от алкогольной и наркотической зависимости бесперспективны в стратегическом измерении. В российской культуре трезвенников презирают как слабаков и морально ущербных людей. Этот неосознаваемый феномен употребления алкоголя стал глубинным основанием при формировании культуры бытия советского человека.

Старшее поколение помнит, что в стране победившего социализма и уравниловки возникли и эффективно действовали механизмы развитой алкогольной демократии и литрономики. Это особый тип вертикально-горизонтальных отношений между обывателями и руководителями, сетевой социальный маркетинг с универсальной валютой. За бутылку жидкой валюты можно было приобрести то, что запрещалось законами и коммунистическими правилами.

Телевизор существенно повлиял на культурный код россиян, постепенно произошла перекодировка с мифологического «медведь, водка, балалайка» на реальный поведенческий стереотип «баня, водка, телевизор». Никакие экономические программы по переустройству общества обывателей не интересуют, они накормлены ими по горло. Баня во дворе, водка на столе, кураж в телевизоре — полная гуманитарная идиллия, чего не жить, когда жизнь в кайф!

Однако Михаил Горбачёв сломал эту советскую идиллию двумя сюрпризами. Гласность понравилась народу, сбылась вековая мечта о том, что «на каждый роток не накинешь платок». Но трезвость явно не подошла большинству населения, и это решило судьбу реформатора. Горбачёв-трезвенник проиграл пьяному куражу Ельцина, который очень даже пришёлся к российскому двору, чем и подтвердил известное правило: страной может управлять человек с любой ментальной «загогулиной», лишь бы не покушался на святое пьянство. Но Ельцин устал, и от него тоже устали.

Вначале Путин на контрасте с пьяницей воспринялся в народе хоть и настороженно, но в основном позитивно, особенно среди женщин. Только какой-то скучный он был, мог надоесть электорату, жадному до зрелищ. Не знаю, кто подсказал «правильную» логику действий, но он попал точно в яблочко глубинного запроса населения российских городов и весей. Как бы публично осуждённый, но ещё не забытый чекистский кураж лёг целительным бальзамом на сострадательную русскую душу: всех врагов замочим, да и себя попутно разведём, не в деньгах счастье, лишь бы жила страна родная, и нету других забот.

Практика советской номенклатуры возродилась, пропагандисты лепят злобную социальную реальность с помощью информационной пурги. Есть основания считать фактом то, что национальная идея России самоорганизовалась и успешно реализуется в иррациональном алкогольно-телевизионном кураже типа «А нам всё равно!» под руководством признанного вождя. Вся святая Русь куражится над здравомыслием.