Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 1‑й


XIII век… При любом упоминании о нём воображение рисует самые мрачные картины монголо-татарского ига: беспросветно глухая пора… Писать о столетии, которое учёные называют особенно «трудным периодом» русской истории, весьма сложно. И самая трудная задача состоит в воссоздании правдивого, достоверного образа исторической личности.

Несомненно, главным героем XIII века, чьи деяния были высоко оценены современниками и не потускнели с течением времени, является Александр Невский, личность во многих отношениях замечательная — государственный муж, политический и военный стратег Древней Руси.

Мы не знаем, как выглядел Александр Невский: летописи сохранили лишь самые общие черты биографии Александра Ярославича.

О святом князе-воине написаны разнообразные книжные тома. О нём писали историки прошлых веков, наши современники, о нём писали поэты и прозаики.

Образ князя Александра корректировался каждой эпохой на себя, но в основе оставался неизменным. Популярен этот образ и сейчас.

И хотя великого князя владимирского знают в народе больше по фильму Сергея Эйзенштейна, чем по книгам, связанное с ним хрестоматийное выражение «кто с мечом к нам придёт…» известно даже детям. В этом смысле Александру Невскому исторически повезло: его миновала участь глухого забвения, которому оказались преданы многие славные имена России.

По-разному представлен светлый образ великого полководца и его подвигов в художественной литературе глазами потомков, людей XX и XXI столетий.

К тому же Александро-Невская библиотека включает в себя произведения различные и по уровню, и по стилю изложения, возможно, некоторые из них не заслуживают читательского интереса. А есть книги, в которых с каждой страничкой текста образ святого благоверного князя становится всё ближе и ближе.

И в этом ряду заметное место занимает роман Алексея Югова «Александр Невский», ставший частью созданной автором дилогии «Ратоборцы»

Югов описал наиболее сложный и драматический период жизни Александра Невского — начало 50-х годов XIII века: между сыновьями князя Ярослава Всеволодовича произошёл раздел власти, и младший сын Андрей получил от великого хана ярлык на великое владимирское княжение, Александр — ярлык на Киев.

Автор книги концентрирует внимание читателя на основных эпизодах из жизни князя Александра, когда он проявил себя не только как отважный воин, но и как крупный государственный деятель, проницательный политик, глубоко понимающий интересы и нужды своего народа.

Спустя короткое время, Батый лишил князя Андрея ярлыка на владимирский престол, передав его Александру Ярославичу. С тех пор, подчёркивает Алексей Югов, наступили для Владимирского княжества спокойные времена: не было набегов татар, не было кровавых распрей изнутри, и так почти одиннадцать лет.

Только в 1262 году было организовано антиордынское восстание в Северо-Восточной Руси, организатором его автору романа представляется сам великий князь Александр. В романе это описано так:

«— Пора! — сказал Александр.

Восстание поднялось одновременно во множестве городов, от севера до юга. Будто одна исполинская рука разом рванула за тысячеверстную верёвку, привязанную к чугунным, тяжким и давно уже закостенелым языкам медногорных вечевых колоколов. В один день ударил вечевой колокол и на Устюге Великом, и в Угличе, и в Ростове, и в Суздале, и в Ярославле, и в Переславле, и во Владимире, и в Рязани, и в Муроме, и в Нижнем Новгороде».

Такая трактовка действительного факта может показаться странной, но не стоит забывать, что перед нами беллетристическое произведение и в задачу автора, судя по всему, не входило чётко следовать исторической правде.

Нет сомнения лишь в том, что Александр Ярославич прекрасно понимал: восстание может стоить ему не только лишения княжения, но и жизни. К тому же страшная угроза нависла и над его народом. Александр Невский был уверен в том, что коварный хан Берке не упустит такого удачного момента, и отправит в большой поход на Русь своих воинов-кочевников. Потому от первого лица заявляет автор о решении Александра идти навстречу опасности. Собрав богатые дары, он отправляется в ханскую ставку. Сцены, описывающие героического князя-воина, князя-христианина в Орде, пожалуй, самые сильные в романе.

