Доктором экономики быть тяжело и больше не хочется. Лучше возглавить русское географическое общество, а ещё лучше — историческое, в частности военно-историческое. Разочарованный президент-экономист на глазах превращается в президента-историка. А это ничего хорошего обычно не предвещает.

Когда президент — историк, разговоры про удвоение, рост ВВП по ППС, налогообложение, индексы и рейтинги сменяются разговорами про то, кто кого и когда в прошлом обидел и облагодетельствовал, правильно ли проходит граница, какова историческая судьба и предназначение этносов и в чём преимущества национального духа, где чья историческая родина и древняя столица, и кто кого крестил, и какой битвы юбилей в этом году, и достойны ли мы славы одержавших её предков.

Говорят, Президент активно восполняет пробелы в историческом знании, читает по пятьдесят исторических книг в год — это по штуке в неделю. И вряд ли читает их на английском. А, как заметил мимоходом коллега, если он читает их по-русски — это чистый ужас. Хорошо ведь, если по-русски наберётся полсотни приемлемых современных книг по истории.

Развитые страны отличаются от не слишком развитых среди прочего тем, что избирают в главы государств и правительств — экономистов, а не историков, богословов или военных. Вернее, так: в развитых странах ожидают, чтобы избранный президент или премьер — кто бы ни был, хоть пастор, хоть актёр — работал экономистом, в не очень развитых — чтобы работал историком, этнографом, литературоведом, кинокритиком.

Следующий шаг — президент моралист, богослов, языковед, толкователь звёздного неба на стыке дисциплин. Бывали ведь и такие, да и у нас уже началось. Министр иностранных дел, когда-то светский жизнерадостный человек сообщает, что Россию меньше любят за то, что она возвращается к православию. Ясно же, что нынешние международные конфликты от разногласий, на каком хлебе служить Евхаристию — пресном или квасном. А экономические трудности от непонимания спора о природе исхождения Святого Духа. Наладится же всё, когда Россия, проходя через тропик Козерога, окажется в доме Юпитера. Или если вдруг экономист снова станет президентом.