Много раз бывал Ярославич в Орде, но в этот раз он пробыл у татар особенно долго: не поймёшь, то ли он гость почётный, то ли пленник. Многих трудов стоило князю убедить хана сыроядцев не забирать в своё войско русичей.

В Орде Александр Невский сильно занедужил, в своём повествовании Югов использует слух, ходивший по Руси, о том, что князя владимирского отравили в Орде ядом медленным, но верным. Умирать его отпустили домой.

Едва дойдя до родной земли, в предчувствии близкого конца, Александр Ярославич принял иноческий постриг, затем последнюю и высшую степень монашества — великую схиму.

Сценой смерти благоверного князя в городецком Феодоровском монастыре заканчивается роман.

Внимательный читатель сразу заметит слабые стороны этой книги: неточности, несовпадения, неоправданный переход на современный язык и т.д. Но о них забываешь, вспоминая, что главная цель художественного произведения достигнута — есть герой-воитель, спаситель Руси и православия, а это важнее всего…

Автор следующего произведения — человек с богатой биографией. Так же, как и Алексей Кузьмич Югов, Сергей Павлович Мосияш участвовал в Великой Отечественной войне, после демобилизации работал на заводе, шахте, учителем в школе, редактором в издательстве, газете, на телевидении, выйдя на пенсию, стал заниматься литературным трудом.

Его творческий багаж велик — 34 книги общим тиражом 3 миллиона экземпляров. Произведения Сергея Мосияша пользуются популярностью и выдержали несколько переизданий.

Написание серии исторических романов автор начал с книги об Александре Невском.

Читая роман «Александр Невский», постоянно удивляешься, как писатель, не будучи свидетелем захватывающих исторических событий, повествует о них легко и убедительно.

Нам мало известны первые годы детства Александра, но, несомненно, он воспитывался точно так же, как вообще воспитывались юные княжичи в Древней Руси. Они отдавались на воспитание кормилицам из боярского сословия, которые должны были ходить за ними и оберегать.

Отрок Александр получил обширное и всестороннее образование. Он хорошо знал грамоту, математику, географию и астрономию.

Наряду с книжным обучением, в княжьих семьях обращалось большое внимание и на физическое воспитание мальчиков. Получил Александр и хорошую военную подготовку: он виртуозно управлял конём, метко стрелял в цель из лука и уже с детства отличался богатырской силой. С ранних лет княжич Александр сопровождал в походах отца.

А всему этому предшествовал обряд пострижения в воины… В начале романа автор подробно описывает обряд, совершённый над трёхлетним Александром.

Обряд пострижения имел на Руси важное значение, как в семейной, так и в общественной жизни. После княжеского обряда пострига Александра посадили на коня, дали в руки настоящий меч и с этого момента он становится мужем, дальнейшее воспитание мальчика уже доверено мужчинам.

Александр рос серьёзным и добрым ребёнком, он часто ходил в храм, ночью тайно поднимался для молитвы.

С самого детства княжич был одержим жаждой подвига, ему хотелось служить своей Родине, защищать её и, если нужно, отдать свою жизнь во имя высокой цели.

Роман Сергея Мосияша адресован не только взрослым читателям, поэтому, вероятно, автор упростил язык изложения, приблизив его к современной лексике, чтобы неподготовленному читателю было несложно открыть для себя образ святого русского витязя.

Более трудный для восприятия язык имеет широкое историческое полотно писателя Александра Сегеня, хотя содержание первых и последних страниц у данных произведений одинаково. Начинаются они рассказом о счастливых беззаботных детских годах Александра Невского, его становлении, а завершаются рассказом о блестящей победе на Чудском озере.

С романом Александра Юрьевича Сегеня читатели-городчане познакомились в 2002 году, он был опубликован в шестом номере путеводителя русской литературы «Роман-журнал. XXI век» под названием «Солнце земли русской», позже произведение получит название «Александр Невский».

Писатель Сегень, используя огромный документальный материал, сумел воссоздать сложную историческую эпоху, богатую событиями и характерами.

Автор романов и повестей на современные темы, публицист, кинодраматург, Александр Сегень «под влиянием знакомства со Львом Николаевичем Гумилёвым сочинил роман “Евпраксия и рыцарь Христа” и далее не раз обращался к написанию романов, действия которых разворачиваются в разные исторические эпохи.

Многое в романе «Александр Невский» традиционно пересказывает факты, известные из летописей и книг историков. При этом аккуратно вводятся сведения, которые не мешает осмыслить посерьёзнее.

В год монгольского похода Батыя молодой князь Александр сидел в Новгороде принятым воеводой. Но с татарами он драться не стал, поняв, что монгольское нашествие, сколь бы губительным и разорительным ни были его последствия, — это всё же не оккупация. Для монголов война с Русью была кавалерийским рейдом ради добычи, после чего они возвращались в степи.

Немцы же и прочие носители «западной цивилизации» стремились либо насильно окатоличить русское население, либо его уничтожить. Всех не согласившихся добровольно подчиняться немецким крестоносцам и шведским захватчикам, всех сопротивлявшихся истребляли тут же, на месте. Не щадили никого: ни женщин, ни стариков, ни детей…

Ужасающ натурализм рассказа о том, как немцы жестоко казнили защитников Изборска — отрезали подбородок вместе с бородой, потом долго переламывали ноги и руки, прежде чем убить.

Автору романа веришь, забывая, что это художественное произведение, основа которого — вымысел. Кажется, что всё в жизни происходило именно так, как описано в книге: такие слова произносили герои, такие поступки совершали. Убедительно и описание сражений.

Например, той знаменитой битвы со шведами, ставшей впоследствии известной как Невская, которую Александр выиграл фактически силами собственной небольшой дружины и немногочисленных новгородских ополченцев. Князю было тогда всего лишь 20 лет. Новгородцы даже не отблагодарили его за своё спасение, и в том же 1240 году удалили Александра. Боярам показалось, что молодой князь слишком активно начинает вмешиваться в дела Новгородской республики. Впрочем, уже через год, когда немцы повели на Новгород новое наступление, те же бояре были вынуждены снова пригласить Александра, без военного гения которого не знали, как выстоять. Александр не помнил зла, вернулся, отбил немцев и разгромил крестоносцев, он никак не хотел мириться с потерей выхода к Балтике, потому и возникло его противостояние с Тевтонским орденом.

Будучи отроком, он хорошо запомнил, как его отец в походе против рыцарей заманил немцев и пустил их под лёд. Александр Ярославич мечтал повторить отцовскую хитрость в своей собственной битве. Так что погибель рыцарей подо льдом Чудского озера не была счастливой случайностью. Юный военачальник всё продумал так, чтобы в случае победы в центральной части сражения можно было окружить немецкое войско и заставить его двинуться к югу, где Чудское озеро перетекает в Псковское, и где лёд тоньше. Так представляет нам Александр Сегень грандиозную битву, вошедшую во все учебники военного искусства под названием «Ледовое побоище»…

Сорок три года Александр Невский был земным заступником Земли Русской, и вот уже семьсот пятьдесят лет является нашим небесным покровителем.

Имя Александра Невского служит ярким символом России, интерес к его личности никогда не потускнеет, и на литературном небосклоне постоянно будут проявляться новые звёзды — произведения, прославляющие образ великого русича, бесстрашного воина и победоносного военачальника.

Библиография

• Борисов Н.С. Предисловие // За Землю Русскую. Век XIII. — М.: Молодая гвардия, 1983. С. 9–18.
• Куцаева Н.Г. Святой благоверный великий князь Александр Невский. — Минск: Белорусская Православная Церковь, 2008.
• Мосияш С. Александр Невский: исторический роман. — Л.: Детская литература, 1982.
• Сегень А. Солнце земли русской: роман // Роман-журнал. XXI век. — 2002. № 6. С. 8–81.
• Югов А. Александр Невский: роман // За Землю Русскую. Век XIII. — М.: Молодая гвардия, 1983. С. 19–368.